Куббель Л.Е. Страна золота - века, культуры, государства



  • разное
  • doc
  • 1.31 МБ
  • скачан 53 раза
  • добавлен 25.11.2010

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Ордена Трудового Красного Знамени

Институт востоковедения

«По следам исчезнувших культур Востока»

Серия основана в 1961 году

Л. Е. Куббель

«СТРАНА ЗОЛОТА» -

века, культуры, государства

2- е издание, переработанное и дополненное

Москва

«НАУКА»

Главная редакция восточной литературы

1990

Редакционная коллегия

К.З. А шрафян, Г. М. Бауэр, Г. М. Бонгард-Левин (председатель),

Р. В. Вяткин, Э.А. Грантовский, И.М. Дьяконов. И.С. Клочков (ответственный секретарь), С.С. Цельникер

Издание подготовлено Е.Н. МЯЧИНОЙ Рецензент С. Я. КОЗЛОВ

Утверждено к печати редколлегией серии «По следам исчезнувших культур Востока»

Куббель Л.Е.

К 88 «Страна золота» — века, культуры, государства. — 2-е изд., перераб. и доп. — Предисл. Н.М. Гиренко. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990, — 239 с.: ил. — (По следам исчезнувших культур Востока)

I5ВN 5-02-016730-4

Книга посвящена истории цивилизаций, созданных африканскими народами в средние века в Западном Судане. С первой половины 1 тысячелетия здесь сменяли друг друга богатые и могущественные государства — Гана, Текрур, Мали, Сонгай... До открытия Америки золото Судана было одним из главных двигателей мировой торговли. В долинах Нигера и Сенегала, на южных окраинах Сахары существовали крупные города, развитое ремесленное производство, шла оживленная духовная жизнь.

ББК 63.3(6)

©Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1990

Несколько слов об авторе этой книги

Предлагаемая читателю книга впервые увидела свет в 1966 г. в серии «По следам исчезнувших культур Востока». Она имеет свое предисловие и по своему характеру не нуждается в дополнительных комментариях. После 1966 г. автор в научных статьях разработал более подробно многие сюжеты, лишь упомянутые в этой книге, выпустил крупную монографию, посвященную государству Сонгай, после крушения которого в Западном Судане, как и в целом в Африке южнее Сахары, начинает утверждаться новая историческая эпоха — колониальное общество. Несмотря на значительный срок, прошедший после выхода первого издания, эта книга не утратила значения. В свое время она привлекла интерес многих людей к средневековой истории африканского континента, и ее повторное, дополненное издание, несомненно, послужит новым стимулом роста внимания к исследованию прошлого Африки, ее роли во всемирной истории.

Как и любое творение человека, книга всегда хранит и отражение образа ее создателя. Зная автора, мы несколько иначе, чем незнакомые с ним люди, воспринимаем ее текст, особенно если речь идет об изложении исторических событий. Это изложение имеет, безусловно, личностную окраску, отражает не только описываемую эпоху, но и время, в котором жил сам историк. Л.Е. Куббель, много сделавший в такой сложной области исследований, как источниковедение африканской истории, был хорошо знаком с этим явлением. Поэтому хочется, чтобы читатель этой книги имел бы некоторое представление об образе ее автора, создавшего ее двадцать лет тому назад и совсем немного не дожившего до ее переиздания.

В конце ноября 1988 г. многие сотрудники Ленинградской части Института этнографии АН СССР, и в особенности африканисты, начинали свой рабочий день с вопроса: Куббель не появлялся? Конец года; всех волнуют планы на будущее. И все знают, что должен появиться приехавший в командировку Л.Е. Куббель — крупнейший авторитет в африканистике и специалист, способный дать профессиональную консультацию по вопросам всемирной истории, философии, теории и истории этнографии, наконец, просто умный и порядочный человек, с которым приятно и полезно посоветоваться. Роль безотказного консультанта, конечно, отнимала много времени, столь ценного в командировке, и Л.Е. Куббель иногда скрывался в «научном подполье» — в библиотеках, где приставать с расспросами не принято. Однако по складу характера он не мог оставить коллег без удовольствия появляясь в институте. Точнее, сначала, как правило, «появлялся» знаменитый веселый и по-юношески задорный смех крупнейшего специалиста, и только потом возникал он сам с поцелуями старым друзьям, улыбкой коллегам, рукопожатиями, готовый отдать себя расспросам на любые темы — от международной и внутренней политики до последних новшеств в редакционно-иэдательской деятельности московских учреждений. Так было и на этот раз. Снова слышали мы на институтской лестнице «львиный» смех, а вслед за ним встречали пританцовывающего и покачивающегося с ноги на ногу веселого, бодрого, слегка стеснительного от внимания к нему, Льва Евгеньевича Куббеля, славно отдохнувшего недавно, по его заявлению, в одной из московских больниц. Снова начались серьезные разговоры, перемежающиеся житейскими байками. Беседы продолжались и до вечера 22 ноября. Часть консультаций относительно возможности привлечения известного всем доктора наук к рецензированию, оппонированию, редактированию и пр. была перенесена на следующий день. Но 23 ноября входящие в институт уже встречались с веселыми глазами Л.Е. Куббеля на траурной фотографии с датами: 1929—1988.

Здесь, в Ленинграде, в 1957 г., после окончания Ленинградского университета и непродолжительного периода работы в "Резинпроекте", Л.Е. Куббель начал свою научную деятельность и десять лет работал в секторе Африки над арабскими источниками по истории континента. В 1966 г. он переехал на работу в Москву, но всегда поддерживал тесные связи с родным городом. Через 23 года судьба распорядилась так, что на ленинградских коллег и друзей легла скорбная честь проводить доктора исторических наук Л.Е. Куббеля из зала Африки в его последний путь. Такова последняя страница жизни автора книги, о котором будет написано еще немало.

Он — лирик, увлеченный романтикой путешествий, тайнами средневековой арабистики, азартом исторического исследования. Но он же — и строгий, подчас сухой в научных построениях исследователь, который мог говорить о параллелях в социальной истории и корпускулярно-волновой теории света. Можно утверждать, что главным объектом его научного интереса были средневековые государства Западного Судана, и отчасти это справедливо, так как по этому предмету были защищены и докторская, и кандидатская его диссертации. Тем не менее такое утверждение — упрощение. Множество работ автора этой книги посвящено проблемам общей этнографии, истории первобытного общества, методологии и истории науки. В восьмидесятые годы он начинает интенсивно разрабатывать в своих статьях совершенно новое направление, не укладывающееся в какие-либо региональные рамки, — переходит к исследованию потестарно-политической культуры.на широком сравнительно-историческом материале. За день до своей кончины он уже одаривал друзей солидной монографией по этой теме и с увлечением рассказывал о новой проблеме, которой намеревается заняться в ближайшее время.

По энциклопедичности знаний, будучи нашим современником во всем, он близок крупным ученым прошлого и усвоил много черт от своего учителя в африканистике, члена-корреспондента АН СССР Дмитрия Алексеевича Ольдерогге. По характеру анализа материала, предмету и методам исследования он, несомненно, ученый нового поколения. Такое сочетание встречается редко, тем более когда оно соединено с добрым и отзывчивым сердцем. Вероятно, поэтому огромная часть времени Л.Е. Куббеля уходила на постоянные консультации, обширную редакционно-издательскую работу в журнале «Советская этнография» и других издательствах. Им самим опубликован не один десяток рецензий на книги советских и зарубежных ученых, благо основными европейскими языками он свободно владел с ранних лет. Предисловиями, послесловиями, комментариями он представил советскому читателю многих путешественников и исследователей — классиков истории и этнографии, что само по себе является важным вкладом в развитие отечественной науки.

Особо следует сказать об отношении Л.Е. Куббеля к так называемым популярным изданиям. Такие издания и строго научные труды всегда были для него  важными  и  взаимодополняющими областями знания истории, неспособными   к   нормальному   развитию   одно   без   другого.   С   таким пониманием этого сочетания согласятся многие, но, осознавая всю сложность соединения    этих   двух   видов   деятельности,   большинство   предпочтут остановиться на чем-нибудь одном— либо исследовании, либо популяризации.  Мало  кому дано удивительное счастье, оборачивающееся каждодневным  тяжелым  трудом,  сочетать  в себе увлеченность исследователя историей и вкус к ее популяризации. Этим счастливым талантом сполна обладал   Л.Е. Куббель.   Его   популярные   работы,   как   и   предлагаемая читателю, отражают уровень знаний, достигнутый к этому времени «строгой» наукой, мировые достижения в данной  области. Сколь бы легко они ни читались, сколь бы ни была увлекательна форма, это всегда пропаганда действительно научных идей, и в этом смысле — без скидок на жанр или специфику аудитории. На страницах книги читатель найдет кредо самого автора:   «историю   нельзя   ни  улучшать,   ни  ухудшать;   всякая   попытка приукрасить ее, пусть даже из самых лучших побуждений, ведет к искажению действительной картины». Тем не менее, к сожалению, у Л.Е. Куббеля было слишком мало времени для создания таких публикаций. Поэтому, упоминая научно-популярные работы этого большого ученого, можно говорить скорее о его отношении к этому виду работы, о его далеко не реализованных возможностях, о гражданской позиции. Всю творческую жизнь Л.Е. Куббеля определяли стремление к созданию действительной картины исторического процесса,   жажда  познакомить людей   как  с результатами собственного научного поиска, так и с вкладом в развитие науки других исследователей прошлого   и   современности.   Такая   позиция   служила   ему   постоянным источником оптимизма, которым Л.Е. Куббель в своих работах, в научной деятельности, просто в жизни щедро делился со всеми, делился даже тогда, когда самому было больно от недугов, производственных или житейских неурядиц. Поэтому статьи и книги, все то, что успел сделать в жизни этот ученый, еще долго будут служить науке и людям.

Н. М. Гиренко

Вместо предисловия

Читателю этой книги предстоит путешествие через несколько тысячелетий и через огромные пространства той части Африканского континента, которая носит название Западного Судана. И это время, и это пространство населяли многие поколения людей. Они создали высокоразвитые культуры, великолепно освоив окружавшую их природную среду, оставили нам немало следов своего нелегкого и славного прошлого. Но только сравнительно недавно человечество смогло познакомиться с этими достижениями и оценить их по достоинству.

Те из наших современников, кто встретил 60-е годы уже достаточно взрослым человеком, вероятно, помнят тот настоящий «информационный взрыв», который произошел в это время, обрушив на советских читателей небывалую до того массу сведений об Африке, о ее народах, их истории и культуре. И немудрено: в сознании всего мира 1960 г. запечатлелся как «год Африки». На месте огромных «пятен», окрашенных в цвета Великобритании, Франции, Италии (мои сверстники еще помнят эти цвета — зеленый, фиолетово-розовый, серый) и покрывавших почти всю карту Африки, появились разноцветные многоугольники территорий независимых африканских государств. И интерес наших людей к этим государствам возрастал настолько стремительно, что книги об Африке в ту пору на прилавках не залеживались.

Тогдашний африканский книжный «бум» в нашей стране обнаружил довольно естественное в общем обстоятельство. Если широкий круг читателей более или менее представлял себе главные черты истории Африки после 1945 г., перипетии национально-освободительной борьбы народов тогдашних колоний, то о более далеком прошлом континента, особенно до той эпохи, когда на его землю одна за другой стали высаживаться европейские географические экспедиции, знал только очень узкий в то время в Советском Союзе круг специалистов. А между тем история африканских народов до этого времени, т.е., грубо говоря, до рубежа XVIII и XIX вв., сама по себе заслуживала внимания и уважения, а к тому же была просто интересной, подчас — захватывающе интересной. И одной из самых увлекательных ее страниц была как раз история Западного Судана.

Задолго до  появления европейцев  на  берегах Западной Африки   у   народов   этого   обширного   региона   сложились крупные политические образования, существовали большие процветающие города с их шумными рынками, мастерскими ремесленников, храмами. Слава древних держав Западного Судана, сменявших друг друга на протяжении более тысячелетия,  — Ганы,     Мали,  Сонгай, если  говорить только о   самых   могущественных,   созданных   и   успешно   управлявшихся самими африканцами без какого бы то ни было вмешательства извне, распространилась далеко за пределы Африканского  материка.   В  огромных торговых  и  ремесленных  городах  Ближнего  Востока,  в  шумных средиземноморских  портах   Южной   Европы  —  словом,  везде,  где встречались   люди,   причастные   к   торговле,   шла   молва о   несметных  богатствах   африканских   правителей,  об  их военной мощи, об их щедрости и благородстве.

В устах арабского купца из Каира или Багдада, европейца из Барселоны или Генуи за обширными и малоизвестными (а потому и особенно манящими к себе) западноафриканскими областями надолго за крепилось название «Страна золота». Ведь в средние века именно из Африки получали страны Средиземноморья львиную долю того золота, которое они использовали. И так продолжалось до начала XVI в., когда открытие Америки привело к притоку в Европу небывалых дотоле масс драгоценных металлов.

Такое же название — «Страна золота» — получил и краткий очерк средневековой истории Западного Судана, увидевший свет почти четверть века назад, в 1966 г. Оглядываясь назад, можно с достаточным основанием сказать, что эта небольшая книга в целом более или менее полно отражала наши знания об африканском средневековье в тот период и тогдашние наши представления о ходе исторического процесса вообще.

Но за годы, прошедшие со времени появления «Страны золота» в печати, очень многое изменилось в науке. Стремительно росли наши знания о прошлом Африки в доколониальное время, в период, предшествовавший массовой европейской работорговле XVI—XIX вв. Многие представления, казавшиеся в начале 60-х годов бесспорными, безнадежно устарели. Не обошлось без перемен и в нашем понимании того, насколько разнообразен по своим местным формам мог быть единый с общеисторической точки зрения процесс перехода от доклассового общества к классовому.

По мере того как накапливались эти изменения, становилось очевидным и другое. И зарубежные и наши исследователи, в том числе и автор этих строк, на слишком многое в средневековой Западной Африке смотрели сквозь призму золотой торговли. В конечном счете это был вольный или невольный, но достаточно последовательный, хоть и не всегда осознававшийся, евроцентристский подход к африканской истории. Но в странах Западной Африки жили сотни тысяч людей. И огромное большинство их не принимали прямого участия в торговле золотом. Они просто возделывали землю, разводили скот, строили дома, воспитывали детей. И хотя торговля золотом и оказывала огромное влияние на всю историю Западной Африки, но делали-то эту историю как раз те, кто к золоту и торговле имел очень косвенное отношение. И история в конечном счете принадлежала им, этим простым людям: земледельцам, пастухам, рыбакам, ремесленникам. А сейчас их отдаленные потомки, граждане государств Западной Африки, с полным правом могут гордиться делами своих предков.

И все яснее становилось, что книга 1966 г. нуждается в решительной переделке. Следовало по-новому взглянуть на многие, тогда казавшиеся окончательно установленными факты и события, расширить хронологические и территориальные рамки повествования, более органично «вписать» 'великие суданские державы в исторический контекст — и африканский, и общемировой, наконец, просто учесть достижения отечественных и зарубежных ученых в исследовании суданского средневековья за истекшие годы. Кроме того, казалось полезным дать читателю возможность познакомиться хотя бы с некоторыми из основных работ по истории западной части Африканского континента.

Итогом   всех   этих   раздумий   и   соображений   и   стала предлагаемая вниманию читателей книга.

Немного географии

Общества, о которых здесь пойдет речь, складывались и вырастали на бескрайних просторах Западного Судана. Эта географическая область на севере ограничена Сахарой, а на юге — тропическими лесами, прилегающими к побережью Гвинейского залива. Их владения простирались от Атлантического океана на западе до плато Аир в Центральной Сахаре — на востоке.

На огромном протяжении равнин, занимающих большую часть региона, тянется саванна — степь, покрытая травой высотой в два—два с половиной метра. Эта трава настолько густа, что человека, отступившего с дороги на шаг или на два, чтобы пропустить проходящую изредка машину, невозможно в ней увидеть. Посреди травы то тут, то там возвышаются отдельные деревья. В сухое время года саванна представляет довольно безотрадное зрелище. Унылый серо-желтый цвет господствует в пейзаже; только кое-где однообразие нарушают пятна выгоревших участков с глиняными муравейниками в виде огромных грибов. Такому муравейнику не страшны ни пожар, ни дождливый сезон, ни звери; высохшая глина по прочности не уступает камню, кирка отскакивает от ее поверхности.

Зато в дождливый сезон вся саванна зацветает бесчисленными оттенками зеленого цвета. Трава растет так быстро и так густо, что уже через неделю после первого дождя трудно бывает узнать места, по которым ты до этого проезжал множество раз.

Чем дальше на север, тем больше скудеет растительность — ниже становятся деревья, появляются колючие засухоустойчивые кустарники, редеет трава. Эта часть саванны — сухая саванна — еще сотни лет назад получила название «Сахель».   Это   арабское   слово   означает   «берег»,   в   данном случае — «берег пустыни».  А за  Сахелем, который начинается примерно с  13-го градуса северной широты, лежит уже   настоящая   пустыня,   причем   пустыня   очень   разная. Мы  привыкли  в своих  представлениях связывать с этим словом   безграничное   пространство   песков.   Но   как   раз в Сахаре большую часть поверхности занимают каменистые участки.   Это   могут   быть   скальные   выходы   на   поверхность, могут быть тянущиеся на десятки и сотни километров равнины, покрытые галькой или же камнями разного размера, и каждая такая разновидность пустынного ландшафта носит особое название, отличающее ее и от других видов каменистой пустыни, и от пустыни песчаной, которая, в свою очередь, тоже бывает разная. Так что не случайно центральные   районы   современной   Мавритании,   сохраняющие для нас остатки древнейших африканских культур — предшественниц   первого   из   великих   раннеполитических организмов суданского средневековья, Древней Ганы, «страны   золота»   арабских   географов   и   историков,   —   носит арабское   название   Траб-эль-Хаджра,   «каменная   земля». Чередования лета и зимы в нашем понимании Западный Судан   не   знает:    весь   год   температура   во   внутренних областях его держится около 21  градуса тепла, а на побережье — и того выше, 25—27 градусов.  Вместо наших времен года  во  внутренних частях  Судана,  т.е.  в Сахеле и в саванне (а нас сейчас будут интересовать почти исключительно они), — сухой и дождливый сезоны. С декабря по май дуют пассатные ветры, несущие сухой горячий воздух из Сахары; самое жаркое время года приходится в зависимости  от  местности  на  март  или  на  апрель.   А  в июне начинаются дожди и продолжаются они до ноября; максимум   осадков   выпадает   в    конце   августа   —   сентябре. Впрочем,  и  продолжительность дождливого времени, и количество выпадающей влаги зависят от географического расположения   той   или   иной   местности.   Например,  если на   востоке   Гвинейской   Республики,   в   Верхней   Гвинее, около   10-го  градуса  северной  широты, дождливый сезон длится три-четыре месяца и за это время выпадает примерно 1000 мм дождя, то в городе Томбукту, расположенном на самой границе Сахары, на 17-м градусе северной широты, дожди идут всего месяца полтора, редко два и выпадает их   в   четыре   раза   меньше  —  около  250  мм.   И  все  же в   полосе,   прилегающей   к  пустыне,   при  высоких  среднегодовых "к среднемесячных цифрах температура в течение суток колеблется очень сильно. В том же Томбукту в декабре и январе ночью бывает не выше 6—8 градусов тепла, а в самой пустыне, бывает, падает и ниже нуля.

Западный Судан не слишком богат реками. Тем большее  значение  для  жизни  населявших  его народов всегда имела третья по величине река Африканского континента — Нигер.  Он всегда служил самой надежной связью между всеми внутренними областями Судана. Правда, пороги ниже современного  малийского города Бамако  и возле города Буса в Нигерии делят его на три участка, между которыми невозможно прямое судоходное сообщение. Но на каждом из этих отрезков река испокон веков использовалась как важнейший торговый путь.

Об этом торговом пути хорошо знали за тысячи километров от Судана — знали о его существовании, о расположенных на его берегах торговых городах.  Но до самого XIX в. не  было  известно  в  Европе  ни в  каком направлении  — на  восток   или   на   запад   —  он  течет,  ни   куда  впадает, образует ли самостоятельную речную систему или входит в  число  притоков  таких  рек,   как  Сенегал  и  даже   Нил. История   «поисков»   Нигера,   его   исследования   —   одна из самых захватывающих и драматичных страниц развития географических знаний, заслуживающая особого рассказа. Но  люди,   жившие   вдоль   течения   реки,  с  незапамятных времен   использовали  ее   в  своей   хозяйственной  деятельности.  И вполне естественно, что с долиной Нигера оказалась тесно связана история и главных городских центров, и  всех   крупных  политических  организмов  западносуданского средневековья, особенно таких, как Мали и Сонгай. Начинаясь на плато Фута-Джаллон в северо-западной части современной Гвинейской Республики, Нигер сначала течет на   северо-восток.   До   малийского   города   Мопти   почти параллельно Нигеру на протяжении нескольких сотен километров  течет  главный  из его правых притоков — Бани. Здесь расположена так называемая внутренняя (или средняя) дельта Нигера: широкая низменная равнина, пересеченная множеством речных рукавов и проток. В дождливый сезон уровень  воды  поднимается  больше  чем  на  пять  метров, и   вся   внутренняя   дельта   превращается   как   бы   в   одно громадное озеро, над которым возвышаются лишь отдельные селения и группы деревьев на вершинах холмов, не затопляемых  половодьем.   Сообщение  между  деревнями  в  это время года возможно только на лодках.

Вода стоит высоко с июля до декабря, потом начинает спадать. И на заливные луга, с которых она сошла, выгоняют пастись многочисленные стада коров, принадлежащие народу фульбе, который составляет основное население области Масина, прилегающей к внутренней дельте. Народ этот сыграл немалую роль в истории Западного Судана, неизменным и активным участником которой он был на протяжении почти тысячелетия. Нам еще не раз с ним придется встретиться на страницах этой книги.

После озер Дебо и Фагибин Нигер снова течет единым руслом. За городом Томбукту река постепенно меняет свое направление на восточное, а у Бурема круто поворачивает к юго-востоку. Уже на территории Нигерии, после впадения крупнейшего своего притока, реки Бенуэ, Нигер последний раз меняет направление течения — на этот раз на южное — и впадает в Гвинейский залив.

Все главные города Западного Судана: Дженне, Гао, Томбукту — возникли на берегах Нигера или его притоков. Прибрежные области издавна были важнейшим районом земледелия. С древнейших времен происходил на берегах Нигера обмен между кочевым скотоводческим населением Сахары и оседлыми земледельцами Сахеля и саванны. Ведь когда-то Сахара вовсе не была пустыней. По ее территории протекали многоводные реки, впадавшие в большие озера; здесь жили довольно многочисленные племена скотоводов и охотников. Об их жизни рассказывают тысячи наскальных изображений, которые разбросаны по всему огромному пространству Сахары. История открытия и изучения тех из них, что находятся на плато Тассили-н-Аджжер в алжирской части пустыни, составила содержание книги французского археолога и этнолога Анри Лота — книга эта читается как увлекательнейший роман[1]. Но обитатели будущей пустыни вовсе не ограничивались охотой и скотоводством. Археологические исследования, в особенности в западной части прилегающих к Сахаре сахельских районов современной Мавритании, обнаружили немало следов земледельческого хозяйства. Раскопки последних двух с половиной десятилетий позволяют нам по-новому взглянуть и на состав древнего населения этих районов, и на их взаимоотношения друг с другом. К тому же они еще раз показали, что хотя большая часть Мавритании, строго говоря, не относится к Западному Судану, однако же исторические судьбы ее обитателей всегда были неразрывно связаны с прошлым собственно суданских   народов.   Существовала   определенная  хозяйственно-культурная общность, которая лишь постепенно разрушалась по  мере все усиливавшегося  высыхания  климата региона. Со временем иссякали реки, высыхали озера и колодцы, оскудевал животный мир. К естественным причинам наступления пустыни добавлялись порой и создаваемые деятельностью человека: слишком многочисленные стада вытаптывали растительность, открывая дорогу пескам, неподвижные раньше пески освобождало и многовековое использование все   более    редких   деревьев   и   кустарников   в   качестве топлива.  С  этим население Сахары во все возрастающих масштабах сталкивается и в наши дни. Конечно, в интересующую  нас  в  этой   книге эпоху такое антропогенное, т.е.  созданное деятельностью людей, воздействие ощущалось   не   в   пример   слабее,   чем   сегодня.   Но   начало   его уходит   далеко   в   глубину   веков,   хотя   тогда,   конечно, главную  роль  в  исчезновении «зеленой Сахары» сыграли природные факторы.

Людям приходилось шаг за шагом отступать на окраины пустыни, к северу и к югу. На месте возделанных полей появлялась безводная сухая степь со скудной растительностью, место пастбищ занимали полностью опустыненные каменистые или песчаные пространства. Рождалась величайшая пустыня мира — Сахара, какой мы ее сегодня знаем.

Но даже появление пустыни на месте некогда плодородных степных просторов не смогло прекратить общение между людьми, оказавшимися в конце концов по разные ее стороны. Да к тому же высыхание климата было процессом долгим. Оно заняло по меньшей мере два с половиной тысячелетия, и человек, действуя методом проб и ошибок, сумел приспособиться к неблагоприятным переменам.

Связи между Северной Африкой и Суданом продолжали существовать. Конечно, преодолевать пустыню было очень нелегко   и   непросто.   И   все   же   обмен   между   кочевыми и  оседлыми  народами  на  окраинах  пустыни  никогда  не прерывался надолго. А когда в начале I тысячелетия н.э. римлянами были ввезены в их североафриканские провинции верблюды, доставленные с Ближнего Востока, это намного  облегчило такой  обмен.   Именно  верблюд сделал возможным переход большого торгового каравана из Северной Африки в Западный Судан и обратно. И люди не замедлили воспользоваться новыми возможностями.

Кто рассказывает нам о средневековом Судане

Шли века. Контактов между Северной Африкой и Африкой Западной не могли разрушить никакие политические или военные перемены— а их было очень много — по обеим сторонам Сахары. С Суданом торговали карфагеняне, их сменили римляне, после распада Римской империи торговля перешла в руки купцов бывших римских провинций на южном берегу Средиземного моря. И наконец, в середине VII в. в Северной Африке появились арабские завоеватели. Вот с этого времени у нас возникает возможность получить хоть сколько-нибудь достоверные, т.е. поддающиеся проверке, сведения о странах и народах Западного Судана, основанные прямо или косвенно на свидетельствах очевидцев, людей, побывавших в этой части Африканского континента и общавшихся с ее обитателями.

Но это вовсе не означает, что до появления таких свидетельств не существовало других источников, по которым мы, люди конца XX в., можем составить себе представление о прошлом суданских народов.

Любой современный народ, особенно более или менее крупный, не мог возникнуть сразу. Он складывался веками из разных, часто очень и очень разных, небольших этнических объединений. Каждая такая группа приносила свою частичку в облик нового, более крупного объединения — облик социальный, культурный, антропологический. И нередко мы обнаруживаем у современных людей те или иные черты, восходящие к их предкам, жившим за много столетий до нашего времени. А главное — предки эти неизбежно оставляли после себя следы, материальные и нематериальные, вещественные памятники и историческую память народа, запечатленную в его    преданиях.

Западная Африка не была в этом отношении исключением. Правда, когда четверть века назад писалась «Страна золота», автор вполне однозначно соотнес начало появления достоверных сообщений о средневековом Судане только с появлением на Севере континента арабов, все дальше и дальше на запад продвигавших границы «области ислама». И тогда это было оправданно: материальные памятники исторического прошлого Западного Судана были изучены совершенно недостаточно, серьезное археологическое изучение этого прошлого, по существу, только начиналось, да и сейчас остается сделать во много раз больше, чем уже было сделано. И историческое предание изучалось лишь отрывочно, без должной планомерности, и велись тогда эти работы с явно недостаточным размахом. Все это нисколько не умаляет заслуг тех ученых, которые занимались археологическими и фольклористическими исследованиями в Судане еще в 40-е и 50-е годы нашего столетия и даже раньше. Но общая картина изученности истории региона и его народов была именно такой: неполной, фрагментарной.

Однако с того времени многое переменилось в Африке. С возникновением на месте бывших колоний независимых государств стремительно рос интерес к подлинной, а не искаженной картине прошлого народов континента. Были разработаны крупномасштабные проекты исторических исследований, самыми крупными из которых стали восьмитомная «Всеобщая история Африки», издаваемая ЮНЕСКО, и «Кембриджская история Африки», тоже состоящая из восьми томов. Но и помимо этого в Западной Африке работали и работают в наши дни сотни африканских, французских, американских, польских и других археологов и специалистов по записи и изучению устного исторического предания. И результаты их нелегкого труда делают наши сегодняшние знания несравненно более богатыми и полными, так что сейчас уже нельзя было бы сказать, как в 60-е годы, что-де археологические материалы, например, занимают среди исторических источников, рассказывающих нам о средневековом Западном Судане, последнее по важности место.

Конечно, археологические исследования сопряжены здесь с определенными, специфичными, по существу, для всей Тропической Африки, трудностями. Прежде всего — потому что климатические условия Судана очень неблагоприятны для сохранения вещественных памятников прошедших времен. В   дождливые   сезоны   все   органические   остатки   быстро сгнивают, жилища и другие постройки,  которые в Западной  Африке возводят из дерева, глины и соломы, разрушаются. Невредимыми остаются лишь сооружения из обожженного   кирпича   —  а  их   здесь  очень  и очень немного, они скорее редкое исключение, — керамические и стеклянные изделия, иногда изделия из металла. Но даже с такими ограничениями все эти находки имеют первостепенное научное   значение.   А   в   то   же   время   в   сухих   районах Сахеля сохранность органических материалов иногда оказывается гораздо лучшей. Так произошло, например, на территории нынешней Мавритании, в таких ее областях, как   Адрар,   Тагант,   Ход.   Результаты   проводившихся   здесь  раскопок, как уже говорилось, открыли совершенно новые, во многом неожиданные, перспективы для историков западносуданского средневековья. И нам еще предстоит поговорить об этих раскопках более подробно.

Заметно расширились и возможности использования исторического предания. Большинство народов Западного Судана не создали  письменности для своих языков, и только немногие из них использовали слегка видоизмененное арабское письмо. Но вместо письменных памятников эти народы сберегли богатейшие сокровища устных рассказов о своем прошлом, о деяниях своих предков, о происхождении обычаев и традиций. Эти рассказы тщательно сохраняли специальные сказители, занимавшие видное место в обществе. Такая профессия была наследственной, и высшим достоинством считалась способность передать в неизменном виде легенды,   полученные  от  отца,  к   которому   они   пришли от деда и т.д.  К сожалению,  записывать предание стали лишь сравнительно недавно, многое уже безвозвратно утрачено.   Но   и   то,   что   сохранилось,   дает   историку   порой бесценный  материал.  И если арабоязычные авторы показывают нам Судан таким, каким они его видели, приходя с восточной стороны, а европейцы — так, как они видели его с запада, то предание — единственный источник, основанный на видении Западного Судана, так сказать, изнутри,   глазами   людей   самого   описываемого   общества. Такого   подхода   к  событиям  не  могло   быть  ни  у  североафриканцев,   ни   у   европейцев.   И   в   этом-то   как   раз и заключена главная ценность западноафриканского исторического предания, устной исторической традиции.

Конечно, у этого источника есть и свои недостатки. Первый из них и, пожалуй, главный для «традиционного» исторического исследования: предание не дает достоверной хронологии. Бесспорно, существуют приближенные методы ее установления (скажем, по числу упомянутых в рассказе поколений), но получаемые таким образом данные тоже далеки от достоверности.

Кроме того, предание (или, как его еще называют, устная историческая традиция) — это живое явление. То, что чуть выше   было  сказано  о  его   передаче  в  неизменном  виде, нельзя понимать буквально. Любой передатчик традиции — человек  своего  времени, и, излагая завещанные ему предками-сказителями устные тексты, он их невольно «редактирует» хотя бы тем, что делает такие смысловые акценты, так переносит центр тяжести рассказа, чтобы, даже сохраняя неизменной сюжетную канву, приспособить его к конкретным потребностям своих современников в данный момент. Иначе   говоря,   предание   —   это   не   только   и,   пожалуй, даже  не  столько  объективное  свидетельство  о прошлом, но  и  в  не  меньшей  мере  идеологический  документ современной данному конкретному передатчику эпохи.

Но такое редактирование вдобавок не столь уж редко бывало и совершенно сознательным и целенаправленным, когда преданием пользовались для обоснования отнюдь не одних только духовных ценностей, но и претензий на те или иные вполне материальные привилегии, а более всего — на власть. Генеалогии правителей, неотъемлемая часть устной исторической традиции, именно поэтому подвергались такому изменению особенно часто.

Наконец, устное предание, как правило, многослойно: оно испытывало самые разные влияния со стороны культур других народов и более крупных человеческих общностей — политических, конфессиональных. Оно впитало в себя многочисленные мусульманские элементы, а в эпоху колониального владычества случалось, что однажды записанная и опубликованная версия традиции самим авторитетом печатного слова превращалась как бы в «нормативную», единственно правильную, и воспринималась в качестве таковой не только европейскими исследователями, но и самими африканцами.

Историку многое может дать сопоставление данных предания с материалами этнографических исследований — описаниями быта, обычаев, традиционной общественной организации народов Западного Судана и их осмыслением. Ведь эта часть культурного наследия всякого народа самая устойчивая и, пожалуй, самая консервативная, и сохраняется она дольше всего. Многие же явления сложились очень давно, в обстановке, совсем не похожей на нынешнюю, так что их изучение помогает понять в прошлом народа такие вещи, которых не смогли бы нам объяснить ни предание, ни письменные свидетельства.

Итоги исторических исследований последних десятилетий довольно убедительно показали, насколько плодотворным может быть сопоставление этнографических материалов и данных предания с результатами археологических раскопок. В этом мы еще не раз сможем убедиться на протяжении нашей книги.

Все, что сказано здесь об археологических, фольклорных и этнографических материалах (а историческим источником могут служить и данные языка, и палеоботаника, и многое другое), ничуть не означает умаления ценности разных видов письменных источников. И в интересующем нас случае — прежде всего арабоязычных.

Ко времени появления первых арабских отрядов в Северной Африке и к моменту первого непосредственного знакомства стремительно расширявшегося мира ислама с Западным Суданом (это произошло, по всей видимости, не позднее первых десятилетий VIII в.) на огромной территории Судана далеко еще не завершился процесс складывания крупных этнических общностей, знакомых нам сегодня. И все же на основании многочисленных данных, в первую очередь археологии и устного предания, можно с уверенностью сказать, что уже тогда в Западном Судане жили предки нынешних народов, входящих в состав большой языковой группы «манде». Эти люди создали две первые «великие державы» западносуданского средневековья — Гану и Мали. На берегах Нигера, между местом, где его русло поворачивает к юго-востоку, и районом современной границы между Нигерией и Нигером, жили предки народа сонгай — они позднее создали третью великую державу этого региона — Сонгайскую. В нынешнем Сенегале в области Фута-Торо и по берегам нижнего течения реки Сенегал обитали предки современных народов фульбе, тукулер и серер. Впоследствии многое менялось в Западном Судане: народы передвигались с места на место в поисках новых плодородных земель и пастбищ, сталкивались друг с другом, кое-где перемешивались, давая рождение новым этническим общностям. Но главные группы родственных народов сохранились, хотя иные из них и расселились в результате всех этих событий по гораздо большему пространству, чем то, какое занимали их предки в начале второй половины I тысячелетия н.э., а то и вообще оказались далеко от мест первоначального своего расселения.

Об этих-то предках современных жителей Западной Африки и спешили рассказать своим единоверцам и землякам купцы-мусульмане, сразу же перенявшие давнюю традицию торговли через Сахару. Немногие из них записали свои впечатления сами. Большинство просто рассказывали об увиденном, а записали эти рассказы более образованные люди, часто на много лет позднее. К тому же среди этих путешественников и на первых порах, да и столетия спустя преобладали коренные жители Северной Африки — берберы. А берберы, даже номинально сделавшись в подавляющем своем большинстве мусульманами довольно быстро, тем не менее далеко не сразу приняли и арабский язык, и культуру, сложившуюся в Средиземноморье и на Ближнем Востоке после арабского завоевания из множества разнородных элементов и получившую название «арабской».

Из ученых же мусульман в Западный Судан ездили немногие, особенно в первое время после арабского завоевания Северной Африки. Надо сказать, что путь через величайшую пустыню мира был нелегким и далеко не безопасным предприятием. Не один десяток караванов усеял своими костями главные дороги Сахары. И все-таки люди продолжали бороться с пустыней, упорно двигались через нее в обоих направлениях. Чаще всего их вела жажда наживы; лишь единицы решались на поездку в таинственные и окутанные дымкой легенд страны на другом «берегу» из чистой любознательности, основную же массу путешественников составляли люди, чьи человеческие качества не всегда были бы способны вызвать у нас восхищение. И тем не менее нельзя не воздать должное мужеству этих людей, их упорству. Ведь именно им обязаны мы большой долей своих знаний о прошлом Африки, и на страницах нашего рассказа мы не раз еще встретимся с именами многих из них.

Арабский язык, который они принесли в Судан, был в средние века международным языком науки и культуры на всем Ближнем Востоке, да и не только там — например, на Пиренейском полуострове или на Сицилии. И неудивительно, что на этом языке писали и африканские ученые, уроженцы Западного Судана. Современные исследования позволили обнаружить не так уж мало их сочинений. Многие поселения, располагавшиеся на главных торговых путях, имели собственных историков. И арабское слово «тарих» — история — фактически сделалось в научной литературе об этой части Африки обозначением особого жанра исторической письменности (даже в тех случаях, когда само слово тарих отсутствует в том или ином названии).

Сочинения этого жанра могли быть очень разными — от простого перечня правителей или отдельных событий, представлявшихся автору особо важными, до настоящих исторических трактатов, хроник, описывающих историю целых государств. В последнем смысле особое место занимают три крупных сочинения, созданные в Томбукту; два из них были завершены в начале второй половины XVII в., третье — столетием позже. Именно эти хроники позволят нам в дальнейшем подробно говорить об истории великой Сонгайской державы XV—XVI вв., да и не только о ней. Как правило, исторические труды суданских ученых сохранили для последующих поколений многие варианты устного предания, в том числе и такие, которые сейчас уже не встречаются в устной передаче. Иные из этих сочинений рисуют нам историю миграций, на протяжении веков постепенно создававших знакомую нам ныне этническую карту Западной Африки. Все новые и новые обнаруживаемые и публикуемые рукописи позволяют говорить теперь о существовании достаточно развитой мусульманской западносуданской историографии, традиции которой по известным нам памятникам восходят уже к XVI в. и достигли высокого расцвета в последующие столетия.

По мере того как развивалась экономика средневековой Западной Европы, все больший и больший интерес вызывали там далекие заморские страны. И все больше и больше кораблей уходило в дальние плавания в океан на поиски неизведанных земель. Пионерами этого дела, которое в конечном счете оказалось могучим толчком, резко ускорившим развитие всего человечества, были португальские мореплаватели. Много интереснейших книг написано во всех странах об эпохе Великих географических открытий, в особенности о подвиге Колумба. Но начиналась эта эпоха плаваниями португальцев к западному побережью Африки. И с середины XV в. непрерывной чередой следовали отчеты, доклады, записки, а позднее и сочинения общего

характера, рассказывающие о том, что застали в Западной Африке европейские мореходы. Так появляется в распоряжении исследователя большая группа исторических источников, позволяющих воссоздать подлинную историю Африки в позднем средневековье и в начале нового времени.

А теперь, пользуясь всеми этими историческими источниками, попробуем рассказать о том, как развивалась история Западного Судана в средние века.

Прежде чем приступать к такому рассказу, небесполезно будет, однако, внести ясность в еще один непростой вопрос. Дело в том, что после колониального раздела Африки французские, английские, бельгийские, португальские и другие завоеватели прилагали немалые усилия для того, чтобы доказать, будто народы континента были «неисторическими», будто они ничего не могли создать сами ни в сфере политической организации, ни в культуре — да и вообще история «Черного материка» началась-де только с того момента, когда на нем появились первые европейцы. Правда, многие европейские ученые и в пору расцвета колониальной системы не поддались общему поветрию, доказывая и самобытность африканских культур, и высокий уровень развития доколониальных африканских обществ. А уж в наши дни едва ли кому-нибудь даже из числа людей, не испытывающих, мягко говоря, теплых чувств к национально-освободительной борьбе африканских народов, придет в голову отстаивать этот несостоятельный в научном отношении тезис в открытую. Резко возросшая роль африканских стран в современном мире сделала его и политически несостоятельным, попросту бесперспективным. Ну, а о научной его бесперспективности и говорить нечего.

Известно, однако, что наши недостатки часто бывают продолжением наших достоинств. Борясь против расистских утверждений о некоей «неполноценности» африканских народов, некоторые ученые и публицисты, даже прогрессивные и субъективно честные, ударились в противоположную крайность и стали утверждать, будто Африке человечество обязано вообще всей своей культурой. И Древняя Греция оказывается, таким образом, лишь робкой ученицей Древнего Египта, который, в свою очередь, был-де сугубо «негро-африканским» и практически не испытывал влияния со стороны других народов Ближнего Востока и их культур. Такого рода тезисы впервые были сформулированы видным сенегальским историком Шейхом Анта Диопом еще в середине 50-х годов и с тех пор не столь уж редко воспроизводились в трудах африканских ученых из стран западной части континента.

Так совершенно естественный и законный протест против расизма традиционного колониалистского толка незаметно переходил в, так сказать, «расизм наоборот». Логическим выводом отсюда были рассуждения о том, что Африка будто бы развивалась совершенно особыми путями, что в ней никогда не бывало в доколониальное время ни антагонистических классов, ни классовой борьбы, что все африканские общества той поры изначально были если и не социалистическими, то уж, во всяком случае, «коммуналистскими». А раз так — значит, к современной Африке нельзя применить марксистскую теорию общественного развития: она-де непригодна здесь в силу именно этой «африканской исключительности». И таким вот образом тезис, бывший некогда просто полемическим преувеличением, приводит в конце концов к достаточно недвусмысленным политическим концепциям.

Что можно сказать о таких утверждениях? Наверное, прежде всего то, что они антиисторичны. Историю нельзя ни улучшать, ни ухудшать; любая попытка ее приукрасить, пусть даже и из самых лучших, самых благородных побуждений, ведет к искажению действительной картины прошлого, к забвению его, часто ох как нужных, уроков. Если же подойти к делу со строго научных позиций, то очень скоро убеждаешься, что история Африки развивалась по тем же самым общим законам, что и история любой другой части света. Никто не собирается отрицать, что развитие это в то же время отличалось определенной спецификой, которая отсутствовала в обществах других континентов. Но нельзя местные особенности, которые по самому своему определению бесконечно многообразны, выдавать за «исключительные» закономерности.

Но отсюда следует еще один непременный вывод: не надо преувеличивать уровень хозяйственного и общественного развития доколониальной Африки. Конечно, для определения этого уровня очень трудно подобрать какие-то абсолютные мерки; можно только сравнивать Африку с другими районами земного шара. И как раз при таком сравнении всякому непредубежденному историку придется признать, что в период, с которого начинается наш рассказ, т.е. примерно к рубежу н.э., впереди находилось Средиземноморье — Южная Европа, Ближний Восток, Северная Африка, а вместе с ним — Китай и Индия, но, конечно, не Тропическая Африка, в том числе и Западный Судан (хотя сам по себе он был едва ли не самым продвинувшимся по пути социально-экономического развития районом Африки к югу от Сахары). Развитию человеческой истории вообще присуща неравномерность — это один из главных ее законов. И такую неравномерность могли усиливать те или иные природные или социальные условия. Отставание Тропической Африки от средиземноморского мира начиналось еще задолго до интересующего нас времени (как и почему это отставание возникло — вопрос особый). И как раз Сахара, огромный и труднопреодолимый природный барьер, отделивший тропическую часть континента от быстро развивавшегося Средиземноморья, оказалась одной из важнейших причин отставания Западной Африки.

Люди, населявшие Сахару в IV и III тысячелетиях до н.э., бесспорно, не уступали по уровню развития техники и культуры своим европейским современникам (хотя отставали уже от обитателей Нильской долины и Двуречья). Однако высыхание Сахары во II тысячелетии до н.э. заставило большую часть ее древнего населения отступить к югу. И появление пустыни, отрезавшей Тропическую Африку от Средиземноморья, исключительно неблагоприятно сказалось на развитии народов этой части материка.

Этим народам, в частности тем, что населяли Западный Судан, пришлось до многого доходить самим, не имея возможности использовать опыт соседей, связь с которыми великая пустыня делала очень нелегким и опасным предприятием. Темп развития общества замедлялся, и за много веков до европейской работорговли и последующей колонизации стало ускоренными темпами накапливаться то отставание, которое потом так облегчило эту самую колонизацию.

Признавать этот неоспоримый факт — вовсе не означает принижать достижения народов Западной Африки в создании собственной культуры, своей государственности. Жители Западного Судана сумели добиться многого. И если бы они и дальше продолжали развиваться сами по себе, без повседневных широких контактов с окружавшими их обществами, то, возможно, в конечном счете и достигли бы не менее высокого уровня развития, чем северные соседи. К сожалению, история не знает сослагательного наклонения. И такой возможности она народам Судана не предоставила...

 

Величие и падение Древней Ганы

«Страна золота» и гараманты

«Говорит ал-Фазари, что... область Гана, страна золота, имеет размер в тысячу фарсахов на восемьдесят фарсахов». Эти слова взяты из большого исторического труда арабского ученого Абу-л-Хасана Али ибн ал-Хусейна ал-Масуди «Промывальни золота и россыпи драгоценных камней». Книга была в основном закончена к 947 г. (хотя автор вносил в нее дополнения до самой своей смерти в 956 г.), но слова, приведенные в начале этого абзаца, сказаны были на полтора с лишним столетия раньше — около 786 г., когда великий арабский астроном ал-Фазари завершал составление своих астрономических таблиц. До нашего времени эти таблицы не дошли, и поэтому именно ал-Масуди обязаны мы сохранением самого раннего упоминания названия «Гана» в арабоязычной литературе.

Конечно, ал-Фазари сильно преувеличивал размеры «области Гана»: один фарсах (это персидское слово в араб¬ской передаче обозначало расстояние, которое лошадь проходит шагом за час) был равен приблизительно шести километрам, так что такая Гана покрыла бы по долготе не только Западную Африку, но вообще — весь Африканский континент на уровне примерно 16 градусов северной широты. Видный польский историк Тадеуш Левицки предположил, что речь должна была идти не о фарсахах, а о милях. Средняя величина арабской мили (не будем забывать, что здесь и дальше нам придется иметь дело с мерами средневековыми, точные размеры которых далеко не всегда можно бывает установить) составляла около 2 км. Но и с такой поправкой окажется, что Гана ал-Фазари тянулась бы от верховий Сенегала чуть ли не до озера Чад. Это тоже несомненное преувеличение — самое малое втрое,   —   хотя   вторая   цифра   с   такой   поправкой, т.е. 160  км по широте, выглядит более или менее реалистичной.   Но  все  же  то,  что   Гана  была  известна  арабскому астроному второй половины VIII в., показывает, что к этому времени  арабы  определенное  представление о  положении дел во внутренних областях Западной Африки уже имели. Ал-Фазари   был  не  одинок.   Другой  великий  астроном и математик средневековья, наш соотечественник (он был уроженцем Средней Азии) Мухаммед ибн Муса ал-Хорезми, умерший   около   846   г.,   тоже   упомянул   Гану   в   своей «Книге   облика   Земли».   Притом   говорит   он   о   ней   так: «Гана, народ, который называют аграмантис». И вслед   за ал-Хорезми астроном первой половины X в. Сухраб, автор «Книги чудес семи климатов», поясняет: «Страна Гана — народ, называемый аграмантис».

Так причудливо переплелась в трудах арабских астрономов античная и эллинистическая традиция, итоги которой как бы подводили труды александрийского ученого II в. н.э. Клавдия Птолемея, с новыми знаниями, которые приносила мусульманам живая практика, торговая и политическая. И такое переплетение было распространено очень широко, отнюдь не ограничиваясь интересующей нас в данном случае

Западной Африкой.

Еще   в   V   в.   до   н.э.   грек   Геродот,   прозванный   «отцом истории», рассказывал о народе гарамантов, населявшем область Фазания — нынешний Феццан на юге Ливии. Этот народ, говорит Геродот, «имеет боевые колесницы, запряженные четверкой лошадей, на которых они охотятся за эфиопами-троглодитами» (так греческий историк называл далеких предков современного народа тубу — обитателей нагорья Тибести в Восточной Сахаре). Наскальные росписи,   во   множестве   обнаруженные   на   западе   и   в  центре Сахары,  как будто могут служить подтверждением сообщений Геродота. И все-таки мы до сих пор очень немного знаем  об  этом  народе.   Сейчас  можно  говорить  о  том, что политическое объединение, получившее, скорее всего, свое название от города Гарама в  Феццане, начало складываться, видимо, на рубеже XIV—XIII вв. до н.э. В него вошли  различные  ливийско-берберские  племена,   какие-то группы негроидного населения Сахары и довольно многочисленные выходцы из стран бассейна Эгейского моря. Те же изображения колесниц, например, повторяют стилевые особенности крито-микенского искусства.

Сведения Геродота относятся к эпохе расцвета гарамантской цивилизации. К этому времени в Феццане существовала держава с сильной военной организацией, позволявшей ей держать в страхе непосредственных соседей и выступать равноправным партнером в торговых контактах с карфагенянами, бывшими до конца Пунических войн, т.е. до начала второй половины II в. до н.э., хозяевами всего североафриканского побережья к западу от Египта. Га-раманты обменивали золото, страусовые перья, драгоценные камни и черных невольников на ремесленные изделия. Внутри гарамантского общества наблюдалось довольно четкое расслоение; в нем верхнюю позицию занимали скотоводы-всадники. Подчинив себе окружавшие их народы землевладельцев, часть из них обратив в рабов, они организовали строительство очень крупных и сложных по тем временам оросительных сооружений, питавших гарамантские оазисы в обстановке все ускорявшегося высыхания зеленой Сахары.

Гараманты сумели сохранить независимость и после перехода господства над Северной Африкой в руки Рима. Несмотря на несколько, казалось бы, успешных походов римских войск в глубину гарамантских владений, на этих землях не стояли римские гарнизоны. Опустошение плодородных оазисов, даже сожжение римлянами столицы Феццана — Гарамы не привели к созданию здесь еще одной римской провинции, как случилось это на всей территории Северной Африки. Больше того, гарамантам случалось выступать и в роли равноправного союзника, совершая вместе с римскими отрядами походы все на тех же «эфиопов-троглодитов».

Последние дошедшие до нас сведения о гарамантах относятся к VII в. — ко времени арабского завоевания Северной Африки; после этого гараманты бесследно исчезают из сообщений очевидцев, сохраняясь лишь в астрономических и географических трактатах, восходящих к Птолемею. Как и куда они исчезли — вопрос особый, на который наука пока что еще не нашла ответа. Но в поздней эллинистической научной литературе они традиционно остались могущественными и опасными соперниками римской мировой державы. И ничего нет удивительного в том, что писавшие по-арабски ученые, познакомившиеся с этой научной традицией раньше писавших по другим отраслям знания, связали в своем представлении с древними гарамантами то большое и сильное политическое объединение — созданное и управлявшееся африканцами с черным цветом кожи, — сведения о котором мусульмане начали   получать   от   купцов,   продолжавших   по   стопам своих  предшественников  старинную торговлю с Западной Африкой.

Но переняли они не только сведения. Именно гараманты проложили два главных торговых пути через Сахару, две «дороги колесниц», вдоль которых сохранились до наших дней многочисленные изображения этих колесниц. Один из этих путей ведет от Триполи до нынешнего малийского города Гао, а второй выходит к западной границе внутренней дельты Нигера, приблизительно около современного городка Гундам, начавшись в Южном Марокко. К этим дорогам нам еще предстоит вернуться.

Сахель и Сахара — земледельцы и скотоводы

Арабские географы были безусловно правы в одном: у африканских народов, живших ко времени первых контактов с мусульманами вдоль южной окраины великой пустыни, уже сложились достаточно развитые традиции хозяйственной деятельности и социальной организации. И возникли эти традиции намного раньше такого контакта. Правда, в Западном Судане новые пришельцы имели дело не с потомками древних гарамантов: здесь жил не тот народ и существовало, так сказать, не то государство (хотя сам по себе вопрос о том, можно ли считать Древнюю Гану государством в полном смысле слова, т.е. политической надстройкой над сложившимся классовым обществом, остается еще очень и очень спорным, и нам еще придется об этом говорить). Но бесспорно, что самое появление Ганы на карте тогдашней Западной Африки было итогом многовекового хозяйственного, культурного и общественного развития. Так же как бесспорно и то, что деятельными участниками этого развития были люди, издавна представлявшие две разные формы хозяйства — земледельческое и скотоводческое.

Отношения между земледельцами и скотоводами далеко не всегда были идиллическими, хватало и столкновений и кровопролития, но объективно они не могли обойтись друг без друга. К тому же, как уже говорилось, климатические условия на границе пустыни и Сахеля не оставались неизменными, а потому продолжалось и постепенное движение жителей Сахары в южном направлении. Так что Сахара вошла неотъемлемой частью в историю западно-суданского средневековья.  И лучше всего это можно увидеть на западе региона, в нынешней Мавритании.

В центральных областях этой страны — Адраре и Таганте — несколько тысячелетий назад жило многочисленное население, которое вело смешанное земледельческо-ското-водческое хозяйство. И там и тут сохранились до наших дней остатки поселений, полей, зернохранилищ. Устная историческая традиция современных обитателей этой части континента связывает их с двумя народами — бафурами и гангара. Причем предание определенно считает бафуров людьми с белым цветом кожи, а гангара — черными.

Большинство современных исследователей склоняются к тому, чтобы первый из этих легендарных народов считать отдаленными предками некоторых берберских групп, и посейчас живущих в оазисах Адрара около современных городов Вадан или Шингетти, когда-то бывших довольно важными этапными пунктами на одном из главных караванных путей между Северной Африкой и Суданом. И, кстати сказать, одним из весомых аргументов в пользу того, чтобы считать бафуров «белыми», служит как раз то, что в этих местах с незапамятных времен возделывается финиковая пальма — культура, типичная именно для берберского населения сахарских оазисов.

Но для нашей книги больший интерес представляют районы, лежащие южнее и носящие теперь названия Тагант, Асаба, Ход. Дело в том, что в последнем из этих трех районов, немного севернее нынешней мавританско-малийской границы, располагалась столица средневековой Ганы — город Кумби, о котором нам еще придется говорить.

В Таганте, Асабе и Ходе все без исключения развалины приписывают народу гангара — предкам современных сонинке. В этом отношении полнейшее единодушие отличает исторические предания как самих сонинке, так и их соседей — кочевников-мавров (в нашей литературе их чаще обозначают как арабов Западной Сахары). Развалины эти состоят из остатков небольших каменных строений, обычно круглых в плане, в исключительных случаях — квадратных. Внутренний диаметр таких строений не превышает 2 м, а высота составляет около 1,70 м; в отдельных случаях над круглыми постройками сохранились остатки купольных покрытий из плоских каменных плит. На гораздо реже встречающихся -прямоугольных в плане сооружениях большего размера — иногда 5X2 м — покрытия не сохранились; для них, видимо, использовали дерево.

Эти строения иногда располагаются целыми поселками, окруженными оборонительной стеной, — такие стены всегда служат безошибочным указанием на то, что заметно ухудшился социально-политический климат: обострились отношения с соседями-кочевниками, меньше стало безопасности.

Но, пожалуй, интереснее и красноречивее всего оказываются находки внутри оград: жернова, остатки керамики, шлак от выплавки металла. Иными словами, гангара, если создателями поселений были они, представляли собой оседлый земледельческий народ, знавший производство и обработку железа и гончарство.

Тут стоит, наверное, сделать небольшое пояснение. Мы в Европе привыкли к такой последовательности материалов, из которых изготовлялись орудия труда: камень — медь (точнее, бронза) — железо. Так вот, в Африке металлы осваивались, как правило, в обратной последовательности: сначала железо и только потом медь или бронза. И единственным известным сейчас исключением из этого правила была как раз Мавритания.

В юго-западной части страны, около поселка Акжужт, французская исследовательница Ни коль Ламбер открыла в 60-х годах развитую металлургию меди; здесь присутствовали все необходимые составные части металлургического производства — рудники, следы добычи руды и ее плавки. Причем Ламбер открыла не только шлаки от плавки, но и остатки плавильной печи с дутьевыми трубками.

Расстояние между Акжужтом и местностями, которые населяли гангара, сравнительно невелико — немногим более тысячи километров. И тем не менее, каким это ни может показаться парадоксальным, влияние недальнего металлургического центра, относящегося примерно к VI—V вв. до н.э., оказалось не ощутимым ни в Таганте, ни в Ходе. Все связи Акжужта как центра производства меди были ориентированы на север, в сторону Марокко. И не случайно мавританский очаг медной металлургии располагался непосредственно у южной оконечности западной «дороги колесниц», о которой мы только что говорили в связи с гарамантами. «Дорога колесниц» напрямую связывала этот очаг с более ранним по времени центром металлургического производства в Южном Марокко. Иначе говоря, можно предполагать, что в район Акжужта эта отрасль производственной деятельности людей пришла из Северной Африки (где последовательность металлов была такой же, как и в Европе).

Предки   же   создателей   Ганы   знали   уже   и   выплавку, и  использование   железа.   Быть   может,   все дело  было  в хронологии: в Западную Африку железо пришло, видимо, из Средиземноморья не позднее начала второй половины I   тысячелетия   до   н.э.   (рождение   знаменитой   культуры Нок, культуры железного века, в Северной Нигерии датируется   V   в.   до   н.э.)   и   могло   появиться   в   сахельских районах Мавритании и Мали еще до сложения очага медной металлургии   в   районе  Акжужта.   К  тому  же  теперь  мы достоверно знаем, что не позднее III в. до н.э. выплавка железа   и   изготовление   железных   орудий   были   хорошо известны   в   междуречье   Нигера   и   его   правого   притока Бани, где около этого времени возник древнейший городской центр Западного Судана — Дженне.

Но ведь и гангара не были, вероятно, первооткрывателями земледельческого хозяйства в тех местностях, где предстояло  несколько  столетий спустя сложиться Древней Гане. В те же 60-е годы американский археолог Патрик Мансон начал раскопки в Южной Мавритании, в районе скалистого уступа Дар-Тишит, и обнаружил здесь множество следов существования оседлого земледельческого населения еще в конце II тысячелетия до н.э. По-видимому, поначалу речь шла, собственно, не о регулярном земледельческом хозяйстве,  а  о  постоянном сборе зерен дикорастущих  злаков. Лишь позднее обитатели этих мест перешли к сознательному возделыванию отобранных в течение веков растений. Для ранних фаз  заселения Дар-Тишита характерно было и развитое рыболовство: в этом районе сохранилось множество следов существования  озер, а в  кухонных  отбросах — немалое количество рыбьих костей: сухость климата позволила им уцелеть, не в пример органическим остаткам в более южных областях Судана.

Выделенные Мансоном восемь фаз развития культуры обитателей Дар-Тишита засвидетельствовали нам не просто эволюцию хозяйства ее создателей. Они показывают и то, как менялась жизнь этих людей под влиянием, с одной стороны, изменений климатических, а с другой — вследствие перемещения населения с севера на юг, происходившего в конечном счете из-за этих самых изменений климата, проще говоря — из-за все усиливавшегося высыхания Сахары.

Первоначальные поселения размещались на краях впадин, которые когда-то были озерами, т.е. у самой воды. Они могли быть довольно велики по размерам, а главное — не имели оборонительных оград. Именно в таких поселениях и сохранились следы рыболовства. Постепенно поселения становятся меньше, начинают взбираться на холмы, и вокруг них обязательно возводятся стены. Совершенно очевидно, что, во-первых, гораздо труднее стало с водой (появляются колодцы, причем чем дальше, тем глубже они делаются, возникают и бассейны для сбора дождевой воды), а во-вторых, заметно осложнились отношения с соседями: теперь приходилось думать о том, чтобы от них оборониться. Речь явно шла о миграции с севера каких-то скотоводческих народов.

К концу неолитической эпохи, в последней фазе развития культуры обитателей Дар-Тишита, пришедшейся на время между 600 и 300 гг. до н.э. (Мансон назвал ее «фазой Акжинжейр» по названию одного из поселений), археологические материалы свидетельствуют о все нараставшем давлении на Дар-Тишит какого-то народа (или группы народов), знавшего уже железо и, вероятно, рабовладение; скорее всего, это были какие-то берберские племена. Именно с этим натиском мигрантов с севера связаны были легенды о якобы «белых» основателях Древней Ганы, принесших-де полудиким африканцам Судана свет культуры и государственности.

Такими носителями культуры и государственности считали разные народы — от североафриканских берберов до неких выходцев из Сирии и Палестины, которых будто бы изгнали с их родины римские завоеватели и которым якобы и была обязана своим возникновением Древняя Гана. Препятствием на пути к окончательному утверждению таких концепций служило, правда, то, что арабоязычные авторы в один голос и совершенно однозначно утверждали: Гана — страна черных людей и правители ее тоже были черными по цвету кожи. Да и общая логика развития науки вместе с изменением всего социально-политического климата в мире после 1945 г. заставляли ученых на Западе с определенной долей осторожности и скепсиса относиться к тезису о «белых» основателях Ганы.

Правда, одно из исторических сочинений, созданных гораздо позднее времен существования Ганы, в XVI—XVII вв. (об этом труде, его авторах и обстоятельствах создания нам еще предстоит говорить подробно), донесло до нас предание о каком-то перевороте, будто бы происшедшем в Гане, когда Аллах-де уничтожил власть ее правителей «и воца-рил самых низких из них над великими их народа». Автор этого сообщения склонен был считать прежних ганских правителей выходцами из берберского племени, точнее — группы племен, чаще всего именуемой санхаджа (хотя весьма вероятно, что это искаженная в арабской передаче форма названия знага, или азнаг). Он, впрочем, не скрыл и того, что иные относили правившую в Гане династию к народам с черным цветом кожи — уакоре (одно из названий современного народа сонинке) или вангара (так обычно именовалась часть народа сонинке, занимавшаяся торговлей). Но все же предпочел в конечном счете сказать, «что они не были из числа черных», однако завершил этот пассаж типичной для средневековой арабо-язычной литературы формулой: «а Аллах лучше знает». И пояснил: «ведь время их и место удалены от нас. И не способен историк этих дней представить истину о чем-либо из дел их».

Основываясь на этом тексте, французский ученый Морис Делафосс, один из основателей научной истории Западного Судана, предположил, что речь идет о свержении и истреблении белых потомков основателей Ганы и о приходе к власти правителей из народа сонинке. События эти он относил к рубежу VII—VIII вв. — времени, когда арабы начинали знакомиться с Сахарой и с ее южным «берегом».

Археологические исследования Дар-Тишита позволили дать этому преданию более рациональное истолкование. Оно, по всей видимости, отразило усилившиеся еще в последние столетия до нашей эры столкновения землевладельцев с надвигавшимися с севера кочевниками-скотоводами. Возможно, на какие-то периоды гегемония в этих местах действительно оказывалась в руках пришельцев. Но те же археологические материалы позволяют утверждать, что у оседлых носителей земледельческого хозяйства развитая общественная организация и относительно крупные и сложно построенные структуры власти (назовем их условно политическими) возникли еще между 900—700 гг. до н.э., а по мнению некоторых исследователей, даже раньше. Общественное развитие оседлого населения шло быстрее, чем у кочевников. И в итоге созданные гангара (ибо речь идет о них), или, если угодно, «протосонинке», структуры власти оказались достаточно развитыми и действенными, для того чтобы надолго воспрепятствовать продвижению кочевников-берберов в эту часть Сахеля и Судана. Именно на базе этих единиц и выросло в первые века н.э. и окончательно оформилось к рубежу IV в. первое крупное раннеполитическое образование — Гана. Его и застали, придя в Западный Судан, арабы. Его-то и прозвали они «страной золота». И именно рассказы арабских путешественников составили основу фонда наших знаний об этой стране в пору ее расцвета — в VIII—XI вв.

Пути через пустыню

Арабы начинали «осваивать» маршруты через Сахару довольно рано. Первое конкретное предприятие такого рода, известное по сочинениям историков и географов, относится уже к 20-м годам VIII в., когда наместник омейядского халифа Хишама — Убейдаллах ибн Хабхаб — отправил из Марокко военную экспедицию на юг, в сахарские оазисы. Вероятно, это было не единственное предприятие военного характера. И все же не военные походы стали основным источником сведений о народах, обитавших к югу от Сахары.

Арабское завоевание, как уже говорилось, не разрушило давнюю традицию торговли с Западным Суданом — те, кто ею занимался раньше, продолжали это и при новых правителях, приняв, во многих случаях чисто формально, новую религию. И более того, с установлением на Севере власти завоевателей в торговле наступило несомненное оживление. А в этом оживлении немалая роль выпала на долю людей, представлявших одно из трех важнейших политико-религиозных течений в раннем исламе — хариджитов, грандиозное восстание которых в 40-е годы VIII в. на время привело к фактической ликвидации власти халифата Омейядов на всей территории Северной Африки к западу от границ современной Ливии.

Многочисленные общины ибадитов — одного из крупнейших (а главное, не отличавшегося склонностью к военному решению спорных вопросов политико-правового характера) внутри мусульманской общины ответвлений хариджитства оказались на протяжении VIII в. в конечном счете оттеснены к южной, сахарской, окраине нынешних Алжира и Марокко. Они-то, рассеянные на этой огромной территории, и вступили первыми из мусульман в торговые связи с западными областями Судана и поддерживали эти связи достаточно тесными в течение как минимум трех столетий — пока в Северной Африке не восторжествовал окончательно один из четырех главных толков «правоверного» ислама, маликитский. Можно почти уверенно утверждать, что и самый-то ислам как вероучение впервые появился в торговых поселениях Западного Судана в форме ибадитства.

Во   всяком   случае,   уже   в   конце   VIII   в.   в  сахарских оазисах, а очень скоро и в сахельско-суданской зоне жило множество ибадитов. А придя в Западный Судан, мусульмане (и   ибадиты   и   неибадиты)   застали   на   востоке   региона, там,   где    Нигер   чуть   выше   города   Гао   поворачивает к юго-востоку, уже сложившееся княжество сонгаев — княжество, которому предстояло шесть столетий спустя вырасти в одну из могущественнейших держав доколониальной Африки, а к северо-западу от большой излучины реки — крупное и сильное политическое образование — Гану. Еще западнее, по обоим берегам среднего и нижнего течения Сенегала,   располагалось  еще одно политическое образование, привлекавшее внимание арабоязычных авторов, — Текрур. Правители   этих   стран,    в   первую   очередь,   конечно, Ганы, держали в руках ту отрасль торговли, которая больше всего интересовала новых хозяев Северной Африки, — торговлю золотом (в последующие века заметно увеличилась роль  такой  статьи  экспорта,   как  невольники,  но  первое место все-таки неизменно оставалось за золотом). Как раз это и обеспечило Гане такое усиленное внимание арабских географов.   Больше   всего   и   прежде  всего  старались  они подчеркнуть в своих сочинениях обилие драгоценного металла в «Билад ас-Судан» — «Стране черных», как с самого первого знакомства прозвали арабы необозримые пространства   к   югу  от   Сахары.   Золото   надолго  стало  для  них главным отличительным признаком Западной Африки вообще   и   Ганы   в   частности.   Вот   что   писал,   например, один из ранних и самых серьезных историков и географов Ахмед   ибн   Якуб   ал-Якуби   в   70-х   годах   IX   в.:  «Затем государство Гана. Царь их также велик достоинством. В его стране есть золотые рудники, а под его властью находятся многочисленные цари... И по всей этой стране — золото».

Здесь, наверно, следует сделать оговорку. Только что мы встретились и будем встречаться во многих местах последующего текста с такими понятиями, как «царь», «царство», «княжество» и им подобные. В нашем языке все эти слова имеют многовековую традицию употребления, и мы почти подсознательно связываем с ними определенный комплекс черт и особенностей, присущих данным понятиям. ,Так вот, те средневековые африканские правители, которых мы привычно ими обозначаем, за редкими исключениями имели мало общего с тем образом, что возникает в нашем с вами сознании, например, при слове «царь». Уж слишком разным был уровень развития африканских обществ средневековья и тех, которые соответствуют привычному нам понятию. И о такой «условности» терминологии придется помнить все время.

Ал-Якуби не случайно связал Гану с золотыми рудни¬ками. Из нескольких торговых путей, что вели из Средиземноморья в Западную Африку, два выводили прямо в доли¬ну Нигера. Самый западный начинался на юге Марокко, в не существующем в наши дни богатом торговом городе Сиджилмасе, шел через Тегаззу (в этом захудалом поселке посреди пустыни добывался второй важнейший товар западноафриканской торговли — соль), а оттуда разветвлялся на два: одна ветвь выводила непосредственно в долину Ниге¬ра, у западной оконечности большой излучины реки, а другая — через важный торгово-ремесленный город Аудагост, о котором мы еще будем говорить подробно, к столице Ганы, городу Кумби. В наши дни — это необитаемое городище Кумби-Сале неподалеку от современной границы Мавритании и Мали, на мавританской стороне ее. Из столицы же прямой путь шел в золотоносные области в верховьях Нигера и Сенегала.

Из Аудагоста же начиналась дорога в Текрур, т.е. на запад-юго-запад: столица Текрура находилась в районе современного сенегальского города Подор (правда, позднее был проложен еще один путь из Марокко к низовьям Сенегала, шедший недалеко от побережья Атлантики).

Вторая главная торговая артерия вела от побережья Триполитании через оазисы Гадамес и Гат к восточной оконечности большой излучины Нигера. Здесь находился Гао (или Гаогао) — один из главных торговых городов в бассейне среднего течения реки. Основанный, видимо, в VIII в. у выхода к Нигеру сухой долины (уэда) Тилемси, он быстро сделался важным центром торговли через пустыню. Тот же ал-Якуби говорит: «Затем государство Гаогао — это наибольшее из государств черных, славнейшее из них властью и величайшее из них деяниями. Все царства черных повинуются его царю. Гаогао — название города. А кроме того, множество царств повинуется ему и признает его главенство, хотя их цари — цари в своих странах». И далее следует длинный список таких подчинявшихся правителю Гао «царств». Конечно, почти все они были небольшими — территория их чаще всего ограничивалась каким-нибудь одним оазисом. Но вот что в данном случае показательно: все они лежали к северо-западу от Гао — на большой караванной дороге в Триполи, а оттуда — в Египет.

Этот второй торговый путь тоже разветвлялся. Дорога на Гао, о которой только что шла речь, уходила от города Агадес на плато Аир в западном направлении; и от Агадеса же начинался путь на юг и юго-восток — в страны, населенные народом хауса (нынешняя Северная Нигерия), и в район озера Чад. Но примерно до XIV в. это ответвление играло значительно меньшую роль.

Правда, арабы, познакомившись с Западной Африкой, застали еще действующей старинную дорогу, которая некогда напрямую связала Египет с Ганой. Но этот путь уже отмирал; к X в. от него совсем отказались. Абул-Касим Ибн Хаукал, один из крупнейших арабских географов домонгольского времени, человек, объездивший чуть ли не весь тогдашний мусульманский мир как купец (а, может быть, и как негласный агент египетских халифов-Фатимидов), очень наблюдательный и точный, писал об этом пути в своей «Книге облика Земли»: «По этим пустыням проходила дорога из Египта в Гану; но непрестанные ветры обрушивались на караваны и одиноких путников... и погубили не один караван и не одного путешественника. Нападали на них и враги и не раз губили их. И эти народы отказались от той дороги, оставили ее и стали ездить по дороге на Сиджилмасу». Написаны эти слова были в середине 70-х годов X в.

А почти через два столетия, в начале 50-х годов века двенадцатого, другой видный арабский географ — Абу Абдаллах Мухаммед ибн Мухаммед ал-Идриси — вернулся к рассказу о запустевшем пути из Египта в Гану. По его сообщению можно более точно себе представить, как он проходил; начало этого пути лежало в сахарских оазисах к западу от Нильской долины. Эту область в арабо-язычной географической литературе так и называли «Оазисы» — ал-Вахат. Можно себе представить, сколь давними были связи Египта с Западной Африкой, если Ибн Хаукал в последней четверти X в. уже мог говорить о прямом пути Гана — Египет, так сказать, в давнопрошедшем времени. Впрочем, практически на всех караванных путях через Сахару купцам и прочим путешественникам приходилось иметь дело со всеми теми трудностями, которые заставили отказаться от дороги ал-Вахат — Гао. Не говоря уж о недостатке воды и продовольствия, об очень трудных климатических условиях, успешный ход торговли и самое пересечение Сахары в очень большой степени зависели от хороших взаимоотношений с хозяевами пустыни. А ими были туареги — воинственные племена берберов-кочевников, потомков древних ливийцев. Арабы называли их ал-мулассамин — «завешивающие лицо покрывалом». Дело в том, что лица туарегов-мужчин всегда закрыты особой повязкой, прикрывающей от пыли нос и рот; над повязкой — она называется «лисам» — остаются только глаза.

С незапамятных времен туареги взимали нечто вроде пошлины со всех проходивших караванов за «покровительство», а по существу, — за беспрепятственный проход через районы кочевий. Ибн Хаукал, к примеру, рассказывает об одном из крупнейших кочевых племен Западной Сахары — мессуфа: они-де «собирают надлежащую долю с тех, кто проезжает мимо них по торговым делам — с каждого верблюда и с каждого вьюка; также и с тех, кто возвращается с золотым песком из страны черных. Это одно из их занятий».

Купцам приходилось беспрекословно платить: без согласия кочевников нечего было и думать пытаться пересечь пустыню. Но надо отдать должное и туарегам: они все же старались не отягощать торговлю такими поборами, каких она не смогла бы выдержать (хотя, конечно, не всегда могли устоять перед соблазном пограбить — но это все же были исключительные случаи). Больше того: как бы ни складывались отношения между разными туарегскими племенами — а столкновения между ними случались в пустыне нередко, — столкновения эти, как правило, на торговле не отражались. Ведь и для туарегов торговля была необходимостью. Они нуждались в зерне, а его можно было получить только из областей с оседлым земледельческим населением: зерна из подвластных кочевникам оазисов не хватало. Поставка верблюдов для караванов тоже была важной статьей дохода кочевников Сахары. И в итоге туарегам приходилось соблюдать какие-то разумные пределы в своих претензиях.

Да, трудности на пути тех, кто торговал с Ганой, а потом и с Текруром, встречались немалые. Даже если пустыню удавалось перейти благополучно, в Судане путешественника подстерегали многие неожиданности, начиная с непонятных правоверным мусульманам обычаев жителей и кончая встречами с такими представителями животного мира, с какими ему не приходилось иметь дело у себя на родине.

Вот что рассказывает арабский географ XI в.: «Люди делают привал... но там термиты разрушают все, что находят, и портят все, до чего доберутся. Они выходят из земли стаями... И товары кладут только на собранные камни или подложенное дерево. И каждый из этих людей требует для своего товара охраны от термитов...».

Или еще: «Один из путешественников был застигнут врасплох, так как понадеялся на большую скалу и положил на нее богатый груз двух бывших у него верблюдов. Когда же он пробудился ото сна утром, то не нашел ни скалы, ни того, что на ней было. Он испугался и закричал от горя и гнева. К нему сбежались люди, расспрашивая, что с ним случилось. Этот человек им рассказал, но они возразили: „Если бы тебя ночью посетили воры, то они взяли бы товар, но скала бы осталась!". Люди посмотрели — а пред ними след черепахи, уходящий от этого места. Прошли по следу несколько миль, пока ее догнали — и оба вьюка оказались у черепахи на спине. А путешественник посчитал черепаху за скалу».

И все-таки, невзирая на трудности и опасности, все больше и больше купцов стремилось принять участие в транссахарской торговле с Ганой. Уж слишком велики бывали барыши в случае удачи! Уже знакомый нам Ибн Хаукал рассказывает, что ему случилось видеть долговую расписку, выданную в городе Аудагосте (с этим важным торговым центром мы еще встретимся), на сумму сорок две тысячи динаров — около двухсот тысяч рублей золотом на наши деньги. Таковы были финансовые возможности некоторых участников караванной торговли!

Соль и золото

Ибн Хаукал первым из арабоязычных авторов, сообщавших сведения о Западном Судане, правильно оценил характер той торговли, которую увидел на путях в Гану, хотя сам, по всей вероятности, не выезжал за пределы Северной Африки — во всяком случае, дальше упоминавшегося уже города Сиджилмаса, где и видел, собственно, долговую расписку (или, точнее, вексель), о которой только что была речь. Он безошибочно угадал жизненный нерв ставшего в его время прочной традицией обмена между Северной и Западной Африкой: обмен соли на золото. Вот что он писал: «Этот царь Аудагоста поддерживает отношения с царем Ганы. Гана же — богатейший из царей земли благодаря имеющимся у него богатствам и запасам золота, добытого в прежние времена для предшествовавших ему царей и для него самого... Они крайне нуждаются в царях Аудагоста из-за соли, ввозимой к ним из области ислама, ибо у них нет возможности существовать без этой соли. И стоимость вьюка соли во внутренних областях страны черных и на ее окраинах отдаленных достигает суммы от двухсот до трехсот динаров».

А вот что рассказывали столетие спустя, в 60-х годах XI в., но уже о Гао: «Торговля жителей страны Гаогао идет на соль, и соль — это их наличные деньги. Ее доставляют из подземных копей страны берберов».

Соли в Западном Судане не было, поэтому она и ценилась так высоко. Ее везли с севера, из пустыни, где находились богатые соляные копи. Ежегодно караваны верблюдов, навьюченных соляными плитами, приходили в главные торговые центры на Нигере. Отсюда соль доставляли дальше в глубинные районы. И то, что «Книга облика Земли» Ибн Хаукаля рассказывает о соляной торговле, лишний раз показывает нам, что к X в. сложились уже определенные устойчивые формы такого обмена. И вот что любопытно: другой крупный арабский ученый, тоже один из классиков средневековой географической литературы на арабском языке и младший современник Ибн Хаукаля — Мухаммед ибн Ахмед ал-Мукаддаси, писал, что жители «страны черных» при торговле «не пользуются ни золотом, ни серебром. А что касается гарамантов, то они сделки свои заключают на соль».

Единственным исключением был, пожалуй, Текрур. Он получал соль тоже с севера, но не из Сахары, а из расположенной почти на берегу Атлантики копи Аулил на территории нынешней Мавритании. Но эти соляные поставки имели лишь локальное значение, и обеспечить за их счет солью весь Западный Судан было просто невозможно. Поэтому главная роль многие века сохранялась за сахарскими копями.

Как мы видели, Ибн Хаукал был не одинок в своих оценках того значения, какое придавали торговле солью в Западном Судане. Около двух столетий спустя уроженец Кордовы Абу Убейд Абдаллах ал-Бекри, одна из самых ярких фигур культурной истории мусульманской Испании, включил в свой географический труд — «Книгу путей и государств» — обширный раздел, посвященный описанию «страны черных». Сам ал-Бекри не ездил в Африку, и все же ему принадлежит единственное до сего времени известное подробное описание Ганы. И в этом нет ничего удивительного.

X век был временем, когда достигло зенита могущество державы испанских Омейядов со столицей в Кордове. Во второй половине века Кордовский халифат был самой крупной политической силой в Западном Средиземноморье. Кордовские халифы Абдаррахман III (912—961) и ал-Хакам II (961—976) проявляли большой и вовсе не бескорыстный интерес к событиям, происходившим по другую сторону Гибралтарского пролива. Им удалось установить свой протекторат над прибрежными княжествами Северного Марокко, и торговля со «страной черных» привлекала внимание кордовских властей отнюдь не одной только своей познавательной ценностью.

Ко времени, когда ал-Бекри писал свою книгу, в конце 60-х годов XI в., уже не существовало Кордовского халифата (последний халиф был свергнут еще в 1031 г.), но сохранились богатейшие архивы его правительственных канцелярий. Доступ к этим архивам Абу Убейду обеспечивали и его знатное происхождение, и высокое служебное положение. А кроме того, оставались живые контакты с людьми, побывавшими в Судане и многое видевшими собственными глазами: ведь распад Кордовского халифата едва ли сколько-нибудь заметно повлиял на традиционные связи мусульманской Испании и Северной Африки с Сахарой и Западным Суданом. И ал-Бекри с честью использовал все предоставлявшиеся ему возможности.

И вот он-то, рассказывая о Гане, сообщает следующее: «Их царю полагается за ослиный вьюк соли динар золотом при ввозе в страну и два динара при вывозе. За вьюк меди он получает пять мискалей, а за вьюк другого товара — десять мискалей». В этом отрывке интересно вот что: как отражалось значение соли в торговле на таможенной политике правителей Ганы. Теоретическое содержание золота в одном динаре составляло один мискаль — как единица монетного веса он на большей части территории мусульманского мира составлял примерно 4,235 г, а в Северной Африке — 4,722 г. Но в Африке Западной, где собственная монета практически не чеканилась и сохранялся привычный золотой стандарт византийского солида — монеты, которую арабы чеканили в Северной Африке в почти неизменном виде до 714—715 гг., — вес золотого мискаля оказался «тяжелее» среднемусульманского, но «легче» североафриканского, составляя 4,4—4,5 г.

Итак, получается, что пошлина на соль была в несколько раз ниже, чем на остальные товары. И в этом нет ничего странного или удивительного. Хозяйственное значение соли не позволяло обложить ее высокими пошлинами: это могло оказаться невыгодным для тех, кто эту соль привозил. К тому же по весу ввоз соли намного превосходил ввоз иных товаров и, значит, это в какой-то степени покрывало недобор. И, наконец, вывозные пошлины на соль были вдвое выше ввозных; другими словами, когда ее везли дальше на юг, в глубинные районы Судана, правители Ганы получали дополнительную прибыль.

Именно дальнейший транзит соли, особенно вывоз ее в те местности, где добывалось золото, во многом определял и положение Ганы в тогдашней Западной Африке, и казавшиеся чужеземцам несметными богатства ее царей.

Но между этими богатствами и могуществом правителей Ганы существовала и более глубокая связь. Когда выше говорилось о традиционном характере золото-соляной торговли в те времена, когда писал Ибн Хаукал, т.е. в последней четверти X в., это вовсе не следует понимать как утверждение об очень древнем ее характере. Правда, такое мнение довольно долго преобладало в научной литературе и с западноафриканским золотом связывали чеканку монеты еще в Карфагене и древнем Риме. Но в последние годы были высказаны убедительные доводы в пользу того, что и карфагеняне, и римляне чеканили свою монету из металла, поступавшего из Испании, Нубии, Феццана(и к тому же серебряная монета была распространена гораздо больше). Западносуданская же золотая торговля реально началась не раньше III в., хотя и успела уже достигнуть значительных масштабов к моменту появления в Северной Африке арабов.

Так не существовало ли связи между началом массового обмена золота на соль и сложением Ганы как крупного раннеполитического образования? В пользу такого предположения говорят два обстоятельства помимо несомненного в общем совпадения по времени.

Прежде всего, не следует представлять себе дело так, будто торговые контакты той части суданско-сахельской зоны, где жили протосонинке-гангара, ограничивались только северным направлением. Существовал оживленный обмен между областью Уагаду (на языке сонинке), или Аукар (на языке берберском), или Багана (на языке малинке), — кстати, на всех трех языках это название означает «пастбище»[2] — и долиной Нигера: там за последнее десятилетие работы археологов открыли развитый хозяйственный комплекс, центром которого был город Дженне. О Дженне нам еще придется говорить подробно. А пока запомним, что на соль там обменивали земледельческую и ремесленную продукцию, а из металлов в этом обмене фигурировали лишь железо и позднее, уже около 400 г., медь. Золото в обменах не участвовало.

С другой же стороны, организация обмена соли на золото в такой форме и с такой регулярностью, какие описывают арабоязычные авторы, требовала достаточно сильной и относительно централизованной власти, которая могла бы обеспечить приемлемый для всех участников торговли уровень безопасности — ведь золото - товар специфичный. Появление власти и военной мощи правителей Ганы могло обеспечить такую безопасность на суданско-сахельском участке торгового пути — и обеспечило ее. А поступление пошлин от этой торговли в царскую казну, в свою очередь, способствовало укреплению могущества и авторитета правителя.

Как уже было сказано, политический центр Ганы лежал около нынешней малийско-мавританской границы. А главным золотоносным районом в тогдашней Западной Африке было междуречье верховий Нигера и Сенегала. Причем добыча металла началась здесь за много веков до формирования Ганы. Не исключено, что торговлю с жителями именно этого района описывал в V в. до н.э. Геродот. Со слов карфагенских мореходов рассказывал он о «немой торговле», которую те вели с каким-то народом за «Столпами Геркулеса», т.е. за Гибралтарским проливом.

«Всякий раз, — сообщает Геродот, когда карфагеняне прибывают к тамошним людям, они выгружают свои товары на берег и складывают их в ряд. Потом они садятся на корабли и разводят сигнальный дым. Местные же жители, завидев дым, приходят к морю, кладут золото за товары и затем уходят. Тогда карфагеняне опять высаживаются на берег для проверки: если они решат, что количество золота равноценно товарам, то берут золото и уезжают. Если же золота, по их мнению, недостаточно, то купцы опять садятся на корабли и ожидают. Туземцы тогда вновь выходят на берег и прибавляют золота, пока купцы не удовлетворятся. При этом они не обманывают друг друга: купцы не прикасаются к золоту, пока оно неравноценно товарам, так же как и туземцы не уносят товаров, пока те не возьмут золота».

После того как писал Геродот, прошло почти полтора тысячелетия. И вот в середине X в. уже встречавшийся нам раньше ал-Масуди так описывает торговлю между жителями золотоносных областей и приезжими купцами. «Царство Гана. Его царь также очень влиятелен. Это царство прилегает к стране золотых рудников, и в нем есть многочисленные народы из этой страны. У этих людей есть черта, которую не преступают те, кто к ним направляется. Купцы приезжают к ним, привозя товары. Когда купцы достигают этой черты, они кладут на ней товары и одежды и удаляются. Затем приходят эти черные и приносят золото; они его оставляют около товаров и уходят. Потом приходят хозяева товаров и, если оказываются довольны, забирают золото. Если же нет, то возвращаются. Тогда черные приходят снова и прибавляют им золота, пока не совершится торг — подобно тому как поступают купцы, таким же образом покупающие гвоздику у ее обладателей.

Но иногда, когда черные от них уйдут, купцы тайком возвращаются и разводят в земле огонь. Золото плавится, купцы его крадут и обращаются в бегство. Ибо вся эта земля — золото, и россыпи его лежат на ее поверхности.

Порой черные узнают о действиях купцов, выходят по их следам и, если настигнут, убивают их».

Как видите, процедура торговли не изменилась. Зато изменилось — и притом, увы, не в лучшую сторону — поведение тех, кто в данном случае определенно считал себя более цивилизованными...

Золотая торговля приносила настолько большие барыши, что становится психологически объяснимо, откуда, собственно, пошло расхожее представление, будто «вся эта земля — золото». В Судане сам ал-Масуди не был, сведения свои он получал от каких-то купцов, ездивших в Гану и в прилегавшие к ее владениям золотоносные области. И его рассказы, конечно, не могли не отразить в какой-то степени

аппетиты его информаторов. Но все же он сохранил нам и такие сведения, которые позволяют более или менее реально оценивать действительное положение вещей. В огромном энциклопедическом сводном труде «Рассказы времени», откуда взят только что цитированный отрывок, ал-Масуди говорит и следующее: «В их пустынях есть россыпи, и самородки бывают так велики, что видны в песке, словно выступающая зелень».

Наверно, таким же рассказом «бывалого человека» воспользовался и другой арабоязычный писатель — живший в конце IX в. Ибн ал-Факих ал-Хамадани. Но у него — а вернее, у его «бывалого человека» — зеленый цвет самородка, проступающий сквозь песок, превратился в... золотоносное растение: «В стране Гана золото произрастает в песке так же, как растет морковь. И собирают его на восходе солнца». Так и стал Ибн ал-Факих родоначальником легенды, которая потом долго держалась в ара-боязычной географической и исторической литературе.

Впервые подробное описание добычи золота в главной золотоносной области Ганы — Бамбуке (Бамбудугу) — дал своим читателям ал-Идриси. Эта область, расположенная, по мнению, разделяемому пока большинством исследователей, между Сенегалом и его притоком Фалеме, образует как бы полуостров[3]. В арабской литературе и остров и полуостров обозначались одним словом — джезира. Потому-то ал-Идриси и назвал Бамбук островом. И вот его описание: «Страна Вангара — это страна золотого песка, известная его тонкостью и обилием. Это остров, длина его — триста миль, а ширина — сто пятьдесят миль. И со всех сторон ее весь год окружает Нил[4]. Когда наступает месяц август, жара 'становится знойной, а Нил выходит из берегов и разливается. Он заливает этот остров или большую его часть, и затопленная суша остается

под водой в течение обычного срока разлива. Потом вода начинает спадать. А когда Нил начинает спадать и убывать, все, кто есть в стране черных, поспешно возвращаются на этот остров и ищут золото в течение всех дней спада Нила. И всякий человек из их числа находит там в своих поисках то, чем одарит его Аллах, — много или мало золотого песка, но ни один из них не остается без добычи. Когда же Нил возвратится в свое русло, люди продают тот золотой песок, что попал к ним в руки, перекупая его друг у друга».

Название «вангара» стало впоследствии именем нарицательным — по всему Западному Судану так называли народ сонинке, тот самый народ, что создал Древнюю Гану. Точнее, не весь народ, а ту его часть, которая занимается главным образом торговлей и в наши дни часто обозначается названием «дьюла». И много позже название это будет встречаться в описаниях Западной Африки (вплоть до начала XIX в.), меняя свое звучание в зависимости от языка автора: «ванкара», «ванджарата», «вангара» у арабов и пишущих по-арабски африканцев, «унгаруш» — у португальцев. И не раз еще встретимся мы с этим народом, особенно когда речь пойдет о Мали, которое в сравнительно недалеком будущем сменит Гану в роли ведущей политической силы во всем Западном Судане.

Гана глазами очевидцев

Очень нелегко составить себе впечатление о том, какова же была средневековая Гана. Единственное подробное ее описание, как мы уже говорили, оставил нам ал-Бекри. Через без малого сто лет после него ал-Идриси не смог добавить ничего существенного к рассказу своего славного предшественника, хотя сам довольно долго прожил в Испании и Марокко. Мы даже не можем с уверенностью сказать, на какую территорию распространялась в пору расцвета власть правителей Ганы. Скорее всего, четко определенных границ и не было; приблизительно можно говорить о том, что Гана охватывала области Тагант, Ход и земли, лежащие между внутренней дельтой Нигера на востоке и верхним и средним течением Сенегала — на западе. Текрур, окончательно оформившийся как самостоятельная политическая единица, видимо, на протяжении X в., определенно Гане не подчинялся. Более того, это политическое образование оказалось исламизовано одним из первых в Судане: его правитель Уар Н'Дьяй принял ислам еще в первой половине XI в. А в середине следующего столетия ал-Идриси описывал Текрур как сильное независимое царство, правитель которого известен-де своею справедливостью. Точно так же не подчинялся Гане и золотоносный Бамбук. Да, по-видимому, и на территории собственно Ганы власть ее царей в отдаленных от Кумби местностях сводилась к получению дани — золотом или иными товарами.

Арабские историки и географы до обидного мало рассказывают нам о положении населения страны и его занятиях. Блеск золотой торговли ослеплял их, все воспринималось через нее, и мало, очень мало внимания уделялось обычной повседневной жизни в «стране черных». И судить о ней можно лишь по отдельным замечаниям.

Вот, например, брошенное мимоходом сообщение ал-Бекри о жителях Ганы: «Они сеют дважды в год: первый раз — по заливным землям Нила, когда он у них выходит из берегов, а вторично — по увлажненной земле». Но поливное земледелие, о котором говорится в этом отрывке, не занимало в то время большого места в Западном Судане. Гораздо чаще люди сеяли дурру — засухоустойчивую разновидность проса, не требующую полива. «Когда ты отправишься из Ганы на восход солнца, — рассказывает ал-Бекри, — то по дороге, заселенной черными, пройдешь до места, называемого Аугам. Они сеют дурру, и это их пища». Дурру вывозили из Сахеля на северо-восток, в Тадмекку, важный торговый город на плато Адрар-Ифорас, через которое проходит путь от Гао в Ливию. И в XII в. ал-Идриси писал о местностях по северному, левому берегу Нигера: «Это страна риса и дурры с крупными зернами, кушанья из которой превосходны». А ведь речь здесь идет об одном из главных районов рисосеяния в Судане. Здесь же ал-Идриси отмечает и рыболовство как одно из главных занятий жителей прибрежных районов.

Еще одна культура привлекла внимание арабских географов: хлопок. Ал-Бекри сообщает о местностях по верхнему течению Сенегала, расположенных как раз недалеко от центра Ганы: «В их области хлопка немного, но при доме почти каждого жителя есть хлопковые посадки». Он же рассказывает о «красивых тканях из хлопка», которые производились в этих областях.

Но этими краткими замечаниями и ограничивается все, что можно узнать о сельском хозяйстве и ремесле Западного Судана в XI—XII вв. от главных наших информаторов — ал-Бекри и ал-Идриси (если не считать еще упоминаемого ал-Бекри производства бичей из шкур бегемота). А ведь остальные авторы не сообщают и этого.

Но все-таки давайте попробуем прочитать главу из «Книги путей и государств» ал-Бекри, посвященную Гане, — все то же единственное ее описание — и представить себе, что же такое была на самом деле эта «страна золота» — Древняя Гана. Главу эту ал-Бекри так и назвал: «Рассказ о Гане и об обычаях ее жителей».

«Гана — это прозвание их царей, название же страны — Аукар. Имя их царя сегодня — а это 460 год[5] — Тунка Манин... Имя их царя до него было Баси; он ими правил, будучи 85 лет от роду. Баси был прославлен своим образом жизни, любовью к справедливости, предпочтением, оказываемым мусульманам. К концу жизни он был слеп, но скрывал то от подданных своих и делал вид, будто он зрячий. Перед ним клали разные предметы, а он говорил: это-де красиво, а это безобразно. Везиры царя делали это неясным для людей, а царю обиняками объясняли, что ему говорить. Простонародье его не понимало.

Этот Баси приходился Тунка Манину дядей по матери: обычай их и способ действия их таков, чтобы царская власть принадлежала только сыну сестры царя. Ибо относительно него несомненно, что тот сын его сестры. По поводу же сына своего царь сомневается: он не уверен в истинности своего родства с ним...».

Посмотрим, что можно узнать из этого рассказа. Прежде всего о названии области, которая была политическим центром объединения. В арабоязычной литературе нередки бывали случаи, когда ту или иную страну называли по имени или по титулу ее правителя. Так случилось и с Ганой. Мы видели уже, что Ибн Хаукал употреблял это слово как титул. Впоследствии титул стал обозначать всю державу, и у арабских авторов после ал-Бекри даже не возникало сомнения в том, что слово «Гана» — это именно название страны. И даже больше того: исторические сочинения, написанные намного позже, уже в XVII в., местными западноафриканскими учеными, приписывают правителю Ганы уже совсем другой титул: кайямага. И объясняют его значение: «царь золота». Впрочем, современный гамбийский исследователь Абдулай Батили, сам сонинке по происхождению, предпочитает иное толкование этого титула — «податель благ; щедрый». Как бы то ни было, в любой форме такого прозвания присутствует слово мага, точнее — маха, а это, по мнению Батили, и было истинным титулом правителя Уагаду-Ганы. При этом он подчеркивает, что историческое предание сонинке самое слово «Гана» не упоминает ни в качестве топонима, т.е. названия страны или ее столицы, ни как титул правителя.

Немалый интерес представляет и сообщение о наследовании верховной власти не прямым потомком правителя, а племянником, сыном его сестры. Это сообщение как будто отражает возможный факт сохранения у сонинке, вернее — у правящей группы этого народа (потому что истории известно не так уж мало случаев, когда у народа счет родства велся по одной линии, а у его правителей — по другой) такого явления, как материнский род. Такая форма общественной организации восходит своими корнями к очень давним стадиям развития человеческого общества. Материнский род, по мнению большинства исследователей, вообще был первичной формой этой организации, основной ячейкой родового строя на ранних его этапах. Конечно, в Древней Гане мы встретились бы с уже поздними вариантами материнского рода, и это подтверждается самим порядком престолонаследия, описанным ал-Бекри.

В самом деле, наследование верховной власти (она в этом случае оказывается как бы особым видом родовой собственности) происходит среди родственников по женской линии. Но, во-первых, передается она не по прямой линии — от матери к детям, — а, выражаясь в привычных нам терминах родства, от дяди к племяннику по женской линии. А во-вторых, при всем при том в число возможных наследников входят только мужчины, так что возглавляет такой материнский род все равно мужчина. Подобное общественное устройство и посейчас существует у довольно большого числа народов Тропической Африки. Обычно оно рассматривается в науке как свидетельство определенной архаичности социально-экономической их организации, хотя, надо сказать, никогда не служило непреодолимым препятствием на пути распада родового общества и появления начатков общества классового.

Надо, правда, сказать, что некоторые исследователи выражают сомнение в том, что описываемый ал-Бекри порядок наследования власти принадлежал самим сонинке, а не был ими заимствован у соседей-берберов. Выдвигался и такой довод, что эпизод с правителем Баси — скорее исключение, единичный случай, поскольку, как уже говорилось, сонинке родство считают все же не по материнской линии. Однако данные этнографии свидетельствуют, что даже при отцовском счете родства у этого народа узы между братом матери и ее сыном считаются особо социально значимыми. Больше того, дети мужчины по отношению к сыну его сестры считаются (точнее, конечно, именуются) «рабами».

К тому же, по обычаю сонинке, правитель — тунка — назначает себе как бы заместителя для ведения, так сказать, текущих дел. Заместитель этот избирается им из числа младших по поколению родственников и именуется «дитя правителя» — тунка леминне. Формально это не наследник верховной власти, но все ее реальные рычаги оказываются в его руках, особенно если сам тунка уже стар и слаб. Не правда ли, последнее обстоятельство очень напоминает то, о чем говорит нам ал-Бекри? Да и фонетическое сходство имени упоминаемого им правителя с титулом заместителя несомненно...

Если же речь шла все-таки о материнском роде, то в сообщении ал-Бекри мы сталкиваемся, как видно будет из дальнейшего, именно с поздним материнским родом как с одним из свидетельств того, что Древняя Гана далеко не покончила еще с остатками родового строя, такой организации общества, при которой оно еще не делилось на враждебные классы. Конечно, это не главный, но все же существенный довод в пользу такого тезиса.

Рассказ ал-Бекри содержит и еще одну любопытную деталь. Я имею в виду то, что «везиры царя делали это неясным для людей, а царю обиняками объясняли, что ему говорить» (т.е., попросту говоря, скрывали от подданных слепоту правителя). Дело в том, что у очень многих народов мира, и не только у африканских, физическое здоровье правителя, его, так сказать, телесная полноценность, считались непременным условием отправления им своих социальных функций. Не будем забывать, что на определенной стадии развития правитель, с одной стороны, олицетворяет целостность, благополучие, физическое и нравственное здоровье коллектива, выступая в качестве символа последнего. С другой же стороны, он так или иначе представлял этот коллектив и как посредник между живыми и предками, между людьми и силами природы, от которых зависели судьба, а нередко и самое существование этих людей. Естественно, что в глазах соплеменников столь многотрудные обязанности он мог выполнять, лишь будучи абсолютно здоровым, сильным человеком.

В то же время смена правителя вносила определенные, порой довольно разрушительные моменты в установленный и привычный порядок вещей, особенно когда имелось несколько в общем-то равноправных претендентов на власть. Не так уж редко вопрос о том, кто станет верховным правителем, решался в ожесточенных военных столкновениях. И отсюда понятно стремление ближайшего окружения дряхлеющего носителя власти подольше скрывать от соплеменников и признаки такого дряхления, и даже его смерть. Древняя Гана, видимо, отнюдь не была в этом смысле исключением.

«Город Ганы»

Пойдем дальше. «Город Ганы, — продолжает свой рассказ ал-Бекри, — это два города на равнине. Один из них — город, который населяют мусульмане; это большой город, в нем двенадцать квартальных мечетей. Одну из них они сделали соборной, и в ней есть имамы, муэдзины и чтецы Корана; есть в ней и законоведы, и люди науки. Вокруг города располагаются пресные колодцы, из них пьют жители и над ними выращивают овощи.

А город царя расположен в шести милях от этого; называется он ал-Габа. Между обоими городами — сплошные жилые кварталы, постройки сделаны из камня и дерева акации. У царя есть дворец и купольная беседка, все то окружено стеноподобной оградой. В царском городе есть мечеть, в ней молятся те из мусульман, кто приезжает к царю; мечеть эта поблизости от помещения царского совета. Вокруг царского города расположены купольные постройки, и рощи, и заросли, в которых живут их колдуны — а это те, кто хранят веру их жителей. В этих зарослях находятся их идолы и погребения их царей. Рощи те охраняются, никто не может в них войти, и неведомо, что в них такое. И там же — царские тюрьмы; если в них кто-либо бывает заточен, люди не имеют более о нем сведений».

Мы видим по рассказу ал-Бекри, что в Гане стойко сохранялись верования ее жителей, ничего общего не имевшие с исламом. Сохранялся авторитет жрецов, которых арабский писатель называет колдунами. Сохранялись и священные рощи, где хранились «идолы» — скорее всего, изображения предков. Все это говорит о том, что в обществе еще сильны были родовые пережитки, что ислам, религия общества классового, почти не затронул коренное население страны.

Нам становится ясно, что ни правитель, ни ближайшее его окружение еще не стали мусульманами. «Город царя» и «город мусульман» составляли два разных, расположенных на значительном расстоянии друг от друга района столицы. Мусульманами в городах Западного Судана были в то время главным образом выходцы из стран, лежащих на средиземноморском побережье Африки. И первое место среди них занимали купцы. А за купцами потянулись мусульманские законоведы — факихи, священнослужители, просто разношерстные авантюристы, привлеченные рассказами о богатствах «страны черных». Весь этот пестрый люд селился в особых кварталах, где строил себе дома по привычным образцам, жил своей особой жизнью, совсем иной, чем та, какой жило окружавшее его коренное «черное» население. Такие кварталы существовали и тогда, и много позже во всех крупных торговых центрах Судана. Даже в Гао, где к этому времени, т.е. к XI в., царский род был уже мусульманским, продолжало сохраняться деление на «царский город» и мусульманские кварталы — об этом рассказывает нам тот же ал-Бекри.

При этом из сообщения ал-Бекри мы хорошо видим, насколько велик был мусульманский город в столице Ганы. Двенадцать квартальных мечетей — это значит, что в городе было не меньше двенадцати кварталов. К тому же одна из мечетей служила соборной, общегородской — помните: «и в ней есть имамы, муэдзины и чтецы Корана»? Да еще и специальная мечеть для царских гостей в «городе царя». Так что мусульман в ганской столице было довольно много.

И все же они составляли лишь меньшинство населения: ведь на пространстве в шесть миль, т.е. около 12 км, разделявшем мусульманские кварталы и царскую резиденцию, жили «черные» африканцы, коренные обитатели столицы. К сожалению, африканские жилые районы почти не сохранились, при раскопках ученым удалось обследовать главным образом бывший мусульманский город. Но и эти, раскопки, хотя материал о них датируется временем более поздним, чем эпоха ал-Бекри, а именно началом XIII в., дали очень много интересного.

Не сразу удалось установить, где располагалась столица Древней Ганы. Руководствоваться приходилось главным образом теми расстояниями, которые приводят арабские географы, сообщая о путях через Сахару и прилегающие к ней районы Западного Судана. И даже название столицы не было толком известно: арабы — те же ал-Бекри и ал-Идриси, — как мы видели, именовали ее просто «городом Ганы» или «городом царя Ганы». Название «Кумби» впервые появляется в исторической хронике, законченной вТомбукту в середине XVII в., через несколько веков после окончательного падения первой средневековой державы Западного Судана. Да и там сказано только: «Городом царя был Кумби — большой город». Так что до того как в начале нашего века с этой хроникой познакомились французские ученые, никто бы не смог с какой-то долей определенности сказать, где же все-таки лежал этот легендарный «город Ганы».

Помещали его и к западу от Томбукту, и в районе сахарского города Валата, и к югу от него, в окрестностях нынешнего селения Нема в южной части Мавритании. Только в 1913 г. жители Валаты проводили французского исследователя Огюста Боннель де Мезьера на городище Кумби-Сале в сотне километров к северо-западу от города Нара почти у самой границы нынешних Мали и Мавритании, на мавританской ее стороне. Боннель де Мезьер, даже произведя пробные раскопки, не решился еще поверить, что перед ним — развалины столицы Древней Ганы. Только 11 лет спустя другой французский ученый, уже упоминавшийся раньше Морис Делафосс, сопоставил местоположение Кумби-Сале с теми маршрутами и расстояниями, о которых сообщали средневековые географы. И такое сопоставление позволило наконец Делафоссу твердо сказать: да, огромное городище Кумби-Сале — это бывшая столица Ганы. Но лишь через 15 лет на городище на короткое время появились археологи, а планомерные раскопки были проведены и того позже: в 1949—1951 гг.

Что же обнаружили во время .этих раскопок осуществлявшие их археологи Томассе, Мони и Шумовски? Прежде всего результатом их работ стало подтверждение известных по письменным источникам тесных связей, что существовали когда-то между Ганой и Северной Африкой. Архитектура построек мусульманского города, их планировка, орнаменты, которыми они были украшены, — весь облик города удивительно схож с обликом пришедших ныне в глубокий упадок сахарских городов, стоящих на древней караванной дороге в Марокко, — таких, как те же Валата или Тишит. Материал, собранный на городище, оказался почти таким же, как и тот, что обнаружили раскопки в городах и оазисах Западной и Центральной Сахары. И говорил он о том, что население обследованной части города было почти исключительно арабо-берберским. Когда начали раскапывать кладбище, на нем не оказалось ни одного немусульманского захоронения. Все подтверждало, что некогда на этом месте стояло крупное, даже очень крупное по местным масштабам, поселение, что в нем жили главным образом мусульмане и родом они были из Северной Африки.

Но раскопки показали и другое. Вокруг центрального ядра, которое составили постройки из камня и обожженного кирпича (и только поэтому они и сохранились), располагались обширные предместья. В древности они были застроены, видимо, глинобитными и соломенными хижинами, поэтому судить о них можно лишь по таким сохранившимся предметам, которые смогли выдержать несколько сотен дождливых сезонов: черепкам, бусам, металлическим предметам. Вероятно, эти предместья снабжали город продовольствием, т.е. имели сельскохозяйственный характер.

Не удалось обнаружить на городище следов развитого ремесла: не исключено, что его и не существовало здесь в сколько-нибудь заметных размерах. Зато в руки ученых попало множество доказательств той огромной важности, какую имела для Кумби торговля, в частности торговля золотом. Самую, пожалуй, многочисленную группу находок составили гири. Причем в большинстве своем они были настолько мелкими, что возник вопрос: для чего можно было использовать такую мелочь? Что взвешивали с ее помощью? И ответ мог быть только один: гири служили для взвешивания драгоценного металла, для золотой торговли.

Раскопки на городище Кумби-Сале обнаружили еще одну любопытную подробность внешней торговли, которую Гана вела с севером. Вы помните, как ал-Бекри рассказывал о пошлинах на медь, которую вывозили отсюда? Так вот, в Кумби-Сале были найдены тонкие медные пластинки двух видов — одни из них вдвое больше других по длине и по весу. Что это такое, помогли понять, во-первых, сообщения гораздо более поздних арабоязычных авторов, относящиеся уже к XIV в. Эти писатели рассказывали, что в местностях, прилегавших к полосе тропических лесов, очень высоко ценилась медь, которую добывали в районе поселка Такедда на плато Аир (нынешняя Тегидда-н-Тесемт); впрочем, о вывозе из Сахеля- меди свидетельствовал уже ал-Идриси, и к тому же эта медь была одной из главных статей ввоза в Текрур.

А во-вторых, еще в конце прошлого века в некоторых районах Западной Африки такие медные пластинки использовались как платежное средство — о том же, собственно, писал и один из путешественников XIV в., рассказывая о Такедде. Иными словами, перед археологами были древнейшие африканские медные деньги...

Цари, купцы, невольники

Но вернемся к рассказу ал-Бекри. В нем рядом со свидетельствами сохранения древних пережитков появляются и такие нотки, которые явно не могли бы прозвучать, если бы в Гане в неприкосновенности сохранялось доклассовое общество. Одно упоминание царских тюрем говорит о том, что власть правителей приходилось поддерживать уже и средствами принуждения. Впрочем, мы не вправе забывать и другое. При всей наблюдательности и внимательности тех людей, чьи сообщения легли в основу труда ал-Бекри в той его части, что повествует нам о Древней Гане, это были люди своего времени и своей социальной и культурной среды. И то, что они видели в «стране золота», они понимали и оценивали в привычных для себя, для своего общества понятиях и категориях. Так что слова о царских тюрьмах все же приходится принимать с известной долей осторожности.

Но то, что Абу Убейд рассказывает дальше, позволяет думать, что имущественное расслоение в Гане было уже весьма ощутимо. И в еще большей степени продвинулось социальное неравенство — резкое различие в правах и обязанностях людей: тех, кто оказался у вершины власти, управлявших, и подавляющего большинства, тех, кем управляли. Вчитаемся снова в рассказ ал-Бекри.

«Переводчики царя, — говорит он, — из мусульман, точно так же, как и его казначей и большинство его везиров. В шитые одежды никто из людей царской веры не облачается, за исключением самого царя и его наследника — а это сын его сестры. Остальные же люди надевают хлопчатые или шелковые и парчовые повязки — по обстоятельствам своим...

Их царь украшает женскими украшениями шею и оба локтя, а на голову возлагает высокую и острую позолоченную шапку, к которой прикреплены тонкие пряди хлопка. Когда дает он людям аудиенцию для разбора обид, то делает это в шатре, а вокруг шатра привязаны десять лошадей под позолоченными покрывалами. Позади царя стоят десять юношей, носящих выложенные золотом кожаные щиты и мечи. Справа от царя находятся сыновья царей его страны; волосы на головах у них заплетены золотом, на них тонкие одеяния. Правитель города сидит на земле пред царем, а вокруг него на земле сидят везиры. А у входа в шатер — породистые собаки, которые почти не отходят от места, где пребывает царь, охраняя его; на шеях у собак золотые и серебряные ошейники, и на каждом ошейнике — некоторое число золотых и серебряных блях.

О царской аудиенции они возвещают боем барабана, который именуют „даба", — это продолговатый полый кусок дерева, и люди собираются. Когда к царю приближаются люди его веры, они становятся на колени перед ним и сыплют прах на голову себе — таково их приветствие царю. Что же касается мусульман, то их приветствие ему заключается лишь в хлопании в ладоши».

Здесь уже много такого, что напоминает нам о классовом обществе, о тех приемах, которые всегда использовала правящая верхушка общества, дабы возвеличить и особу правителя, и самое себя. Пышность и великолепие, окружавшие персону царя; царская привилегия — носить сшитую одежду; сыновья правителей зависевших от Ганы областей, которых держали при царском дворе заложниками, — все это было своеобразным знаковым языком, языком символов, задачей которого было выделить правителя и его окружение из числа простых смертных, противопоставить последним и возвысить над ними тех, кому принадлежит власть. И неотъемлемой частью этого же знакового языка представала подчеркиваемая в рассказе рабская почтительность подданных, их самоуничижение пред особой государя. Да, во внешних своих проявлениях это общество далеко ушло от некогда существовавшего в родовом обществе равенства...

Здесь же ал-Бекри приводит любопытную и живописную деталь — в какой-нибудь ближневосточной стране или в мусульманской Испании она не представляла бы ничего необычного, но в условиях Западной Африки должна была особенно подчеркнуть богатство и могущество правителя. Речь идет о десятке лошадей, привязанных у царского шатра во время приемов.

Дело в том, что своих лошадей в огромных областях к югу от Сахары было очень мало. Тяжелый климат и муха цеце, переносчик возбудителей страшной сонной болезни, опустошавшей целые страны, никак не способствовали успехам коневодства. Поэтому хорошие лошади представляли предмет роскоши и были очень дороги. И расплачивались за них с североафриканскими поставщиками, как правило, живым товаром — невольниками. Через четыреста лет после ал-Бекри португальские мореплаватели рассказывали: когда у какого-нибудь «сеньора» в прибрежных областях появляется желание купить себе коня — просто, чтобы на нем покрасоваться, даже и не для военной надобности, — он отправляется в ближайшее селение, свое или чужое — безразлично, хватает там сколько ему нужно людей и продает их за лошадей. А стоила одна лошадь, добавляет другой европейский путешественник, «до четырнадцати голов негров-рабов, смотря по качеству и красоте лошадей». Потому-то царские лошади и были как бы высшим доказательством могущества правителя: ведь и во времена расцвета Ганы их приходилось покупать у купцов по очень дорогой цене.

Но то, что сообщает о царских лошадях ал-Бекри, пожалуй, меркнет перед рассказом все той же хроники XVII в. Вот как выглядели царские конюшни правителей Ганы в изложении хронистов: «Говорят, что кайямаге принадлежала тысяча лошадей, привязанных в его дворце. Существовал известный обычай: если падет одна из лошадей утром, то на ее место приводят взамен другую до наступления вечера. И ночью поступали подобно этому. Ни одна из лошадей не спала иначе, как на тюфяке, и не привязывалась иначе, чем шелковым шнуром за шею и за ногу. У каждой из лошадей были медные сосуды, в которые она мочилась; и ни одна капля ее мочи не попадала на землю — только в сосуд... И ни под одной ты бы не увидел ни единого кусочка навоза. При каждой лошади было трое слуг, сидевших подле нее: один из них занимался ее кормом, один — ее поением, и одному поручалось следить за ее мочой и выносом ее навоза».

Конечно, не стоило бы целиком принимать этот рассказ на веру: время подчас резко укрупняет в глазах людей реальности прошлого — и чем дальше от этого прошлого, тем в большей степени. Но что владение большим числом лошадей было привилегией и одним из признаком могущества — это факт неопровержимый. И можно только гадать, сколько золота и рабов выкачали из Западного Судана и граничащих с ним на юге областей предприимчивые североафриканские «негоцианты» за обеспечение суданских правителей этим необходимым атрибутом их вельможного величия.

Впрочем, не одного только такого величия. У некоторых западносуданских народов существовали, так сказать, ритуальные лошади, предназначавшиеся в качестве верховых животных для духов-покровителей. Реально же на таких лошадях никто и никогда не ездил. Правда, как раз у сонинке, создателей Древней Ганы, такой обычай не засвидетельствован, но зато он был достаточно распространен восточнее, у сонгаев.

Насколько велика была пропасть между простым народом и правителем, хорошо видно и из описания царского погребения в Гане, принадлежащего все тому же ал-Бекри. Вот оно: «Когда умирает их царь, они воздвигают для умершего большой купол из дерева платана и ставят на место будущей могилы царя. Потом приносят покойного на троне с небольшим числом ковров и циновок и вносят его в то купольное строение; вместе с царем кладут его украшения, его оружие и его посуду, из которой он ел и пил (а в посуду помещают еду и питье). И вместе с царем вносят тела людей из  числа тех, кто ему прислуживал при еде и питье. За ними закрывают двери строения, а на купол укладывают циновки и товары. Затем собираются люди и насыпают поверх купола землю, пока не станет он похож на большой холм; и потом окапывают этот холм кругом рвом, так что к тому холму можно подойти только в одном месте. Для своих покойников эти люди режут жертвенных животных и наливают для умерших вино».

У сонинке и родственных им народов подобный обычай погребения правителей сохранялся много веков. В конце XV в. португальцы застали такие же погребальные обычаи в прибрежных областях современной Гамбии. В конце прошлого и в начале нынешнего веков французские этнографы описали обычаи, которые почти не изменились, а их коллеги-археологи вскрыли такие же погребения как раз в местностях, прилегающих к среднему течению Нигера. И если ал-Бекри просто рассказал о царском погребении, хотя и приведя такие красноречивые подробности, как убиение царских прислужников, которые должны были последовать за господином в загробный мир, то более поздний историк прямо говорит: хоронят только богатых и знатных, а трупы бедняков просто выбрасывают, так же как туши домашних животных.

Впрочем, такое разграничение погребальных обрядов по социальному и имущественному положению покойного не раз встречалось у самых разных народов. Больше чем за двести лет до ал-Бекри арабский путешественник Ахмед ибн Фадлан, который ехал через Среднюю Азию в составе посольства багдадского халифа ал-Муктадира к «царю славян», рассказывал почти слово в слово то же самое о погребальном обряде у кочевников-огузов, предков современных туркмен. И дело здесь вовсе не р простом совпадении, а в том, что подобное разграничение соответствовало в разное время и в разных частях земного шара одной и той же стадии социально-экономического развития: началу перехода от доклассового общества к классовому.

Люди, писавшие отчеты, легшие в основу рассказа ал-Бекри о Западной Африке, были наблюдательны и практичны. Они хорошо понимали: основа могущества правителей Ганы — их богатства. А богатства эти во многом зависели от добычи золота и от получения царем своей доли в этой добыче. Распределение же добываемого (а точнее — получаемого от соседей) золота со всей ясностью показывало, с одной стороны, важность той роли, какая принадлежала ганским правителям в самой организации получения и транспортировки драгоценного металла, а с другой — вело к дальнейшему возвышению кайямаги и его окружения над простыми соплеменниками.

«Когда на любой из россыпей страны этого царя находят золотой самородок, — говорит ал-Бекри, — царь его забирает; людям же он оставляет из золота лишь мелкую пыль. Если бы не это, количество золота во владении людей возросло бы настолько, что золото обесценилось бы. Самородки бывают от унции до ритля[6] весом; и говорят, будто у царя есть самородок, подобный огромному камню».

Вот этот «самородок, подобный огромному камню», стал для арабских авторов как бы символом царского сана в Гане и сменившем ее Мали. Через сто лет после ал-Бекри этот «камень» как самую первую достопримечательность Ганы описывал ал-Идриси: «Во дворце у царя есть золотой кирпич из одного цельного куска золота, весом в 30 ритлей — это достоверно известно людям из ал-Магриба ал-Акса[7], и разногласий относительно этого нет. Аллах создал его целым слитком, который не отливался в огне и не обрабатывался никаким орудием. В нем пробито отверстие, за которое привязывают лошадь царя. Этот слиток — диковина, какой нет ни у кого, кроме царя, и его исключительная привилегия. Царь гордится им перед прочими царями черных».

Трудно, конечно, сейчас сказать, какой величины был на самом деле этот легендарный самородок. Ведь ритль, как всякая средневековая единица, сильно варьировал в зависимости от места, времени и даже вида товара. В том же Египте наряду с только что упомянутым ритлем в 437,5 г существовали и другие, больших размеров (от 500 до 1032 г), а в Сирии и Палестине величина его колебалась от 1,5 до почти 3 кг. Но если уж самородок использовался как коновязь, то приходится считать, что ал-Идриси говорит именно о таких, «больших», единицах: при удельном весе золота 19,3 только «камень» весом около 85 кг будет иметь сколько-нибудь заметные размеры. Как бы то ни было, царская монополия на самородное золото имела очень ясный социальный смысл: вместе с другими чертами ритуала она говорила о появлении в Гане правящего слоя, имевшего немалые привилегии — и имущественные, и социальные — по сравнению с остальным населением.

И ал-Бекри и ал-Идриси обратили внимание на еще одну отрасль хозяйства тогдашней Ганы и прилегавших к ней стран, в частности Текрура. Этой отраслью была торговля невольниками. По своей древности она, видимо, намного превосходила золотую и соляную. Трудно сказать, с какой целью охотились на «эфиопов-троглодитов» гараманты, о которых рассказывал Геродот; но в том, что черные рабы поступали и в Карфаген, и в Римскую Африку, сомневаться не приходится. И со временем эта торговля отнюдь не утратила своего значения. Занимались ею обычно те же купцы, что осуществляли обмен соли на золото, а объектом их «деятельности» неизменно были негроидные жители областей, граничивших с саванной на юге.

Вот как раз о таких купцах, совмещавших коммерческие операции с охотой за рабами и избравших в качестве охотничьих угодий пограничные области нынешних Сенегала и Мали, рассказывает «Книга путей и государств» ал-Бекри: «на Ниле[8] лежит город Ярсана, который населяют мусульмане; а те, кто живут вокруг нее, — многобожники... Из Ярсаны вывозят черных невольников люди неарабского происхождения, известные под названием нунгамарата, это торговцы золотым песком в той стране».

Не раз говорит о работорговле и ал-Идриси. Вот как выглядит в его описании положение в верхнем течении Сенегала: «К югу от Барисы (это тот же самый город, что и Ярсана ал-Бекри. — Л.К.) расположена земля Ламлам, до нее около десяти дней пути. Жители Барисы, Силлы, Текрура и Ганы совершают набеги на страну Ламлам, берут в полон ее жителей, пригоняют их в свою землю и продают приезжающим к ним купцам. Купцы же уводят тех в другие страны».

Дальше следует рассказ о землях в междуречье Нигера и истоков Сенегала: «по берегам ручья, из которого пьют воду, от его истока до впадения в Нил, живут многочисленные народы нагих черных... Жители соседних с ними стран с помощью разных хитростей постоянно захватывают их в полон, угоняют в свои страны и, связанных друг с другом, продают купцам. Большое их число ежегодно угоняют в ал-Магриб ал-Акса».

И, наконец, описание областей в верхнем течении Сенегала около нынешнего города Каес: «Город Гийяра расположен на берегу Нила; он окружен рвом. Жители Гийяры многочисленны, они отважны и опытны. Они совершают набеги на страну Ламлам, берут в полон жителей, пригоняют их и продают ганским купцам. Между Гийярой и землей Ламлам тринадцать переходов. Жители Гийяры запасаются водой и ночью выступают в путь на кровных верблюдах. Цели они достигают днем, захватывают добычу и возвращаются в свою страну с теми из жителей Ламлама, над кем даровал им победу Аллах».

Из всех этих рассказов видно не только то, как распространена была охота за рабами на продажу, но еще и то, что чернокожие жители Ганы и соседних стран принимали в ней живейшее участие, нисколько в этом не уступая арабо-берберским купцам из Северной Африки.

Те из европейских исследователей, кто старался объяснить работорговлю в Западной Африке до появления в ней европейцев какой-то извечной враждой между белыми и черными африканцами, совершенно определенно оказывались не в ладу с фактами. Дело было не во вражде между расами, а во влиянии, которое оказывали на общественное развитие западной части континента южнее Сахары давно уже сложившиеся классовые общества Северной Африки: спрос на рабов неминуемо порождал и предложение товара. И среди жителей Ганы появились люди, заинтересованные в том, чтобы этих рабов добыть и выгодно продать.

Но чтобы обеспечить бесперебойное поступление в руки торговцев живого товара, в ничуть не меньшей, если даже не в большей степени, чем в золотой торговле, требовалась сильная власть, обладающая достаточными военными возможностями. И эту власть, эту военно-организационную структуру предоставляла все та же ганская правящая верхушка. Здесь, так же как и в торговле золотом, расцвет работорговли наступил с появлением в сахельско-суданской зоне могущественного раннеполитического образования. В самом деле, только в арабское время продажа черных невольников сделалась объектом пристального внимания, первые же следы пребывания угнанных с юга рабов в хозяйстве Сахеля и Судана устное предание и археологические материалы засвидетельствовали позднее, и то на окраинах Ганы, в частности в Аудагосте, о котором нам вскоре предстоит поговорить подробнее. Так вот, предание рассказывает о существовании в этом городе в XI—XII вв. особой группы подневольных людей, использовавшихся главным образом в добыче и транспортировке соли из месторождения в Иджиле. И именовались эти люди маханбинну, т.е., согласно толкованию некоторых исследователей, «черные люди царя». Под «царем» имелся в виду правитель Уагаду, иначе говоря, Ганы. Можно ли удачнее подтвердить роль этих правителей, всей вообще военно-политической надстройки ганского общества в развитии работорговли?

Но и торговля рабами, и торговля золотом — можно в данном случае говорить вообще о, так сказать, внешней торговле, которую в значительной мере контролировала верховная власть, — оказывали сильнейшее обратное влияние на эволюцию самого ганского общества. Надо, впрочем, отметить, что такой контроль был довольно распространенным явлением в обществах, находившихся на стадии становления государственной власти или на ранних этапах существования последней И вот такая внешняя торговля ускоряла в этом обществе имущественное расслоение, усиливала быстро богатевшую ганскую верхушку. В Гане к тому времени, когда о ней писал ал-Бекри и когда она находилась на вершине своего могущества, из прежней родовой верхушки начинал уже складываться какой-то господствующий класс, точнее, конечно, зачатки такого класса; некоторые ученые у нас и за рубежом употребляют для их обозначения определение «протокласс».

Но был этот протокласс довольно своеобразен. Он вырастал почти исключительно на караванной торговле через Сахару. «Почти» — потому что в тот же Аудагост направлялись немалые по тем временам количества рабов, которых использовали там также и в сельском хозяйстве. Однако в целом интерес формировавшегося в Гане господствующего протокласса ориентировался в первую очередь за ее пределы: на увеличение даней с зависимых владетелей, на захват большего числа рабов, а не на ускорение хозяйственного, а значит, и общественного развития в самой Гане.

Мы даже не знаем, несло ли население какие-то повинности в пользу верховной власти. С тем или иным основанием мы можем говорить только об одной такой повинности: о царской «монополии» на самородное золото. Но ведь вполне очевидно, что не могло заниматься золотодобычей и, таким образом, иметь касательство к самородкам все поголовно население страны. А значит, повинность эта имела, скорее всего, очень выборочный характер, и роль ее в сравнении с внешними данями, а тем более — с доходами от обмена соли на золото, едва ли была существенной. Если принять это во внимание, то получается, что зарождавшийся в Гане господствующий протокласс еще не успел сделаться эксплуататорским, во всяком случае, по отношению к собственным соплеменникам. Конечно, для них он был явлением преимущественно паразитическим — но и только.

Судьба Аудагоста

Итак, мы почти ничего не знаем не только о наличии или отсутствии эксплуатации внутри самой Ганы, но и о состоянии ремесленного производства в Гане и его возможностях. Единственное исключение — Аудагост. Поэтому-то мы и остановимся на этом городе немного подробнее.

Здесь, в нескольких сотнях километров к северо-западу от городища Кумби-Сале, на плато Ркиз в Южной Мавритании, использовался подневольный труд «черных людей царя» Ганы, притом использовался довольно широко. Собственно говоря, в самом этом обстоятельстве не было ничего ни особенно удивительного, ни особенно необычного. В X—XII вв., пожалуй, только на северных границах Ганы существовали «настоящие» отношения эксплуатации: в сахарских оазисах.

Здесь довольно рано земледельческое черное население оказалось в полурабской-полукрепостной зависимости от туарегов, кочевавших в окружавшей оазисы пустыне. В истории человечества повсюду, где земледельческие области граничили с кочевой степью, с незапамятных времен существовала тесная связь между хозяйством кочевников-скотоводов и оседлых земледельцев. Обмен продуктами труда был жизненно необходим обеим сторонам. Но в Сахаре он довольно часто приобретал своеобразный облик.  Одна существенная особенность   отличала   эти   оазисы:   четкое  разделение  труда между людьми разной этнической и даже расовой принадлежности. Берберы-скотоводы — те же туареги, например, конечно,  никогда не стали бы сами заниматься  земледелием.   И  в Аудагосте,  как и в других оазисах,  возделывание посевов было делом потомков древних гангара, родных, так сказать, братьев чернокожих сонинке, создавших великую   Гану   в   немногих   сотнях   километров   к   юго-востоку. Но только в Аудагост потребовалось дополнительно доставлять для работы все тех же «черных людей царя». Почему?

Когда ал-Якуби в 891 г. заканчивал свою «Книгу стран», в которой под названием «Гаст» впервые упоминается Аудагост, описание этого оазиса выглядело очень кратким. Всего только: «Это возделанная долина, в которой расположены поселения. У жителей Гаста есть свой царь; нет у него ни веры, ни закона. Он ходит в набеги в страну черных, а их царства многочисленны». Другими словами, в конце IX в. хозяевами оазиса были уже знакомые нам санхаджа, одно из самых крупных и сильных кочевых племен пустыни. А так — обычное поселение на великом караванном пути, где можно получить немного воды и продовольствия.

Примерно в таком же ключе писали об Аудагосте в конце X в. Ибн Хаукал и еще один географ — ал-Мухаллаби. Для них обоих речь шла о конечном пункте пути караванов, который начинался в Сиджилмасе в Южном Марокко. Зато несколько десятилетий спустя ал-Бекри описывает Аудагост уже более пространно — как цветущую область с большим городом, рынками и пальмовыми посадками. И добавляет: он-де был, до того как завоевали его религиозные реформаторы-Алморавиды[9], столицей царя черных, коего именовали

«гана». Но даже и в этом нет еще ничего особенного: опять-таки обычный торговый город, хоть и столичный.

Когда в 1939 г. французские ученые предприняли первые раскопки на городище древнего Аудагоста, результаты этих раскопок, казалось бы, полностью подтвердили такую точку зрения. И здесь, на плато Ркиз, обнаружились следы довольно развитого земледелия, а поселения очень четко делились на два типа: один — такой же, как в торговых городах Сахары, населенных арабо-берберами, а другой — как в поселениях земледельцев Сахеля и саванны. Тоже — все, как обычно...

Но вот в 1960 г. французские ученые под руководством Жана Девисса, Денизы и Сержа Роберов начали раскопки городища Тегдауст у подножия плато Ркиз — городища, которое некогда было хорошо известным всем историкам Африки Аудагостом. И привычная картина стала довольно быстро «рассыпаться» под напором все новых и новых фактов. А собирались эти факты в течение 17 лет, с 1960 по 1976 г.

Оказалось прежде всего, что город периода расцвета, т.е. с начала X в. до 50-х годов XI в. (когда его разорили Алморавиды, предводительствуемые воинствующим проповедником чистоты ислама Абдаллахом ибн Ясином), был уже третьим по счету поселением на месте, где первый степной поселок обосновался еще в VII—VIII вв. (или в VIII—IX вв.: среди исследователей существуют две точки зрения на хронологию города, расходящиеся примерно на столетие на первых трех ее этапах, завершающихся одним и тем же 1055 г.). А всего таких сменявших одно другим поселений было семь, и город просуществовал до XVII в. Конечно, Алморавиды нанесли Аудагосту огромный ущерб; но город вовсе не прекратил на этом свое существование, как до недавнего времени принято было считать в науке. И до самого XV в. Аудагост продолжал играть роль важного торгового центра на караванном пути.

Но не только торгового. Город X—XI вв., занимавший площадь в два с половиной гектара, с широкими улицами и каменными домами, сохранивший следы активного террасирования земель и каналов, был к тому же и крупным сельскохозяйственным центром, и его торговля с суданскими районами на юге в очень большой своей части никак не была связана с традиционным обменом золота на соль. Предметами торговли служили зерно, выделанные кожи, изделия из железа и меди — и все это создавалось на месте, руками искусных земледельцев и ремесленников Аудагоста. Не случайно один из тех, кто раскапывал Тегдауст, назвал Аудагост «активным городом»! Причем в городском ремесле счастливо сочетались умение и традиции североафриканских и суданских мастеров: первые оставили свой отпечаток на архитектурном облике города и его построек (хотя и без суданских традиций не обошлось); что же касается изделий из металла и керамики, то в них отразились почти исключительно суданские влияния. И, видимо, как раз в пору своего расцвета в X—XI вв. избавился Аудагост от прежней роли исключительно торгового центра.

Опять-таки вопреки ранее распространенным взглядам, Аудагост начал приходить в упадок вовсе не в результате алморавидского погрома. Судьба города и его округи в принципе повторила судьбу неолитических обитателей Дар-Тишита: все решало в конечном счете наличие или отсутствие воды. Археологические материалы обнаруживают непосредственно после разгрома, во второй половине XI и в XII в. явные признаки ухудшения положения с водой: гораздо более глубокие квадратные в плане колодцы начинают сменять прежние круглые, существовавшие почти при каждом доме. Появляются новые плотины для задержки дождевых вод в бассейнах и в руслах ручьев и каналов. Отдельные улицы начинают приходить в запустение под натиском песка; стоянки кочевников подходят все ближе к городу. Ситуация особенно обострилась к концу XII в. И все же Аудагост как разносторонне специализированный центр (располагавший даже собственной «промышленной зоной»: раскопки одного из холмов обнаружили скопление остатков плавильных печей и керамических производств) просуществовал около шести столетий.

Именно важность Аудагоста как такого центра заставляла правителей Ганы стремиться завладеть городом. Конечно же, их интересовала в первую очередь роль города в транссахарской торговле. Но объективно захват Аудагоста в любом случае должен был увеличить мощь и экономические возможности Ганы. В конце концов в последнем десятилетии X в. войско кайямаги сумело все же подчинить своему государю этот оазис. Косвенным же подтверждением такой важности Аудагоста, и экономической и политической, как раз и звучит его отождествление со «столицей царя черных, коего именовали гана» в рассказе ал-Бекри.

Гана: классовое общество? Государство?

Так что же представляла собой Гана эпохи расцвета с точки зрения социально-экономической?

На этот вопрос трудно ответить сразу и однозначно, тем более — категорически: уж слишком скудны наши источники, слишком иной раз противоречивы их сообщения. И можно только постараться в большей или меньшей мере приблизиться к истине, пока новые исследования не позволят науке дать окончательные и исчерпывающие ответы на все остающиеся еще без решения вопросы.

Из рассказов арабских географов, особенно ал-Бекри, мы могли увидеть, что Гана середины XI в. далеко ушла от эгалитарного родового общества, что в ней уже наблюдались такие социально-экономические процессы, которые в исторической перспективе неминуемо должны были привести к складыванию в ней классового общества, разделенного антагонистическими противоречиями. Признаков такого именно развития перед нами предстало достаточно.

К ним относится прежде всего резкий отрыв носителя верховной власти и его окружения от рядовых соплеменников, засвидетельствованный в существовании не просто отдельного дворцового квартала, но такого, в котором помимо резиденции правителя находились не только царские святилища и захоронения, но и царские тюрьмы. Об этом говорит и церемониал царских погребений.

Сюда же надо отнести и содержание при царском дворе сыновей подчиненных правителей в качестве заложников; царскую монополию на крупные самородки золота и торговые пошлины, которые правители Ганы взимали в свою пользу с караванной торговли; и, конечно же, широкое распространение работорговли и неразрывно с нею связанной охоты за рабами в сопредельных областях, благодаря чему можно уверенно сказать, что в средневековой Гане уже состоялось знакомство с рабским трудом, хотя прямых свидетельств его применения внутри самой Ганы нет (окраинный Аудагост в данном случае не в счет).

Все это указывает на то, что общество сонинке так или иначе вступило уже на долгий и тернистый путь классообразованкя. И тем не менее данных этих недостаточно, чтобы хотя бы с какой-то степенью уверенности говорить об уже сложившемся в стране классовом обществе, пусть даже в ранних его формах.

А вдобавок те же самые источники говорят и о существовании множества таких явлений, которые целиком относились еще к доклассовому, но никак не к классовому обществу (например, о возможном наличии позднего материнского рода в правящей группе). Ни единым словом не подтверждается существование эксплуататорских отношений в среде самих сонинке. Ничего не известно о том, как же использовался труд простого люда — земледельцев, ремесленников, рыбаков, охотников. Можно лишь предположить, судя по очень отрывочным сообщениям источников, что дело ограничивалось небольшими подношениями, и невозможно даже сказать, сделались ли они уже постоянными по срокам или по объему.

Следует к тому же все время помнить, что производительные силы в земледелии — главной отрасли общественного производства — оставались на очень низком и застойном уровне. Техника земледелия была крайне примитивной, так что даже поливное рисосеяние встречалось скорее как исключение. Земли было много, и никакой потребности в повышении производительности земледельческого труда общество практически не ощущало. И так же точно почти ничего не знаем мы об уровне развития и организации ремесла на основной территории, подвластной правителям Ганы.

Медленный темп развития хозяйства, застойность форм общественной организации находили соответствие и в сохранении традиционных, восходивших к глубокой древности религиозных верований и форм идеологии в целом. Ислам к этому времени даже и поверхностно не слишком затронул общество сонинке: цари и большинство их ближайших придворных чинов еще оставались, с точки зрения арабов-мусульман, идолопоклонниками. Правда, при особе правителя уже состояла группа мусульман-советников, да к тому же и существование в самой столице большой мусульманской колонии создавало дополнительное удобство для проповеди новой веры: в ее носителях и проповедниках недостатка не было. Недоставало только одного — такого развития противоречий в обществе, при котором смена господствующей идеологии стала бы необходимостью.

Подавляющее большинство жителей Западного Судана, точнее, той его части, что входила в сферу влияния Древней Ганы, оставались при своих прежних верованиях, хотя ислам сделал уже серьезные успехи на востоке — в Гао, и на западе — в Текруре.

Ал-Бекри очень подробно и точно описал один из местных культов в районе впадения в Сенегал его притока Колембине. Вот это описание: «Это группа черных, поклоняющихся змее, похожей на большого дракона с гребнем и хвостом; ее голова похожа на голову двугорбого верблюда. Она живет в пещере в пустыне. У устья пещеры находятся решетчатая ограда, ступени и жилище людей, прислуживающих этой змее и воздающих ей почести. Они прикрепляют свои дорогие одеяния и лучшее имущество к этой ограде. Змее ставят блюда с едой и кубки с молоком и другим питьем.

Когда они пожелают, чтобы змея вышла к решетке, они произносят речь, свистят определенным образом, и змея к ним выходит. Если погибает кто-нибудь из их правителей, то все, кто достоин царской власти и приближен к ней, собираются, произносят известные им слова, и змея к ним приближается. Она их обнюхивает одного за другим, пока не ткнет | кого-нибудь из них носом; а когда ткнет, то возвращается в пещеру. Тот, кого она ткнула, следует за нею так быстро, как только может, чтобы выдернуть из хвоста змеи наибольшее число волосков, какое сможет. И продолжительность его правления над этими людьми соответствует числу этих волосков: по году за каждый волос. По словам черных, это их не обманывает».

Больше чем через сто лет после того как писалась «Книга путей и государств», около 1283 г., испанский философ и проповедник Раймунд Луллий, один из самых оригинальных людей не только своего времени, но, пожалуй, и всего испанского средневековья, описал со слов какого-то католического монаха, будто бы побывавшего в Западной Африке, существовавший там культ дракона. И его рассказ очень схож с тем, что сообщал ал-Бекри.

С образом змея связано одно из самых любопытных преданий народа сонинке. Смысл его сводится к тому, что змей по имени Бида был властителем Уагаду, которому обитателям этой области приходилось делать человеческие жертвоприношения. Некий «белый» герой по имени Динга, пришедший откуда-то с севера, убил змея и тем освободил людей Уагаду.

В общем-то это довольно обычный для мирового фольклора мотив героя-змееборца. Его не раз пробовали интерпретировать как свидетельство то ли драматического разрыва с традиционными верованиями и принятия ислама; то ли нашествия на Гану алморавидских отрядов в XI в.; то ли начинавшегося якобы упадка влияния Ганы и ее роли в торговле в связи с истощением золотых месторождений Бамбука

и перемещением центра золотодобычи в район Буре у впаде¬ния в Нигер его левого притока Тинкисо — тем самым-де контроль над золотом переходил в руки правителей Ман-динга.

Именно как подтверждение последнего из этих тезисов истолковывал французский ученый Шарль Монтей сообщение легенды относительно того, что отсеченная героем голова змея Виды упала как раз в Буре, сделав эту местность золотоносной. Однако же, согласно другим вариантам предания, у змея либо отрастала новая голова взамен отрубленной — и так до семи раз! — и каждая последующая, будучи отсечена, своим падением превращала в золотоносный какой-то очередной район — Бамбук, долину реки Фалеме и другие; либо голова действительно упала в Буре, но зато хвост змея — в Бамбуке, и с тем же самым минералогическим эффектом. Таким образом, превращение Бамбука в район золотодобычи одновременно с Буре похоже скорее на символическое изображение как раз подъема, а не упадка Ганы. Да и нельзя утверждать, что падение Ганы было как-то связано с переносом центра золотодобычи в Буре: Бамбук по-прежнему оставался «страной золота» до самого XVIII в.

Если же говорить серьезно, то неправомерно истолковывать миф (а легенда о Биде — это именно миф) с его мифологическим, если можно так выразиться, безвременным, точнее — вневременным, временем как свидетельство о конкретных событиях в конкретной Гане I тысячелетия н.э. Это сугубо идеологическое осмысление какого-то этапа прошлого, но отнюдь не исторический источник в истинном смысле этого слова. К тому же герой-змееборец — пришедший с севера человек с белым цветом кожи, — по мнению исследователей-африканцев, при сопоставлении его с Алморавидами невольно возрождал давно отвергнутый серьезной наукой тезис о белых носителях высокой культуры, якобы приобщавших к оной «диких» чернокожих.

Впрочем, к рассказу о змее Биде можно добавить небезынтересную деталь: и по сие время у сонинке-мусульман распространен культ змеи-бида. И убивать змей нельзя ни под каким видом — они входят в категорию «запретного».

И вот все эти соображения волей-неволей заставляют историка соблюдать осторожность при поиске ответа на заданный ранее вопрос: чем же была Древняя Гана периода ее расцвета? И здесь помимо того, что уже было сказано, особое место принадлежит терминологии.

Вот, скажем, мы привычно обозначаем средневековую Гану как государство и в общем-то почти никогда не вдумываемся в то, может ли она, собственно, считаться именно государством или же представляла собой что-то иное? Любому школьнику еще в начальных классах внушают как аксиому: государство есть орудие классового господства, механизм подавления одних классов к выгоде других. Но ведь в Древней Гане, мы только что это видели, такие противостоящие друг другу классы еще отсутствовали!

Пойдем дальше. В нашей науке давно утвердилось введенное еще Ф. Энгельсом представление о трех главных признаках, присущих уже родившемуся государству. Это, во-первых, отделившаяся от народа и стоящая над ним публичная власть; во-вторых, существование регулярно взимаемых на¬логов; в-третьих, замена родо-племенного деления народа территориальным. Но при этом всегда следует помнить и о неравномерности исторического развития. А в данном случае оно означает, что все три эти признака государства не возникали одновременно и сразу. Одни из них могли в своем развитии заметно опережать другие, зарождавшаяся государственность далеко не сразу обретала законченный вид.

Так вот, обращаясь от этих общетеоретических рассуждений к конкретной Древней Гане, мы сразу же оказываемся в затруднении. В самом деле, у нас, пожалуй, довольно доказательств того, что отделенная от народа публичная власть уже существовала. Но, переходя ко второму признаку, мы, скорее всего, должны будем признать, что он отсутствовал: можно говорить о данях с соседей, но лишь предполагать какие-то подношения верховному правителю, к тому же — от случая к случаю и в произвольном размере. Единственное исключение — царская монополия на самородки. А уж о смене родоплеменного деления народа территориальным и говорить не приходится: в Африке этот процесс шел особенно долго и трудно. С родоплеменным делением даже в составе крупных и сравнительно высоко развитых этнических общностей европейские исследователи сталкивались еще на рубеже XIX—XX вв. Нужно, правда, сказать, что со временем ислам в определенной степени способствовал «сглаживанию» родоплеменного сознания; но ведь вместо него он тоже предлагал разделение на мусульман и немусульман, а вовсе не территориальное самосознание, не сознание территориальной принадлежности. К тому же в Гане, как мы видели, ислам делал только первые шаги.

И, таким образом, из трех обязательных черт сложившегося государства Древняя Гана обладала только одной: отделенной от народа и стоящей над ним публичной властью. Видимо, структуру этой власти можно было бы обозначить получившим в последние десятилетия широкое распространение в науке термином «вождество». Под ним понимается последняя непосредственно предшествующая государству форма верховной власти: она уже отделена от народа, переходит по наследству в пределах сравнительно узкой группы лиц. А главное — такая надстройка держит в руках перераспределение общественного продукта в коллективе.

В Гане в получении такого продукта, да и в появлении на свет самого этого вождества, внешнее обстоятельство — транссахарская торговля — сыграло едва ли не большую роль, чем собственное социально-экономическое развитие общества сонинке. Потому-то и придавали правители Ганы такое значение караванной торговле, что она была главной из экономических основ существования первой '«великой державы» на территории тогдашнего Западного Судана. Ведь кроме нее не было еще никаких хозяйственных связей, которые бы могли скрепить державу таких размеров. И вся средневековая Гана со всей пышностью двора ее правителей и их богатствами была как бы громадной внешнеторговой надстройкой над обществом, где еще только создавались предпосылки для ускоренного перерождения доклассового общества в классовое.

Конец главы

Захват Аудагоста был крупнейшим внешнеполитическим успехом государей средневековой Ганы. И результатом целенаправленной и последовательной политики. Отчасти об этом только что говорилось. Но главное заключалось все же не просто в важности оазиса и города как таковых. Правители Ганы, так же как и сменившие их впоследствии цари Мали и Сонгай, старались как можно полнее подчинить себе торговлю через Сахару. Лишние посредники были в ней ни к чему. Во всяком случае, их роль желательно было свести к минимуму; это относилось и к берберским правителям Аудагоста. Избавившись от них, кайямага к началу XI в. сделался единоличным распорядителем южной оконечности транссахарского пути.

Это было время наивысшего могущества Ганы. На огромном пространстве от средней дельты Нигера до низовий Сенегала и от плато Тагант до Верхнего Нигера правитель Ганы признавался как высший политический авторитет. Ал-Бекри утверждал, будто численность его войска составляла двести тысяч человек. Конечно, средневековые авторы обычно склонны были основательно преувеличивать численность армий, о которых писали: если своих, то это свидетельствовало о могуществе и величии, а если чужих, то их колоссальные размеры служили лишним свидетельством доблести защитников правого дела, которых в таких случаях оказывалась горсточка. Так что уменьшив цифру ал-Бекри на порядок, мы окажемся гораздо ближе к истине, хотя, наверно, и такая цифра будет слишком велика. Но дело не в цифрах, а в том, что таким способом арабский ученый и те люди, чьими рассказами он пользовался, хотели показать силу и величие западноафриканской державы.

Еще более определенно сделал это ал-Идриси, хотя, как нередко бывало в средневековой арабоязычной литературе, его сведения имели уже столетнюю давность. «Все эти страны, о которых мы рассказали, — писал он, — находятся в подчинении у государя Ганы. Они выплачивают ему дань, а он их защищает».

Но в торговом характере политики Ганы таилась и постоянная опасность. Ведь из такой политики, как уже говорилось, неизбежно вытекало стремление избавиться от посредников. А на этом пути рано или поздно должно было произойти решительное столкновение с самым невыгодным и агрессивным из посредников, с сахарскими кочевниками. Пока сильное и относительно централизованное политическое образование, располагавшее внушительной военной мощью, противостояло разрозненным кочевым племенам, все шло хорошо. И даже оказывались возможными такие большие успехи, как подчинение Аудагоста. Но успехам этим немедленно пришел конец, как только в северной части Западной Сахары оформилась мощная «конфедерация» берберских племен группы санхаджа. Приближался конец блистательной главы истории средневекового Западного Судана — той главы, олицетворением которой навсегда сделалась Древняя Гана, «страна золота» арабских географов.

История этой берберской кочевой конфедерации, ведущей силой которой стало племя лемтуна, сама по себе достаточно красочна да и характерна, потому что предвосхитила многие черты будущих мусульманских реформаторских движений как в Западной, так и в Северо-Восточной Африке и

даже в самой Аравии и могла бы стать предметом особого рассказа. Идеологической основой союза племен сделалась проповедь богослова Абдаллаха ибн Ясина из племени геззула.

Как всякий средневековый религиозный реформатор, Абдаллах прежде всего призывал очистить «истинную веру» от недопустимых новшеств, требуя от своих приверженцев строгого соблюдения основных предписаний ислама, воздержанного и почти аскетического образа жизни. Сам он, впрочем, едва ли мог служить примером в этом отношении: «Абдаллах был женат на многих женщинах, — спокойно поясняет его современник, все тот же Абу Убейд ал-Бекри, — он женился на нескольких каждый месяц и разводился с ними. Неслыханно было, чтобы оставалась красивая женщина, которую он бы не потребовал себе в жены. Подарки же его этим женщинам не превышали четырех мискалей золота».

Но для кочевой знати, мало интересовавшейся тонкостями догматики, да и для массы рядовых кочевников призывы к «священной войне» против «черных язычников» имели очень ясный и определенный практический смысл. Кочевники ничуть не хуже царей Ганы понимали, что чем меньше будет посредников в торговле, тем большие барыши достанутся им, хозяевам пустыни. И призыв к «священной войне» — джихаду — давал, казалось, хорошие шансы перераспределить в свою пользу доходы от сахарской торговли.

Успешное завоевание Марокко, правда, на некоторое время отвлекло внимание верхушки Алморавидов от сахарских проблем. Но только на некоторое время. И уже в середине 70-х годов XI в. войско кочевников, захватив Кумби, столицу Ганы, подвергло город страшному разгрому.

Однако военная победа не принесла кочевникам желаемых долговременных экономических выгод. Прежде всего потому, что союз санхаджийских племен, сделавший возможной такую победу, сам оказался настолько непрочен, что развалился — и всего через одиннадцать лет после захвата Кумби (который кочевники к тому же не могли, да и не помышляли, видимо, удерживать в своих руках). Кроме того, природные условия тогдашнего Сахеля тоже оказались серьезным препятствием. И сами санхаджа, и еще больше их верблюды с трудом переносили дождливые сезоны. Поэтому невозможно было прочно обосноваться в районе того же Аудагоста (во всяком случае, до обозначившегося в XII в. высыхания климата), и дело сводилось к отдельным набегам в сухое время года. А уж когда после смерти в 1087 г. вождя лемтуна Абу Бекра объединение племен распалось, нечего стало и думать об увеличении доли в торговых доходах: все возвращалось на круги своя.

Ал-Идриси в «Книги Рожера»[10] показал те изменения, что произошли в Гане за столетие, протекшее между созданием «Книги путей и государств» ал-Бекри и его собственных трудов. В основном эти изменения относились к распространению ислама в Западной Африке. Ведь единственным мало-мальски долговечным итогом победы Алморавидов оказалось некоторое ускорение в продвижении ислама в Судан.

Да и здесь успехи были вовсе не так велики. И уж во всяком случае, никак нельзя приписать Алморавидам всю заслугу внедрения ислама в Западной Африке (а это иногда делали совсем не так давно, еще в 60-х годах). Нельзя хотя бы потому, что это очень и очень длительный процесс и он далеко не закончился еще и сегодня. Тем более невозможно поверить, что набег кочевников — пусть даже очень результативный, но не имевший тем не менее никаких серьезных политических последствий, — смог бы разом опрокинуть древние верования, уходившие корнями в глубину веков, и утвердить на их месте новое и совершенно чуждое массам вероучение.

Гана продолжала существовать. Именно к периоду после алморавидского погрома относятся, как уже говорилось, находки Томассе, Мони и Шумовского во время раскопок в Кумби-Сале. Торговля с Северной Африкой не прекратилась. Но могущество Ганы быстро пошло на убыль. А это влекло за собой неприятные последствия в самом Западном Судане: прежние данники осмелели и начали проявлять самостоятельность — сначала робко, потом все увереннее и увереннее.

К концу XII в. уже никто в Судане не признавал гегемонию кайямаги. Появилось сразу несколько соперничавших между собой политических единиц. Во главе их стояли бывшие данники, а порой и просто бывшие наместники правителя Ганы. К таким наместникам принадлежал, по преданию, и Сумаоро Канте, правитель княжества народа сосо (предание утверждает даже, что прежде он был-де рабом царя Ганы). Короткое время даже казалось, что именно Сосо сменит Гану в роли гегемона западносуданской «большой

политики». Этого, правда, не случилось, хотя и не по вине Ганы, но все же бывший наместник в начале XIII в. завладел Кумби.

Так был нанесен решающий удар могуществу Ганы. После занятия столицы войском Сумаоро ее оставили купцы, перебравшиеся в новый город — Валату, расположенную в нескольких сотнях километров к северу от Кумби. Соответственно туда переселился и торговый центр.

После этого Гана захирела уже окончательно. Правда, она продолжила свое существование как данник новой большой суданской державы — Мали. Правитель Ганы даже сохранил — единственный из всех данников малийского мансы (царя) — право именоваться царем. Конечно, это было не более чем протокольной уступкой. Все же прошлая слава и авторитет сохраняли притягательную силу для позднейших поколений: ведь не случайно все мелкие и не очень мелкие княжества, возникавшие в стране сонинке в XIII в., претендовали на то, что образовались в результате распада древнего Уагаду — Ганы. И тем не менее реальной силой на предстоявшие почти два столетия становилось Мали, великая держава династии Кейта. К рассказу о ней мы и перейдем.

Великое Мали

Древний Мандинг и «царство Маллил»

Эта новая политическая сила, которой суждена была, пожалуй, наибольшая известность среди авторов позднего средневековья, и арабоязычных и европейских, складывалась в верхнем течении Нигера, там, где невысокие скалистые холмы Мандингских гор отделяют его от истоков другой большой реки, впадающей в Атлантику, — Сенегала. Эта область издревле носила и поныне сохраняет в историческом предании название Манден, или Мандинг, а древних ее обитателей именуют мандингами. Как и сонинке, создавшие Древнюю Гану, эти люди принадлежат к большой группе народов, говорящих на родственных языках мандё; в научной литературе все эти народы нередко обозначали как мандингов (или, в английской передаче, мандинго). Собственно мандинги, обитатели Мандингских гор, были предками одного из самых известных и распространенных по территории Западной Африки современного народа малинке. Но в самом этом этнониме (названии народа) — малинке — навсегда запечатлелось название политического образования, которое некогда создали древние мандинги и слава которого в XIV—XV вв. гремела по всему Средиземноморью: малинке означает «люди Мали».

Мы не в состоянии сейчас сколько-нибудь точно определить, когда оно появилось на Верхнем Нигере. Надежных письменных сообщений о раннем Мали нет, а устное историческое предание народов Западного Судана, как уже говорилось, не может дать нам представления о времени: для гриота — сказителя, передающего это предание, разница в несколько сотен лет не имеет никакого значения. Один французский исследователь, многие годы посвятивший изучению устной исторической традиции, остроумно заметил, что для сказителя имеют значение только момент, когда происходят события, о которых он повествует, и момент, в который происходит такое повествование. Они фактически сливаются, а весь временной промежуток между ними просто исчезает.

И только очень приблизительно можно установить, что первые княжества в районе Мандингских гор существовали уже к IX в., если не раньше. Именно во второй половине IX в. арабский историк и географ ал-Якуби, с которым мы уже встречались, первый упомянул «царство Маллил», одно среди многих «царств» Западной Африки. Сам ал-Якуби никогда не бывал южнее Верхнего Египта. И сообщение его отразило многолетний опыт египетских купцов, участников непрекращавшейся древней торговли через пустыню: вспомните о прямой дороге из Египта в Гану, заброшенной в X в. ...

Это Мали, самое раннее, состояло из двух областей. Одна из них лежала в верхнем течении реки Бакой, другая — между нынешним городом Сигири и селением Каба, в северовосточной части современной Гвинейской Республики. Первая называлась «До», вторая носила название «Кири». И словосочетание «До ни Кири» — «До и Кири» — и поныне обозначает в историческом предании малинке древнейшее княжество Мали.

Область До знали уже те, на чьих сообщениях основывал ал-Бекри свою «Книгу путей и государств»: он называл До «большим царством» и даже отметил его протяженность — восемь дней пути. Ал-Идриси в XII в. тоже упомянул Мали — он описал его столицу и отметил расстояние между нею и городом «Великой Ганы». Расстояние это, по словам ал-Идриси, составляло двенадцать дневных переходов.

Люди Мандинга

Люди, обитавшие в междуречье Нигера и Сенегала, издавна занимались земледелием. До сих пор один из самых распространенных мотивов в устном поэтическом творчестве жителей этих мест — расчистка под посев участков леса или саванны. На га^ом участке растительность сначала вырубали, а потом срубленные растения сжигали; их зола служила удобрением при посеве. Такая система земледелия носит название подсечно-огневой. Ее недостаток в том, что она требует частой смены обрабатываемых участков, так как почва под посевами истощается очень быстро (поэтому такую систему земледелия можно назвать и переложной).

Но в саваннах Западного Судана свободных земель было сколько угодно, так что этот недостаток не причинял земледельцам особых забот.

Природные условия здешних мест были все же гораздо благоприятнее, чем там, где складывалась и существовала Древняя Гана. Здесь, в зоне саванны, где меньше ощущались колебания климатических условий, причинявшие столько бед жителям расположенных в Сахеле, совсем рядом с пустыней, Аудагоста или Кумби, засухи случались сравнительно редко, а дождливый сезон наступал более или менее регулярно. Так что фольклор мандингов не сохранил заметных воспоминаний о каких-либо природных катаклизмах. Да и от небезопасных кочевых соседей здесь было подальше.

С незапамятных времен в этих местах сеяли дурру — разновидность проса — она и служила главным пищевым злаком, сажали маниоку — травянистое растение с толстым мучнистым корнем, содержащим много крахмала. Этот район вообще входил в состав одного из важнейших центров окультуривания диких пищевых растений на Африканском континенте. В частности, как раз в этом центре или, точнее сказать, очаге, был окультурен ямс — один из важнейших клубнеплодов, и в наши дни составляющий солидную долю пищевого рациона африканцев. Довольно широко распространены были и посевы хлопка.

Меньшее значение в хозяйстве собственно мандингов имело скотоводство. Как и повсюду в Западном Судане, здесь издавна существовало разделение труда между жителями земледельческих областей и скотоводами-кочевниками, разводившими скот дальше к северу, в Сахеле. Кочевники обменивали свой скот на продукты земледельческого труда оседлых людей.

Большое место в жизни мандингов занимала охота. И сейчас еще видно ее хозяйственное значение: охота служит заметным подспорьем и в современном хозяйстве народов этого региона, а к тому же у нынешних малинке сохранилось множество древних легенд, верований и обрядов, связанных с духами охоты. И хотя в эти места давно пришел ислам, он так и не вытеснил из народного сознания эти древние традиции.

Но все же основой хозяйственной жизни оставалось земледелие. Оно требовало очень больших затрат труда. Ведь до самого недавнего времени народы Западной Африки не знали плуга: вся обработка земли велась мотыгами. И хотя многовековой производственный опыт африканских крестьян при- вел к созданию множества особых, очень специализированных видов мотыг, прекрасно приспособленных к самым разнообразным видам работ, все же при такой технике обработки земли производительность труда земледельца оставалась очень низкой. В одиночку крестьянин не смог бы справиться и с расчисткой участка, и с рыхлением почвы, и с посевом или посадкой. И поэтому основой хозяйства мандингов — да и всех вообще народов, говорящих на языках манде, — мог быть только коллективный труд.

Сейчас не так-то просто определить, как выглядела та общественная организация, на базе которой вырастало великое Мали. Ее облик можно воссоздать прежде всего с помощью этнографических данных: описаний хозяйства, быта — общественного и семейного, — обычаев, обрядности и т.п. Таких описаний довольно много, но созданы они были в гораздо более позднее время — начиная, строго говоря, со второй половины прошлого века. И тем не менее они способны обеспечить исследователя вполне достоверной информацией. В первую очередь из-за консервативности этой части культурного наследия любого народа, особенно в докапиталистическую эпоху, о чем мы уже говорили раньше. А кроме того, социально-экономическое развитие народов Западного Судана отличал очень замедленный темп. Причин тому было несколько: низкий технический уровень хозяйства; отсутствие серьезных стимулов к интенсификации собственной экономики — сравнительно редкое население при огромных пространствах свободных земель; тормозящий рост местного ремесла характер внешней торговли; наконец, все увеличивавшийся отрыв от быстро развивавшегося Средиземноморья, обусловленный трудностью контакта через Сахару. Да и охота за рабами — и до появления европейцев, и тем более после Великих географических открытий — тоже не слишком способствовала развитию производительных сил общества.

Все это вносило застойные тенденции в эволюцию западно-суданских обществ. И потому эти общества дошли до времен знакомства с ними европейских этнографов в сравнительно мало изменившемся виде по сравнению со средневековьем. Кстати, в иных случаях это подтверждает и историческое предание мандеязычных народов.

Итак, первичной ячейкой организации общества у этих народов была большая семья. В нее входили не одни только родственники: отличительной особенностью большой семьи в Западном Судане было то, что в нее включались и люди, не связанные с ее членами узами реального родства, — вольноотпущенники и рабы. Рабы составляли часть общей собственности семьи; такая собственность включала помимо них постройки, орудия труда и скот.

Но не нужно преувеличивать тяжесть положения рабов у мандингов и родственных им народов. Дело в том, что «настоящими» рабами, какими мы их себе представляем (вспомните предупреждение о неприспособленности нашей расхожей терминологии!), такими, которые бы считались, по классификации римских юристов, «говорящим орудием», а не человеческим существом, оказывались только те, которых захватывали ради того, чтобы впоследствии продать. Их участь действительно была незавидной. Но немалая часть полоняников, особенно в ранний период, когда еще только начиналось у этих народов сложение общества с антагонистическими классами, либо сажалась на землю и работала на ту большую семью, в собственность которой попадала, либо же включалась в состав царских рабов — воинов и слуг, попадая таким образом в привилегированную прослойку общества.

Очень важная особенность: рабство само по себе не считалось неизменным состоянием. Ребенок раба, рожденный в доме господина, уже пользовался некоторыми преимуществами по сравнению со своими родителями: его, в частности, уже ни при каких обстоятельствах нельзя было продать. А в четвертом поколении раб и вовсе переставал быть рабом, превращаясь в вольноотпущенника — дьонгорон. И как вольноотпущенник продолжал считаться членом той большой семьи, к которой принадлежали его предки-рабы.

Хотя вольноотпущенник и не был вполне равноправен со свободными членами семьи, отличие его от низших категорий свободных — а сюда относились все ремесленники, которые образовывали фактически касты, т.е. группы людей, наследственно занятых какой-нибудь одной профессией и заключающих браки лишь внутри своих групп, — почти не ощущалось. А уж когда речь шла о вольноотпущенниках царской семьи, их положение почти всегда оказывалось лучше положения свободных мандингов. Из царских дьонгорон составлялись отборные отряды войска, вольноотпущенники, а зачастую и просто рабы правителя ставились наместниками городов и целых областей. И в конечном счете государь стремился к тому, чтобы все важнейшие должности в его владениях оказывались заняты его рабами или бывшими рабами: ведь эти люди, особенно поначалу, были связаны только с правителем и его семейством, зависели только от них и только им были обязаны своим положением. А это на первое время давало некоторую гарантию, что и дьонгорон, и рабы будут верно служить своему господину.

Не нужно думать, будто внутри большой семьи у мандинг-ских народов не возникало противоречий. Это была патриархальная семья — она называлась тун, или тон. Во главе ее стоял самый авторитетный, обычно старейший, мужчина. Ему принадлежала очень большая власть над всеми остальными членами семьи: он распоряжался их трудом, он командовал ими во время военных предприятий, он же был и главным служителем культа предков. Власть его была, таким образом, и светской, и духовной. И потому уже на ранних стадиях развития у главы патриархальной семьи появились возможности эксплуатировать к своей выгоде труд не только рабов и вольноотпущенников тон, но и свободных ее членов — как полностью свободных, так и не вполне полноправных, например ремесленников.

Среди неполноправных каст, куда входили все ремесленники (свободный полноправный мандинг мог быть только земледельцем или охотником), выделялись своим авторитетом и своей ролью в общественной жизни гриоты. То была каста певцов-сказителей, в функции которых входило хранить предание, передавая его из поколения в поколение, от отца к сыну. Очень часто гриоты, особенно царские (ведь каждая семья имела своих гриотов), занимали исключительно высокое положение в аппарате управления. Одной из главных была для гриота роль посредника, поэтому они очень часто использовались в качестве послов.

Из нескольких больших патриархальных семей складывалась община — дугу. Она распоряжалась землей, причем на практике эту функцию отправлял глава той семьи, которая первой поселилась в данной местности, — считалось, что именно она установила особые связи с духами местности, обеспечивающие их благоволение. Внутри общины существовало несколько слоев. Выше всех стояли главы отдельных патриархальных семей; они пользовались преимущественным правом занимать высокие должности в войске и в управлении. За ними следовали рядовые свободные общинники; из них, особенно в ранние времена, составлялось войско. Ниже находились ремесленные касты, среди них тоже существовал определенный порядок старшинства: выше всех были кузнецы, дальше шли кожевники, ткачи и прочие ремесленники. Самой младшей из нелолноправных каст считались гриоты, но и у них была градация: например, гриот кузнецов располагался выше гриота ткачей. И, наконец, на самой нижней ступеньке общественной иерархии стояли дьонгорон и рабы.

Положение главы дугу — он именовался дугу-тиго — создавало еще большие возможности для накопления богатств в одних руках, чем положение главы отдельной патриархальной большой семьи — тон-тиго. Дугу-тиго распределял земли между отдельными семьями-тон, и все, кто в них входил, обязаны были отдавать главе общины долю своего урожая. Точно так же облагался как бы податью любой доход, полученный во владениях общины с чего бы то ни было — с охоты, рубки леса или добычи полезных ископаемых. Считалось, что подать эта принадлежит всей общине и должна расходоваться на ее общие нужды по указаниям совета глав отдельных семей. Первоначально это так и делалось, но уже довольно скоро дугу-тиго стал распоряжаться этими поступлениями единолично, все меньше считаясь с мнением совета.

Больше того, глава общины имел возможность по своему усмотрению использовать и труд свободных людей, объединявшихся в так называемые возрастные группирования. Эти объединения лиц примерно одного возраста создавались первоначально для взаимной помощи в хозяйстве, в частности для обработки полей будущих или настоящих родственников жены каждого из входивших в такие объединения. Создание возрастных групп относилось к очень давнему времени, они составляли часть системы воспитания молодежи и ее подготовки к выполнению обязанностей полноправных взрослых членов общества. Но впоследствии труд возрастных групп молодежи стали использовать и верховная власть, и местные вожди для исполнения различных тяжелых и трудоемких работ, в особенности ирригационных или по расчистке целины. И труд этот фактически мало-помалу превращался в повинность.

Такими путями выделялся сильный в имущественном отношении слой вождей, так складывалась родовая аристократия.

Несколько общин объединялось в союз — этого требовали интересы и торговли, и военной безопасности. В результате военных столкновений, под влиянием караванной торговли, которая способствовала накоплению богатств в руках верхушки дугу, какой-нибудь из таких союзов начинал возвышаться. В конечном счете под его властью оказывалась более или менее обширная область, которую населяли не только разные союзы общин, но часто и разные народы.

Считалось, что входящие в союз люди происходят от некоего общего предка. Но союз дугу, особенно осуществлявший владычество на сколько-нибудь значительной территории, включал не одних только кровных родственников: ведь в него входили многочисленные категории зависимых свободных, вольноотпущенники и рабы. И все-таки представление о родственной связи сохранялось, хотя связь эта давно уже была чисто условной. Этот союз у мандеязычных народов носит в научной литературе название «клан» — так мы его и будем обозначать далее.

Возвышение какого-нибудь клана прямо зависело от того, каким числом людей, в первую очередь рабов, он распоряжался. Ведь рабов можно было использовать и как рабочую силу в земледелии, и как воинов. При этом очень часто разница между свободным общинником и рабом не только практически стиралась (на деле, но отнюдь не в общественном сознании!), но и обращалась не в пользу свободного. Поэтому в позднейшее время многие общинники нередко добровольно становились рабами клана. Французский ученый Шарль Монтей имел все основания писать, что для свободного бедняка счастьем было попасть в число клановых рабов (особенно тогда, когда понятие «раб клана» стало равнозначно понятию «царский раб»): с одной стороны, он таким способом избавлялся от произвола и вымогательств тех же самых рабов, занимавших в правящем клане привилегированное положение, с другой же — сам приобретал их права и привилегии.

Опираясь на войско, составленное из рабов, глава правящего клана мог себя чувствовать более или менее независимым от старой родовой знати. К тому же торговля давала в его руки немалые богатства, а они тоже способствовали укреплению некоторой независимости правителя. Торговля и здесь заметно ускорила процесс классообразования у мандингов и родственных им народов: основные выгоды от нее доставались знати (мы это уже видели в Гане, пусть и не в такой степени). В руках главы клана, носившего титул маиса, т.е. «правитель; вождь», находилась преобладающая масса товаров, которые больше всего интересовали купцов с другого «берега» Сахары, — золота и рабов. Эта же верхушка клана покупала и дорогие товары, которые везли в Судан из Средиземноморья, — ткани, утварь, оружие, украшения. А рядовые общинники, не говоря уж о рабах, мало чем могли воспользоваться из египетских или североафриканских товаров. Их из статей «большой торговли» интересовала, по существу, одна только соль.

Мы видим, таким образом, что у мандингов, как и у со-нинке, постепенно складывались предпосылки для образования классового общества. К тому же процесс этот протекал в условиях более благоприятных для хозяйственной деятельности, чем существовавшие в Сахеле. И, несомненно, шел он быстрее — все, понятно, относительно, — чем у сонинке. Причем если поначалу все это оставалось лишь предпосылками, то с превращением «До ни Кири» и даже Мали, описанного ал-Идриси в XII в. (повторяю, тут следует учитывать еще и то, что арабский географ заимствовал информацию, восходившую к гораздо более раннему времени — как минимум к XI в.), в мощнейшее раннегосударственное образование Судана второй четверти XIII в., классообразование должно было еще ускориться. Завоевательные походы, увеличение даней с соседей, наконец, успехи в золото-соляной торговле, в установлении достаточно твердого контроля над нею — все это не проходило даром. Постепенно намечались очертания новой социальной структуры: появлялись ранние элементы будущего классового общества. С одной стороны, была аристократия клана — родовая и новая, сложившаяся из царских и клановых рабов. С другой — рядовые общинники, ремесленники и посаженные на землю рабы и вольноотпущенники, из которых предстояло в отдаленном пока будущем образоваться совершенно новой категории членов общества — единому по своей социально-экономической сущности классу зависимого и эксплуатируемого в разных формах крестьянства.

Но чтобы это ускорение стало реальностью, чтобы и завоевания, и дани, и контроль над транссахарской торговлей сделали его возможным, потребовалось создание великой державы Мали. А это событие неразрывно связано с именем национального героя мандингов/малинке — Сундьяты из клана Кейта.

Сундьята, сын Соголон

Когда во второй половине XI в. алморавидское нашествие в решающей степени подорвало могущество Древней Ганы и бывшие данники кайямаги начали понемногу освобождаться от зависимости, между ними сразу же вспыхнула яростная борьба за первенство. Победитель в этой борьбе определился далеко не сразу, а Мали пришлось еще раз испытать все тяготы, какие мог возложить на своих данников могущественный сюзерен. На сей раз им оказался уже знакомый нам Сумаоро Канте, правитель Сосо — тот самый, что нанес Гане окончательный удар.

Владения Сумаоро занимали область Каньяга, располагавшуюся в бассейнах рек Бауле и Колембине в сахельской зоне, опять-таки поблизости от нынешней мавритано-малий-ской границы. Отсюда удобно было контролировать и центральные области некогда могущественной Ганы, и раннее Мали в верховьях Нигера. И Сумаоро некоторое время делал это не без успеха.

Народ сосо, или сусу, которым он правил, был, видимо, одним из предков современных сусу — тоже мандеязычного народа, который сейчас живет в прибрежных областях Гвинейской Республики; между прочим, столица Гвинеи — Ко-накри — стоит как раз в местности, населенной сусу. Устное предание сохранило рассказы о последующих миграциях сосо из Каньяги в юго-западном направлении от мест их обитания в эпоху Сумаоро Канте и Сундьяты Кейта, которому суждено было сломить наметившуюся было на рубеже XII и XIII вв. гегемонию Сумаоро в Западном Судане.

Среди нескольких мандингских кланов, оспаривавших друг у друга верховенство на территории древнего «До ни Кири» на протяжении XII в., когда резко пошло на убыль могущество Ганы, во второй половине этого столетия первенствующее положение занял клан Кейта На долю правителей из этого клана, особенно же Сундьяты, национального героя не одних только мандингов, но отчасти и родственного современным малинке народа бамана (часто называемого также бамбара), выпала трудная задача: освободиться от власти правителей Сосо и создать крупное и могущественное малийское государство.

Мало кто из исторических деятелей средневековья, и восточного и западного, окружен таким множеством легенд, как Сундьята. Первоначальный вариант рассказа о подвигах великого воина и правителя оброс множеством подробностей; очень немногие из них могли появиться при жизни героя или даже хотя бы при жизни его ближайших преемников. Содержание рассказа при передаче его из поколения в поколение профессиональными сказителями-гриотами неизбежно, хотя и очень медленно, изменялось, утрачивая одни детали и приобретая другие. Со временем сложилось несколько вариантов сказания о Сундьяте,  и варианты эти порой очень отличаются друг от друга.

И тем не менее Сундьята Кейта — лицо, несомненно, историческое, реальное существовавшее и действовавшее. И когда удается расчистить легенду от позднейших напластований, когда исчезают из нее пусть интересные и живописные, но, увы, совершенно сказочные подробности, в особенности детали, связанные с разного рода магическими верованиями и обрядами, — тогда остается очень реальная фактическая основа: рассказ о подлинных исторических событиях, волновавших Западный Судан в начале XIII в.

Европейские и африканские исследователи приложили и продолжают прилагать много сил и трудов, чтобы как можно полнее записать разные варианты сказания о Сундьяте. Пока это в наибольшей степени удалось работавшему в Гвинее историку Джибрилу Тамсиру Нианю: в 1960 г. Ниань смог опубликовать перевод полной записи сказания, сделанной в селении Каба, или Кангаба, на Верхнем Нигере, где издавна селились гриоты клана Кейта.

Сундьята, рассказывает легенда, был сыном Фа Магана Кейта, правителя Мали. После смерти отца совет старейшин клана отстранил Сундьяту от наследования верховной власти, и мансой стал сын Фа Магана от другой жены — Данкаран Туман Кейта. От рождения Сундьята не мог ходить: у него были парализованы ноги. Только в 17 лет он впервые встал на ноги, когда понадобилось защитить мать от насмешек соседок (по другому варианту, Сундьята смог подняться на ноги, как только прикоснулся к царскому жезлу своего отца). После этого он вместе со своим любимым братом Манде (или Мандинг) Бори занимался охотой, нимало не заботясь о судьбах княжества. Легенда наделяет Сундьяту сверхъестественными охотничьими способностями; он будто бы их унаследовал от матери, существа совершенно сказочного — полуженщины-полубуйволицы. Здесь нашли свое отражение широко распространенные у мандингов и родственных им народов представления об охотничьих божествах: Сундьята, как считают, был посвящен в их таинства.

Однако Данкаран Туман и его мать боялись Сундьяты и замыслили от него избавиться. Сундьяте пришлось бежать из Мандинга вместе с матерью — Соголон, братом и сестрой. После долгих скитаний они добрались до княжества Мема — на левом берегу Нигера к западу от нынешнего Томбукту — и встретили у тамошнего правителя Мусы Тункара дружест- венный прием. Сундьята занял высокое положение среди приближенных правителя.

Тем временем Данкаран Туман после неудачной попытки оказать вооруженное сопротивление Сумаоро Канте, вождю сосо, бежал из Мали. Страна оказалась во власти Сумаоро, и Сундьяте предстояла тяжелая борьба за восстановление ее независимости.

Предание изображает Сумаоро великим волшебником, владевшим многочисленными талисманами. Его не могло поразить простое оружие. Лишь хитростью удалось сестре Сундьяты, выданной замуж за Сумаоро, выведать у мужа его тайну: убить правителя Сосо можно было только стрелой с наконечником из шпоры белого петуха.

Сундьята начал собирать силы для войны. Ему помогли войском правители Мемы и Ганы; постепенно к нему присоединились, гласит предание, двенадцать вождей, в том числе предводители сильнейших мандингских кланов — Траоре, Дабо, Сисоко. Когда войско наконец было собрано, Сундьяту избрали мансой — верховным правителем. После этого он выступил в поход и принялся подчинять себе прежние мандингские владения, отпавшие было после разгрома Данкаран Тумана войском правителя Сосо.

Сумаоро, поначалу не обращавший на Сундьяту никакого внимания, теперь двинулся ему навстречу с большими силами. Противники несколько раз встречались в бою, но никому не удавалось одержать решительную победу. Наконец, оба войска сошлись около селения Крина, неподалеку от нынешнего города Куликоро. Исход сражения долго оставался сомнительным. Но в конце концов Сундьята сумел поразить Сумаоро стрелой с наконечником из шпоры белого петуха, и государь Сосо обратился в бегство. Спасаясь от преследовавшего его Сундьяты, Сумаоро скрылся в пещере и исчез. И сейчас еще около Куликоро показывают огромную скалу, одиноко стоящую посреди равнины, а в этой скале — пещеру, где, по преданию, скрылся Сумаоро.

Врины-сосо рассеялись, частью они были перебиты, а частью взяты в плен — после окончательной победы Сундьяты им суждено было стать рабами. Княжество Сосо перестало существовать.

Победой при Крине Сундьята заложил основы последующего могущества Мали. Но в 1235 г., когда произошла эта битва, оно занимало все еще сравнительно небольшую территорию на Верхнем Нигере. Зато после Крины Сундьята начал быстро и неуклонно расширять свои владения.

Не стоит, наверно, представлять себе эти мандингские походы в виде чисто военных предприятий, сопровождавшихся захватом той или иной территории. Ведь такой военной деятельности предшествовали, да и сопутствовали ей, мирные миграции отдельных групп мандингов, осуществлявшиеся в сугубо хозяйственных целях. Вспомните только о под-сечно-огневом переложном земледелии, господствовавшем в саванне! И военные отряды лишь закрепляли это движение — например, вниз по Нигеру. Притом и сам воин-мандинг, когда не было войны, превращался в земледельца. А земли, повторим это еще раз, хватало всем.

В значительной степени как раз поэтому на вновь завоеванных землях обычно не происходило серьезных перемен в жизни населения. Признав верховную власть правителей Мали, оно платило им дань, но во внутреннюю его жизнь мандинги не вмешивались. Впрочем, деятельность Сундьяты отнюдь не сводилась к простому подчинению новых областей. Много внимания уделял он развитию сельского хозяйства — основы экономики создаваемой им державы. Предание приписывает ему основание множества земледельческих поселков на вновь завоеванных территориях. Земли раздавались воинам для обработки. Часто вместо малийских воинов на таких землях селили полоняников, обращавшихся в рабство. Но этот способ расширения площади обрабатываемых земель особенное распространение получил позднее, когда в начале второй половины XV в. Мали сменила Сонгайская держава.

Сундьята перенес и столицу Мали. Ранее ею было селение Дьелиба на правом берегу Нигера, там, где в него впадает река Санкарани. Но в середине XIII в., в последние годы правления Сундьяты, на Санкарани выше Дьелибы был основан новый город — Ниани. Этот город оставался столицей во все время существования великого малийского государства. Только три столетия спустя, в 1545 г., аския Дауд, правитель Сонгай, занял и разрушил его (хотя и тогда Ниани еще не прекратил своего существования).

Мандинги не изменили внутренней организации населения вновь подчиняемых областей и при Сундьяте, и при его преемниках. Администрацию свою на завоеванных землях они строили, что называется, не мудрствуя лукаво — не создавая какого-то специального аппарата управления. Наместниками таких земель становились те военачальники, которые командовали покорившими их отрядами. Они собирали дань, часть ее отправляли мансе в Ниани, а остальное становилось   их   долей, из   этой   доли   выплачивалось содержание воинам и покрывались расходы самого наместника и его приближенных. Вероятнее всего, зависимость наместников от центральной власти и ограничивалась отсылкой мансе дани да предоставлением в его распоряжение воинских отрядов в случае надобности.

Но даже такая форма зависимости очень скоро показалась чрезмерной самым могущественным из наместников. Всего год спустя после Крины, говорит легенда, Сундьяте пришлось отобрать владения у одного из самых близких своих соратников — Факоли Курумы. Курума, племянник Сумаоро, перешедший на сторону Сундьяты и оказавший ему очень важные услуги во время войны против сосо, повел себя настолько независимо, что практически не приходилось уже говорить о признании им верховной власти мансы. Этот эпизод предвещал многие тяжкие потрясения в последующей истории Мали. Но в середине XIII в. он оставался именно эпизодом: слишком силен был Сундьята, слишком велик был авторитет победителя Сумаоро.

После Сундьяты

В 1250 г. Сундьята умер. Впрочем, по другим вариантам предания, он погиб на охоте от случайной стрелы, и произошло это будто бы в 1255 г. Как бы то ни было, своему сыну и преемнику, которого арабский историк Ибн Халдун называл мансой Уле, а предание — охотничьим прозванием «Йерелинкон», он оставил процветающее политическое образование с мощным, привыкшим побеждать войском.

При мансе Уле завоевания продолжались. Ему достались в наследство не только земли и войско отца, но и его ближайшие помощники, способные полководцы. Предание сохранило нам имена самых выдающихся из их числа — Манде Бори, брата Сундьяты, Тирамахана Кейта и Факоли Курумы. Они предводительствовали отрядами, которые еще при жизни Сундьяты подчинили его власти не только земли по обоим берегам Нигера в его верховьях, но и такие области, как плато Фута-Джаллон в нынешней Гвинее, Фута-Торо в низовьях Сенегала и многие другие. Малийские воины покорили Бамбук, одну из главных областей добычи золота в Западном Судане, о которой мы уже немало говорили. Другие отряды упорно двигались вниз по течению Нигера. Новый государь сохранил и размах отцовских завоеваний, и   главные   их  направления.   При нем были  основаны  три новых наместничества.

Если взглянуть на карту, становится понятно, почему именно эти направления сделались главными в завоевательной политике Сундьяты и его преемников. Продвигаясь на юг и юго-запад от прежнего центра Древнего Мали, мандингские государи подчиняли своей власти главные области золотодобычи.   А   движение   на   север   и   северо-восток   позволяло овладеть важнейшими центрами большой караванной торговли с Северной Африкой и Египтом — торговыми городами Дженне, Томбукту и Гао.  Если бы удалось добиться успеха на обоих направлениях экспансии, во власти правителей  Мали оказалась бы вся южная половина трансса-харской   торговли   —   от   золотых   россыпей   до   сухопутных портов на южной окраине Сахары. Правители из клана Кейта не были новичками в этой торговле и хорошо понимали, какие огромные выгоды она может принести.

Иными словами, ко времени преемников Сундьяты уже сформировался треугольник важнейших внешнеторговых центров -по верхнему и среднему течению Нигера — только что названные Гао, Томбукту и Дженне. О Гао у нас уже была речь, когда шел рассказ о торговых путях через Сахару. Сама природа, казалось, предназначила это место для размещения крупного перевалочного пункта. Такой пункт и возник у выхода к Нигеру сухого русла — узда — Тилемси, по которому шли караваны на северо-восток и с северо-востока. Основание города приписывают рыбакам-сорко, а в самом конце IX в. сюда был перенесен и центр небольшого княжества, созданного народом сонгай, чья столица прежде располагалась примерно в 150 км ниже по течению Нигера, на правом его берегу.

Долгое время Гао считали старейшим из торговых городов в этой части бассейна Нигера. Томбукту возник в самом начале XII в. как стоянка кочевого туарегского племени магшарен в сухой сезон года, но довольно быстро обрел значение торгового центра. «Люди, — пишет позднейший хронист, — сделали его складским местом своих товаров и зерна, так что стал он путем для едущих при их отправлении и возвращении». Ему, самому молодому из трех городов, предстояло блестящее будущее — экономическое, культурное, политическое. Но в правления Сундьяты и его ближайших преемников до этого было еще далеко.

Основание   Дженне   исторические   сочинения   суданских авторов XVII в. относили к «середине второго века хиджры пророка», т.е. между 719 и 8)6 гг., а обращение его жителей в ислам — к рубежу наших XI! и XIII вв., тем самым делая его как бы средним по возрасту из трех городов-братьев, расположенным на реке Бани, в самом центре внутренней дельты Нигера.

Долгое время такая хронология в общем не вызывала сомнений. Но вот весной 1977 г. молодые американские археологи Сьюзен и Родрик Макинтош начали раскопки на холме Дьоборо, иначе называемом Дженне-джено («старый Дженне» на языке сонгай). И результаты этих раскопок стали без преувеличения крупнейшей сенсацией в африканской археологии за последние полтора десятилетия.

Оказалось, что здесь, в грех километрах от современного Дженне, крупное поселение возникло не в «середине второго века хиджры пророка», а не позднее середины III в. до н.э. и просуществовало более полутора тысяч лет, запустев примерно около 1400 г. Оказалось, что это было поселение с развитым ремеслом — настоящий город, специализировавшийся на выплавке железа и меди из привозных руд и изготовлений железных орудий, проволоки и тех медных пластин, о которых шла речь при описании раскопок на Кумби-Сале, на массовом производстве керамических изделий. Примечательно при этом, что и железо, и камень обнаруживаются уже на самой ранней из выделенных четырех фаз развития города: примерно с 250 г. до н.э. до 50 г. н.э. По-видимому, постоянной застройки в те времена еще не было. Зато в следующей фазе, длившейся приблизительно до 400 г., когда поселение выросло почти до десяти гектаров, здесь была уже и окружавшая его глинобитная стена. Главное же — именно на этот период пришлась первая в Африке находка зерен риса. Остальные следы хозяйственной деятельности указывают на широкое использование ресурсов реки и на разведение крупного рогатого скота. Можно добавить, что еще в прошлом веке в Дженне ввозили не только руду, но и «полуфабрикат» — готовые крицы железа с налипшим на них шлаком. А находки медных украшений говорят, что уже к середине 1 тысячелетия н.э. у города существовали связи с ближайшими очагами обработки меди — с тем же Акжужтом, например (хотя следов связей именно в северном направлении, как уже говорилось, пока не обнаружено), или с Аиром, или с окрестностями нынешнего городка Ниоро, Но если Акжужт с его рудниками и плавильнями был источником всего лишь теоретически возможным (в такой же мере яля Дженне, в какой он был теоретически возможен для Кумби, столицы Ганы), то в более поздние времена, скажем, к середине XIV в., главным поставщиком меди в район внутренней дельты Нигера был рудник в районе поселения Такедда (нынешняя Тегидда-н-Тесемт), расположенного почти в полутора тысячах километров от Дженне. Скорее всего, именно оттуда же происходили и медные пластинки, найденные при раскопках Кумби-Сале.

Вот как описывал этот рудник марокканский путешественник Ибн Баттута, с которым нам вскоре предстоит познакомиться поближе. «Месторождение меди расположено вне Такедды. На нем копают землю, и медь доставляют в город, в домах жителей ее плавят — это делают их рабы и слуги. Когда выплавлена красная медь, из нее делают слитки длиною в полтора шибра[11], одни из них тонкие, другие толстые. И толстые продаются по 400 слитков за мискаль золота, а тонкие продают по 600 или 700 за мискаль. Для жителей слитки эти служат средством платежа. На тонкие покупают мясо и дрова, а на толстые — рабов, слуг, дурру, жир и пшеницу».

Далее путешественник говорит о вывозе меди из Такедды и, хотя и не называет Дженне среди тех мест, куда ее вывозят, едва ли приходится сомневаться, что Дженне получал аирскую медь задолго до появления в Западном Судане Ибн Баттуты.

В этот «промышленный» город поступало продовольствие, производившееся по всей дельте. Именно такая торговля, в основе которой лежал обмен железа и меди на продовольствие, и служила базой экономики древнего Дженне. И в то же время город практически не был связан, особенно и, во всяком случае, в ранний период своего существования, с торговлей золотом. Соль и медь поступали сюда в обмен на все то же зерно, все ту же ремесленную продукцию. Впрочем, если принять во внимание, что расцвет Дженне-джено пришелся на время между 750 и 1150 гг., т.е. на эпоху, когда золотая торговля Древней Ганы достигала своего пика, то опять-таки, если справедлива упоминавшаяся раннее и возрожденная С. Макинтош гипотеза, отождествляющая «остров Вангара» ал-Идриси с внутренней дельтой Нигера, невозможно будет себе представить, чтобы к концу I тысячелетия н.э. Дженне никак в такой торговле не участвовал. Запустение древнего Дженне началось с

XIII в. и, видимо, было связано с возникновением рядом с ним нового, уже мусульманского города.

Но если Дженне-джено мог обойтись без связей с транссахарской торговлей — во всяком случае, не играть в ней сколько-нибудь заметной роли, то с новым, мусульманским, Дженне дело обстояло уже по-иному.

Падение ганской гегемонии в Судане сопровождалось, точнее — во многом совпало по времени, с переориентацией западного торгового пути в «страну золота». Резкое ухудшение гидрологических условий в Сахеле, особенно в районе Аудагоста (ведь как раз на конец XII и на XIII в. пришлось заметное сокращение размеров поселения, сопровождавшееся очевидными признаками особого внимания к сохранению воды), сначала привело к перемещению торгового центра в Валату, или Виру — снова на территории современной Мавритании, к востоку от Аудагоста и почти на одной с ним широте. Ясно, что в обстановке продолжавшегося высыхания Сахеля Валата, расположенная на тех же 17 с небольшим градусах северной широты, у самой границы с пустыней, могла быть только временным решением проблемы. И перенос торгового центра отсюда ближе к Нигеру — главному водному пути региона — был шагом вполне естественным и неизбежным.

Это хорошо почувствовал автор все той же написанной в Томбукту в середине XVII в. хроники. «Томбукту, — говорит он, — сделался рынком для торговли. Большинство людей, приезжавших в него ради торговли составляли жители Уагаду (т.е. центральной части Древней Ганы. — Л. К.), потом жители всей той стороны. Ранее же торговля была в городе Виру... Потом мало-помалу все переместилось в Томбукту, пока не собралось в нем... И заселение Томбукту было запустением Виру».

Но теперь Дженне становился жизненно необходим для существования нового центра транссахарской торговли: без продовольствия из внутренней дельты Томбукту не смог бы прокормить ни свое собственное население, ни тем более многочисленных приезжих. И с этого времени малейший неурожай в округе Дженне неизменно отзывался нехваткой продовольствия, а то и просто голодом в Томбукту.

Так и возник тот самый треугольник нигерских городов, за обладание которым затем веками будут бороться сначала мандинги, потом сонгаи, потом марокканцы. И суть этой борьбы останется одна и та же: перехватить если не все пути торговли через пустыню, то, по крайней мере, как можно большее их число. И мандинги в лице преемников Сундьяты вели такую политику очень последовательно...

В 1270 г. мансу Уле сменил на престоле другой сын Сундьяты — манса Уати. Но уже через пять лет он был свергнут своим братом Халифой, Однако Халифе суждено было продержаться у власти еще меньше: через несколько месяцев командиры царской гвардии, составленной из рабов клана Кейта, сместили его и умертвили.

Так выступила на сцену новая политическая сила — рабская гвардия   и ее начальники.  Силе этой предстояло сыграть важнейшую роль во всей последующей истории Мали. В конечном счете она совершенно оттеснила от власти старую родо-племенную аристократию, причем произошло это очень быстро. Между первым вмешательством манса-дьон-у — царских  рабов  —  в  политику  и  захватом  верховной  власти одним из ее предводителей прошло всего десять лет: в 1275 г. рабы   решили   судьбу   мансы   Халифы,   а   уже   в   1285   г., после смерти мансы Манде Бори, внука Сундьяты, правителем державы был провозглашен некий Сакура — вольноотпущенник, дьонгорон, клана Кейта.

При этом правителе завершился территориальный рост Мали. Сакура окончательно подчинил себе главный центр караванной торговли с Египтом — Гао. Сонгайское княжество, столицей которого был этот город, мандинги подчинили себе уже в правление мансы Уле. Однако во время смут, которыми сопровождалось свержение Халифы в 1275 г., двум сонгайским царевичам — Али Колену и его брату Слиман Нару — удалось сбежать из Ниани, где они содержались заложниками при малийском дворе. Они восстановили было независимость Гао, но продолжалась эта независимость недолго. Уже через полтора десятка лет войско Сакуры вновь подчинило правителям Мали и сам Гао, и прилегающие к нему сонгайские земли. И на сей раз — на полтораста лет, до конца XIV в.

В правление Сакуры очень вырос и укрепился международный авторитет молодой малийской державы. Ибн Халдун рассказывает, что как раз в это время в Мали стало приезжать множество купцов из Магриба и Ифрикии, т.е. из Северной Африки. Это свидетельствовало об успехе политики малийских царей в основном: стремлении взять в свои руки главные торговые пути и города Западной Африки.

Сакура погиб в 1300 г., возвращаясь из паломничества в Мекку. К этому времени мандингские владения простирались от Гао до побережья Атлантики, от Валаты до тропических лесов, прилегающих к Гвинейскому заливу. Уже не раз встречавшийся нам перед этим автор исторической хроники XVII в. «История Судана» — нам еще много раз придется иметь с ним дело и рассказывать о нем подробно — свидетельствует: «Государь Малли правил сонгаями, Дьягой, Мемой, Баганой и их владениями до соленого моря» (т.е. до Атлантического океана). Дьяга — это поселение в области Масина (междуречье Нигера и Бани выше внутренней дельты Нигера); с этим городом мы встретимся, когда будем говорить об исламе в средневековом Мали. Мема — район Сахеля к северо-западу от внутренней дельты, а Багана — то же самое, что Уагаду, но на языке малинке, т.е. центральная область Древней Ганы. Что же касается «соленого моря», то не стоило бы, по всей видимости, воспринимать это заявление слишком буквально. Эффективная власть мансы на западе едва заходила дальше упоминавшейся уже области Фута-Торо (хотя к этому времени Текрур был очень ослаблен нажимом кочевников и основное земледельческое его население — предки современных народов тукулер, волоф и серер — оказалось оттеснено далеко к югу и юго-западу от реки Сенегал). Другое дело, что продолжалась мирная земледельческая миграция мандингов на запад. В результате европейские мореплаватели XV—XVII вв. встретились, например, в долине реки Гамбия и южнее нее с небольшими мандингскими княжествами, правители которых носили титул манса. Сам по себе титул этот мог принадлежать и простому деревенскому старосте (дугу-манса), и верховному правителю всего Мали (манден-манса). Так вот именно о манден-мансе как верховном правителе всех без исключения мандингов и рассказывали португальским, голландским, английским и иным мореходам африканцы на Атлантическом побережье.

Так или иначе, но непосредственные преемники Сундьяты не уронили славу основателя великого Мали. И один из самых удачливых из их числа, вольноотпущенник Сакура (или Сабкара), правление которого завершило XIV в., оказался крупным и талантливым государственным деятелем и полководцем. Его царствование подготовило ту блестящую репутацию, какую Мали приобрело в Средиземноморье после поездки в хадж (паломничество) и пребывания в Египте мансы Мусы I, одного из ближайших преемников Сакуры.

«Муса Мали — государь негров Гвинеи»

Этот правитель вступил на престол в 1312 г. Он был внучатым племянником Сундьяты, внуком его брата Манде Бори. Манса Муса, или Канку Муса, как его называли по имени матери, получил наибольшую известность из всех государей клана Кейта, если исключить Сундьяту (да и то последняя оговорка относится, пожалуй, только к суданской аудитории: в Европе и на Переднем Востоке Муса далеко затмил имя основателя Малийской державы). Впрочем, между славой этих двух государей в самом Судане есть довольно существенное различие: хотя оба они считаются национальными героями малинке и некоторых родственных им народов, все же мусульмане особенно выделяют Мусу, тогда как немусульмане предпочитают ему Сундьяту.

Именно Мусе посвящены самые подробные сообщения арабоязычных авторов — и североафриканских и суданских, именно его изображения помещены на самых ранних европейских картах Западной Африки. Между тем славой своей Муса I обязан был вовсе не военной или административной деятельности, а главным образом той пышности, которой был обставлен его хадж в 1324 г. и которая произвела, прежде всего в Египте, совершенно ошеломляющее впечатление. А уж в Каире как раз этим трудно было удивить...

К этому времени трудами таких предшественников Мусы, как Сундьята, Уле и Сакура, Мали достигло апогея своего могущества. И следует отдать мансе Мусе должное: он с большим достоинством представлял свою страну в сношениях с другими правителями, в частности с мамлюкскими султанами Египта[12]. В тогдашних исторических условиях самое царское паломничество превращалось в важнейшую внешнеполитическую акцию — оно демонстрировало устойчивость и мощь государства. С этой задачей манса Муса справился превосходно, проявив незаурядные дипломатические способности.

Он выступил из Ниани во главе огромной свиты: по рассказам позднейших хронистов, его сопровождало кроме восьми тысяч воинов от восьми до девяти тысяч рабов и слуг.

Манса вез с собой сто вьюков золота по три кинтара[13] каждый. Помимо того что пышность свиты должна была поддерживать авторитет Мали и его государя в далеких странах по другую сторону пустыни, численность ее определяли и другие мотивы, более близкие и практические. Маршрут мансы проходил через восточную часть малийских владений, в частности через Гао. Сонгайские вассалы никогда не внушали правителям из клана Кейта особого доверия, и такая демонстрация военной силы должна была лишний раз воззвать к их благоразумию. Да и сам путь на север через пустыню был далеко не безопасен: кочевники фактически ничьей власти не признавали, и мансе, рассказывает арабский историк ал-Омари, современник этих событий, приходилось раздавать немалые суммы тем племенам, через кочевья которых ему пришлось проходить во время путешествия по Сахаре.

Ибн Фадлаллаху ал-Омари, крупному египетскому чиновнику, бывшему одно время начальником финансового ведомства в мамлюкской Сирии, мы обязаны подробным описанием пребывания Мусы I в Каире. Но ал-Омари не ограничился этим. От людей, проживших в Мали долгое время, хорошо знавших это государство, от тех, кому по должности пришлось часто встречаться и беседовать с Мусой в Египте, он получил множество сведений о Мали. Его суховатый и бесстрастный рассказ содержит массу интереснейших подробностей, освещающих самые разные, иногда очень неожиданные стороны жизни средневекового Мали. Здесь и перечисление главных сельскохозяйственных культур; и политическая характеристика страны; и описание церемониала приемов при дворе мансы; и, конечно же, многочисленные детали золотой торговли и добычи драгоценного металла вплоть до повторения давних сообщений о золотоносных растениях.

Именно с добычи золота начал свой рассказ первый из тех, к кому ал-Омари обращался за сведениями, — мусульманский богослов шейх Абу Сайд Осман ад-Дуккали. И рассказ его вполне заслуживает того, чтобы быть здесь приведенным полностью, настолько хорошо в нем отразилась своеобразная обстановка, веками существовавшая на границах золотоносных областей Западной Африки в средние века.

«Государь этого царства, — рассказывал шейх, — имеет в своем подчинении страну пустынь самородного золота. Жители   ее   —  дикие  язычники,   и  ежели  бы  он   пожелал,  то покорил бы их. Однако правители этого царства узнали по опыту, что, когда кто-нибудь из них завоевывает один из золотых городов, утверждает там  ислам и велит огласить там призыв к молитве, сбор золота падает и сходит на нет, в то   же   время   возрастая    и  увеличиваясь  в  соседних  языческих областях. Когда опыт подтвердил это наблюдение, они оставили страну золота во власти ее обитателей-язычников и удовольствовались тем, что обеспечили себе их повиновение и получение дани, которую они на тех наложили». Такая система отношений сохранялась на всем протяжении средневековой истории Западного Судана. Ни одна из великих держав этого времени не имела своих наместников в золотоносных   областях   на   границе   с  зоной  тропического  леса. Каждый год после окончания дождей из торговых городов и   из  столицы  отправлялись  на  юг  и   юго-запад  большие караваны. Сотни невольников несли на головах драгоценный груз   —   сахарскую   соль.   Когда   такой   караван   достигал местности,   где   добывалось   золото,   соль   обменивали   на металл (точнее, на золотой песок)   и караван выступал в обратный путь. Купцы, хозяева каравана, выполняли во время таких торговых экспедиций роль царских сборщиков дани. Ведь  все полученное  золото  они  были обязаны  отдавать мансе: в Мали порядки были строже, чем в Гане, —даже золотая пыль считалась монопольной собственностью государя. Эта система позволяет нам представить себе, каким образом малийские государи справлялись с управлением огромными областями, обходясь в них без какого бы то ни было административного аппарата. Перед нами, собственно говоря,  специфическая  разновидность той  операции, которую, скажем, в истории Киевской Руси мы называем «полюдьем». Правда,  вполне очевидна и весьма существенная разница: полюдье на Руси заключалось в том, что князь со своею дружиной обходил покоренные народы, собирая с них положенную (а при случае — и неположенную) дань. История князя  Игоря  и  княгини Ольги — их отделяли от времен расцвета Мали всего три с небольшим столетия — хорошо показывает, во что могла превращаться эта процедура. В Судане все получалось проще: военная сила в сборе полюдья вообще не использовалась.

Такой порядок вполне устраивал обе стороны. В самом деле, мирные торговые караваны были куда приятнее военных экспедиций, а купцы гораздо лучше справлялись со сбором даней, чем смогли бы сделать это наместники-военачальники. Не случайно Муса рассказывал своим каирским собеседникам, что на западной и юго-западной границах его державы царит вечный мир. Но по своему социально-экономическому смыслу это было именно полюдье, т.е. некий переходный этап от простого сбора дани к более или менее регулярному налогообложению. А значит, в Мали периода расцвета эта вторая из неотъемлемых черт сложившегося государства уже активно формировалась, свидетельствуя тем самым, что Мали находилось значительно выше Ганы на шкале общественного развития.

Конечно, такой «режим границы» устанавливался далеко не сразу, а методом проб и ошибок. Только что приведенный рассказ шейха ад-Дуккали о том, почему оставили в покое «обитателей-язычников» золотоносных областей, отражает уже результат многолетнего применения этого метода. А такому результату предшествовали и попытки активных действий. Вот как они, эти активные действия, запечатлелись в рассказе венецианца Альвизе да Мосто, возглавлявшего на службе у португальской короны морские экспедиции к побережью Западной Африки в 1455 —1457 гг.

«И вот, — пишет он, — когда спросил я там у названных купцов, как же могло быть, что император Мелли, который столь великий государь (как они говорят), не пожелал любым способом, добром или силой, узнать, каковы эти люди, что не желают позволить себя увидеть и говорить с собою, мне было отвечено, что не столь много лет назад один из императоров Мелли твердо решил заполучить в руки одного из них. Посовещавшись об этом, повелел он, чтобы несколько его людей за день до того, как соляной караван отойдет назад на вышеупомянутую половину дневного перехода, выкопали бы рвы возле места, где выложены были кучи соли, и спрятались бы в них. И чтобы эти люди, когда черные придут положить золото подле соли, напали на них, захватили бы двоих или троих, каковых за доброй стражею и привели бы в Мелли. И, коротко говоря, так и было сделано. Захватили четверых, остальные убежали; но из четверых еще троих отпустили, рассудив, что одного достаточно, чтобы можно было исполнить волю государя и дабы тех черных не гневить еще более. Тем не менее сказанный черный не пожелал ни разговаривать, хотя говорили с ним на разных языках, ни есть; он прожил четыре дня, а потом умер. Посему мнение о черных из Мелли, основанное на опыте с этим пленником, таково, что люди те немы... И из-за вышесказанного случая впоследствии не было ни одного из тех императоров, кто пожелал бы продолжить подобные дела, тем паче что из-за захвата и смерти того черного его соплеменники на протяжении трех лет не хотели приходить с золотом в обмен на соль... А общее мнение таково, что сказанный император не беспокоится из-за того, что те черные не желают говорить, раз он получает выгоду от золота».

Как видите, итоги активности царских слуг оказались достаточно плачевными.

И все же такой мир существовал не везде. Сам же манса Муса говорил одному из принимавших его сановников египетского султана, что у Малийской державы есть-де злейший враг: народ, который для мандингов — то же самое, что татары для египтян. Сомнительно, конечно, чтобы малийский государь слышал что-нибудь о татарах; скорее всего, сравнение принадлежало самому собеседнику мансы — эмиру Ибн Амир Хаджибу. Ведь за несколько десятков лет до хаджа Мусы египетским султанам пришлось столкнуться в Сирии с полчищами монголо-татарских завоевателей. Египтяне, правда, сумели отразить их натиск, но самое название татар надолго закрепилось в памяти современников этого сражения и их детей как обозначение опасного и сильного врага, постоянной угрозы египетским владениям в Азии: ведь столкновения между войсками каирских султанов и монгольских ильханов, властителей Ирана и Месопотамии, продолжались многие годы.

А манса Муса имел в виду некий воинственный народ, который хроники XVII в. именуют моси. Долгое время в научной литературе придерживались мнения, что речь идет, так сказать, о прямых предках современного народа с таким названием, составляющего основную часть населения Республики Буркина Фасо. И только в самое недавнее время при подготовке «Всеобщей истории Африки» ЮНЕСКО такое отождествление подверглось сомнению: сильные военные государства нынешних моси сформировались в своих границах после правления мансы Мусы I — не раньше конца XIV столетия. Но как бы то ни было, народ с таким названием не раз совершал набеги на владения Мали и Сонгай, и нам еще не раз придется с ним встретиться на страницах этой книги.

Канку Муса держал себя в Каире как правитель могущественный, ни от кого не зависящий и никому ничем не обязанный. Он старался это подчеркнуть на каждом шагу. Египетский ученый XV в. Таки ад-дин Ахмед ал-Макризи в одном из своих исторических сочинений рассказывает, как мансе было предложено поцеловать землю при представлении его египетскому султану ал-Малику ан-Насиру. Это было обязательным требованием церемониала во время приемов при дворе мамлюкских султанов. Однако же малийский государь наотрез отказался выполнить это требование протокола. «Я мусульманин-маликит[14], — гордо ответил он, — и падаю ниц только перед Аллахом!». Придворным чинам ал-Малика ан-Насира пришлось уступить.

На каждом шагу подчеркивал манса и свое мусульманское благочестие: ведь этим он тоже утверждал свое равенство с любым другим из властителей мусульманского мира. Ал-Омари рассказывает даже, будто манса Муса преподнес султану написанный по-арабски трактат о правилах приличий, составленный специально для данного случая по его, Мусы, повелению.

Конечно, все эти шаги мансы были рассчитаны на, так сказать, пропагандистский эффект. Реальное положение ислама в Мали несколько отличалось от той радужной картины, какую рисовал своим поведением в Каире и Мекке мандингский государь. Недостижения политические, утверждение своего места в ряду мусульманских правителей мира, были бесспорными. Недаром в XVII в. авторы еще одной написанной в Томбукту хроники нашли нужным пояснить своим читателям: «Что же касается Малли, то это обширная страна и большая земля, великая, включающая города и селения... И мы слыхивали от всех людей нашего века, говоривших: султанов-де этого мира четверо помимо султана величайшего[15] — султан Багдада, султан Каира, султан Борну и султан Малли». Так сохранялась репутация, которую создавал своей власти и своему могуществу манса Муса Кейта тремя веками раньше.

Этой же цели служила и та баснословная щедрость, с какой манса тратил привезенное с собой золото. Все, с кем пришлось разговаривать ал-Омари, наперебой восхищались широтой натуры высокого малийского гостя. Правда, хронист XVII в. заявляет, что жители-де Востока, описав паломничество Мусы и воздав должное его могуществу, «не изображали его щедрым и широким, ибо в священных городах (т.е. в Мекке и Медине. — Л.К.) он раздал милостыней лишь двадцать тысяч золотых». Но у автора здесь была, так сказать, своя сверхзадача: попутно прославить сонгайского государя ал-Хадж Мухаммеда, который там же раздал будто бы сто тысяч мискалей. Впрочем, размах и суммы трат, произведенных в Каире, не подвергает сомнению и этот хронист.

Манса, не торгуясь, платил любую цену, которую с него запрашивали. Он раздавал огромные суммы просто как милостыню: ведь раздача милостыни — садака — беднякам составляет одну из главных обязанностей благочестивого мусульманина. Немало золота оставил Муса и в Мекке, пожертвовав его на «дела веры». В итоге нескольких месяцев пребывания малийского царского каравана в Каире курс золота в городе резко упал — так много драгоценного металла выбросил на рынок манса Канку Муса, сын мансы Бубакара, так укреплял он международное реноме своей державы.

Надо сказать, что каирские купцы и ростовщики неплохо нажились на мандингском государе и его придворных. Используя доверчивость гостей, их незнакомство со многими товарами, они сплошь и рядом продавали им втридорога самые ходовые и дешевые вещи. И как ни велики были запасы, привезенные мансой, но и их в конце концов не хватило: на обратном пути из Мекки Мусе пришлось набрать у каирских купцов много золота взаймы, притом под огромные проценты. Все тот же Ибн Амир Хаджиб рассказывал, что многие из купцов получили на триста динаров ссуды до семисот динаров чистой прибыли. А ведь еще при отправлении в хадж пришлось обложить особой данью все население малийских владений, так как царская казна без этого не могла обеспечить мансу достаточным количеством золота, для того чтобы достойно представлять Мали за его рубежами. Что и говорить, поддержание международного престижа государства всегда обходилось дорого...

Впрочем, манса Муса мог рассчитывать не только на уже накопленные сокровища. Беседуя с сановниками каирского двора, он рассказал им историю, которая, хоть и не кажется, мягко говоря, чистой правдой, но все же показывает, на какие экономические возможности могли опираться правители Мали в пору расцвета своей державы. Мусу спросили, как он пришел к власти. И он ответил на этот вопрос так: «Мы происходим из дома, где власть передается по наследству. Мой предшественник не хотел поверить, что невозможно достичь конца Окружающего моря[16]. Он желал его достигнуть и упорствовал в своем намерении. Он повелел снарядить двести судов, полных людьми, и другие в таком же числе, наполненные золотом, водой и съестными припасами, которых бы хватило на годы. Тем, кто командовал судами, он повелел: „Возвращайтесь лишь тогда, когда израсходуете продовольствие и воду!". Они отплыли, прошло долгое время, но ни один из них не возвращался.

Наконец один корабль появился, и мы расспросили капитана об их приключениях. „Царь, — ответствовал он, — мы плыли долго, пока не встретили в открытом море как бы реку с сильным течением. Мой корабль шел последним. Другие продвигались вперед, но как только какой-нибудь из них достигал этого места, он исчезал и более не появлялся. Мы не знали, что с ними случилось, и я возвратился назад — я в это течение не входил вовсе...".

Но правитель ему не поверил. Он снарядил две тысячи судов: тысячу для себя и для людей, что его сопровождали, и тысячу — для воды и съестных припасов. Он передал мне власть и отправился в море со своими товарищами. То был последний раз, что мы видели его и остальных. И я остался неограниченным государем».

В этом, по всей видимости, фантастическом рассказе фантастической кажется, однако, прежде всего цифра «две тысячи», а даже не то, что это сообщение упорно использовали иные историки, в том числе, конечно, и африканские, в качестве одного из доказательств того, будто подданные средневекового Мали открыли Америку за триста лет до Колумба. В конце концов, такие заявления — скорее всего просто одно из многих проявлений уже упоминавшейся в начальных главах этой книги тенденции к утверждению «африканского приоритета» во всех решительно областях человеческой культуры. Хотя надо признать, что плавания Тура Хейердала и его товарищей на «Ра» доказали принципиальную возможность достичь Карибского бассейна, используя океанские течения.

Однако постройка двух тысяч мореходных судов или пусть даже на порядок меньшего их числа требовала весьма высокого по тем временам развития судостроительного ремесла, причем именно на океанском побережье. Что ж, позднейшие европейские мореплаватели, например тот же Альвизе да Мосто, рассказывали об африканских мореходных пирогах (да Мосто называет их альмадиас), не уступавших по длине португальским каравеллам и вмещавших до 30 человек. Правда, ко времени плаваний венецианца на побережье, у устья реки Казаманс, где видел такие пироги да Мосто, давно уже не признавали власти царей Мали. Но в начале XIV в. здешние правители, видимо, достаточно аккуратно выплачивали дань манден-мансе. И при всей неправдоподобности рассказа мансы Мусы — а он наверняка преувеличил число судов второй экспедиции в несколько раз — нужно согласиться, что и двести больших мореходных пирог были бы неплохим доказательством того, какую экономическую мощь могло Мали положить на весы своей политики, мобилизовав экономические возможности данников на далеких западных окраинах державы.

Но внешняя политика Мусы не ограничивалась демонстрацией малийской мощи в Каире и в священных городах ислама. В его правление оживленные и дружественные отношения поддерживались не только с Египтом. Ибн Халдун подробно рассказывает о том, как Муса обменивался посольствами с Абу-л-Хасаном — султаном Марокко из династии Меринидов. Когда 1 мая 1337 г. Абу-л-Хасан одержал победу возле города Тлемсена у нынешней алжирско-марокканской границы, манса направил ему свои сердечные поздравления. Не приходится сомневаться, что в Ниани постоянно и внимательно следили за событиями, происходившими по другую сторону пустыни.

Да и в самой Сахаре кочевникам теперь приходилось действовать с оглядкой на силу мандингских гарнизонов в пограничных пунктах. Племена, кочевавшие вдоль северной границы владений державы Кейта, вынуждены были признавать верховную власть мансы. Ход истории изменчив: в число новых вассалов малийских государей входили потомки как раз тех грозных племен, которые двумя с половиной столетиями раньше сокрушили гегемонию Ганы. Авторитет правителей Мали был настолько высок, что к мансе Мусе, например, обратился за помощью один из многочисленных мелких вождей, что непрестанно дрались между собой на северных окраинах Сахары. Этот авантюрист почтительнейше просил мансу дать ему отряд мандингских воинов для сведения счетов со своими противниками.

Если царствование Канку Мусы и небогато было громкими военными победами и завоевательными походами, то, пожалуй, ни один из малийских государей не сделал больше него для укрепления международного авторитета державы. Упорно и последовательно строил он дружественные отношения с соседями, добившись в этом блистательных успехов.

"Он оставил после себя, — говорит современный английский исследователь, — империю, примечательную в истории чисто африканских государств своими богатством и протяженностью, равно как и впечатляющим примером способности африканца к политической организации».

Свидетельством полного успеха внешней политики Мусы I стали и те сведения о средневековой великой державе Кейта, которые очень ярко и недвусмысленно отразились в трудах европейских картографов того времени. Сведения эти распространились очень быстро — конечно, по тогдашним понятиям.

Муса совершил свой знаменитый хадж в 1324 г. Спустя 13 лет этот хадж описал по рассказам очевидцев и по документам каирских правительственных канцелярий Ибн Фадлаллах ал-Омари. А еще через два года, в 1339 г., на карте мира, составителем которой был житель острова Мальорки на Средиземном море Анжелино Дульсерт, в середине Сахары был изображен Кех МеШ — «Король Мелли», облаченный в царские одежды и в корону, со скипетром в руке. Дульсерт не ограничился показом местоположения Мали, как оно ему представлялось, но также обозначил путь, ведущий в мандингские владения: на его карте Атласские горы рассекает «долина Сус, ведущая к королю черных».

Понятно, что своими представлениями о географии Западного Судана картографы были обязаны главным образом купцам. Это, естественно, отражалось и в их трудах. Через 28 лет после Дульсерта венецианец Пиццигани нашел нужным пометить на своей карте возле той же дороги, что по ней «проходят товары, идущие от короля Мали».

И, наконец, в 1375 г. другой житель Мальорки — Авраам Крескес, родоначальник знаменитой семьи картографов, создавшей немало мореходных карт — портуланов, изобразил в центре великой пустыни правителя Мали с золотым самородком в руке; ниже его был показан «город Мали». А около фигуры правителя Авраам Крескес дал пояснение: «Этого государя зовут Мусой Мали, государем негров

Гвинеи[17]. Золото, находимое в его землях, столь обильно, что он — богатейший и самый знатный король во всей той стране».

Пожалуй, более убедительного доказательства того, что цель всей внешнеполитической деятельности Мусы Кейта — Канку Мусы, мансы Мусы 1 — была блестяще достигнута, не придумаешь. И завоеванной его трудами славе Мали суждено было на несколько веков пережить величие самой державы.

Глазами очевидца

После смерти Мусы в 1337 г. на престол вступил его сын Маган. Правление его было коротким — всего четыре года — и славы Мали не прибавило. Скорее даже наоборот: сразу же после смерти мансы Мусы, в том же самом 1337 г., войско моси, предводительствуемое их вождем Насеге, выбило мандингский гарнизон из Томбукту, разграбило город и сожгло его. Правда, победители не помышляли о том, чтобы в Томбукту закрепиться; сразу же после своего блестящего и неожиданного успеха они ушли. И все-таки этот набег был очень уж неприятным симптомом начинавшегося ослабления державы Кейта.

Впрочем, когда в 1341 г. Магана сменил последний из крупных правителей средневекового Мали — Сулейман, ему удалось на время задержать этот опасный процесс. Но даже самые обстоятельства восшествия Сулеймана на престол свидетельствовали о нараставшем неблагополучии внутри правящего клана.

Сулейман был братом мансы Мусы 1, и к власти он пришел в обход сыновей своего племянника Магана. Впрочем, выражением «в обход» следует, пожалуй,, пользоваться с немалой долей осторожности. Дело в том, что в наследовании верховной власти в клане Кейта как будто переплетались несколько принципов, способных нередко приходить в противоречие друг с другом.

Так, мы встречаемся прежде всего с переходом власти от брата к брату: после Сундьяты царствовали один за другим три его сына. Надо сказать, что этнографические описания потомков древних мандингов — малинке, относящиеся к первым трем десятилетиям нашего века, подчеркивали, что и у современных малинке в случае смерти или неспособности правителя какого-либо территориального их объединения его сменяли брат или кузен, но не сын!

Затем, после Халифы, мансой стал Манде Бори (Абу Бекр арабоязычных авторов); он был сыном дочери Сундьяты, откуда и его прозвание Бата Манде Бори — «Бата» указывает на родство по женской линии. Манса Муса I был его внуком, т.е. представлял уже не «чистую» линию создателя державы. Когда же он передавал власть своему сыну, то тем самым попытался обойти традицию передачи власти братьям. Сулейман же с точки зрения этой традиции был законным наследником в ничуть не меньшей (если не в большей) степени, чем Маган. И этот же Сулейман впоследствии повторил ошибку брата — с еще более плачевным результатом. Иначе говоря, в пору расцвета Мали сталкивались горизонтальный и вертикальный принципы передачи власти, да еще и ощущалось определенное влияние каких-то реликтов наследования по материнской линии. И, как обычно это бывало, некая неопределенность в такого рода делах оказывалась чревата весьма нежелательными смутами.

Но как бы то ни было, при «восстановлении в правах» наследования от брата к брату после смерти Магана, по всей видимости, не обошлось и без применения силы (или угрозы ее применения). Нараставшее влияние рабской гвардии обеспечивало ей в конце концов последнее слово в вопросах престолонаследия. И тот, кому удавалось привлечь на свою сторону «начальников рабов», мог рассчитывать на успех своих честолюбивых замыслов, даже не имея, казалось бы, бесспорных прав на малийский престол. После смерти мансы Сулеймана в этом пришлось убедиться на горьком собственном опыте его сыну и преемнику, продержавшемуся у власти всего девять месяцев, а затем сброшенному сыном Магана I при поддержке гвардии и ее начальников.

После прихода к власти Сулейман сумел восстановить спокойствие в стране. Манса отстроил разрушенный было Томбукту и наладил мирные отношения с самым опасным южным соседом — во всяком случае, в его правление моси на мандингские владения не нападали. Так что царствование Сулеймана оказалось заключительным этапом расцвета Мали; после него наступил затяжной упадок.

В 1352 г. меринидский султан Марокко Абу Инан, сын того султана Абу-л-Хасана, с которым обменивался посольствами манса Муса I, послал в Мали с официальным дипломатическим поручением одного из самых интересных людей ближневосточного средневековья — знаменитого путешественника Мухаммеда ибн Абдаллаха ал-Лавати ат-Танджи, более известного под именем Ибн Баттута. Этот человек успел к тому времени объездить всю восточную половину тогдашнего мусульманского мира, включая степи Приазовья и города восточноафриканского побережья на территории современных Сомали, Кении и Танзании, но оставался, несмотря на немолодые уже годы, в душе молодым и любознательным, живо воспринимая все новое. Ибн Баттута преодолел с караваном Сахару, доехал до Ниани и прожил в столице мансы Сулеймана несколько месяцев. Записки Ибн Баттуты, продиктованные им на склоне лет, — не только ценнейший источник для исследователя, но и очень занятный человеческий документ. Притом — единственный в своем роде: ни один человек, кроме Ибн Баттуты, не оставил нам свидетельств очевидца о Мали начала 50-х годов XIV в. Рассказы же о Мали в не раз уже упоминавшихся западно-суданских исторических сочинениях XVII в. отчасти запечатлели устное историческое предание о славном прошлом, а отчасти ссылаются как раз на... Ибн Баттуту, но именно на ту часть его рассказа, которая относится к пребыванию мансы Мусы Кейта в Каире.

Итак, выехав из Сиджилмасы, Ибн Баттута направился с караваном в Тегаззу. В этом захудалом сахарском поселке внимание его привлекли соляные разработки. Вот как он описал соляную торговлю, которой жила Тегазза, ради которой она, собственно, и существовала: «Черные приезжают из своей страны и увозят из Тегаззы соль. Соль из Тегаззы продается в Валате по цене от 8 до 10 мискалей за вьюк, а в городе Мали[18] — от 20 до 30 мискалей, часто же доходит и до 40. Соль служит для черных средством обмена, как служат средствами обмена золото и серебро. Черные режут соль на куски и торгуют ею. И несмотря на ничтожность селения Тегазза, в нем продают и покупают много кинтаров золотого песка».

Наблюдательный Ибн Баттута верно определил в своих записках главную особенность совершавшегося на его глазах торга: для африканцев золото не было деньгами. Это был просто товар, очень нужный и полезный товар — ведь он обменивался на столь необходимую соль! — но все же только товар.

Ибн Баттута подробно рассказал о своем пути через пустыню. Когда караван из Марокко достиг селения Та-зарахла, он там задержался на несколько дней для отдыха, а вперед, в Валату, выслали гонца — такшифа. Так поступали всегда, и делалось это не просто из вежливости. На долгий и трудный путь через Сахару требовалось столько воды, сколько не мог взять с собой никакой караван — если бы, конечно, он не вез воду в качестве единственного полезного груза. Поэтому и отправляли вестника, который должен был позаботиться, чтобы из Валаты выслали навстречу путникам воду. Случалось, такшиф запаздывал; и тогда к многочисленным костям, рассеянным вдоль всего великого торгового пути через Сахару, добавлялись новые — в таких случаях помощи ждать было неоткуда.

Понятно, что купцы не жалели золота на оплату услуг гонца. Тому, который шел с караваном Ибн Баттуты, заплатили 100 мискалей золота — больше 500 рублей на наши деньги. Такшифы настолько хорошо знали дорогу, что даже слепота не мешала некоторым из них продолжать водить караваны. Через полтораста лет после путешествия Ибн Баттуты такой слепой проводник спас заблудившийся караван, определяя его местонахождение по запаху песка, который ему давали понюхать через каждую милю пути. Но у Ибн Баттуты все обошлось благополучно: через два месяца после выхода из Сиджилмасы он оказался в Валате, малийском форпосте в Сахаре.

После нескольких дней отдыха он двинулся дальше, в столицу Мали. На сей раз можно было не дожидаться, пока соберется караван. «Когда я решился на поездку в Мали, — рассказывает Ибн Баттута, — а между этим городом и Вала-той 24 дня пути для едущего быстро, то нанял только проводника из племени месуфа, так как из-за безопасности этой дороги нет нужды путешествовать большим караваном». Именно безопасность дороги больше всего поразила Ибн Баттуту, достаточно насмотревшегося за свои странствования по восточной части мусульманского мира на разного рода дорожные неприятности и неожиданности. Спокойный путь, богатые селения вдоль дороги, где можно было закупить все необходимое путешественнику продовольствие, — такое не так уж часто можно было встретить в первой половине XIV в. где-нибудь в Иране или мусульманской Индии.

Манса Сулейман прилагал много стараний к тому, чтобы торговля с Северной Африкой развивалась спокойно и беспрепятственно. А безопасность главных караванных дорог — Ибн  Баттута двигался как раз по одной из них — была для этого  жизненно необходима.  Мало того, мандингское правительство  внимательно  следило  за  тем,  чтобы  никто не чинил притеснений приезжим купцам. Этим поддержива-лась высокая репутация царей Мали как деловых партнеров, сложившаяся при предшественниках Сулеймана и особенно укрепившаяся в царствование все того же Мусы I.

«Однажды в пятницу я присутствовал на проповеди, — рассказывает Ибн Баттута, — как вдруг один купец из числа ученых месуфа, которого звали Абу Хафс, встал и сказал: „О присутствующие в мечети! Призываю вас в свидетели моей жалобы на мансу Сулеймана...". Как только он это сказал, из-за загородки, за которой сидел султан, вышли несколько человек и сказали ему: „Кто твой обидчик? И кто у тебя что взял?". Купец ответил: „Манса-дьон Валаты — то есть ее правитель — взял у меня ценностей на 600 мискалей, а заплатить за все хочет 100!". Султан сразу же послал за правителем. Через несколько дней тот явился, и государь отправил их обоих к судье. Последний подтвердил правоту купца и взятие у него ценностей. И после этого государь сместил правителя с его должности».

Из этого рассказа Ибн Баттуты очень хорошо видно, как заботился Сулейман об интересах транссахарской торговли. Терпеть самоуправство и вымогательство наместника в таком важном пункте, как Валата, — значило поставить под угрозу хорошие отношения с богатыми и влиятельными североафриканскими купцами. И Сулейман без колебаний пожертвовал своим доверенным рабом.

А экономические возможности и влияние купцов, занятых в караванной торговле, и в самом деле были огромны. В такой торговле, требовавшей колоссальных по тем временам затрат на снаряжение караванов и перевозку товара, могли участвовать только очень состоятельные люди. За многие столетия, предшествовавшие правлению мансы Сулеймана, сложились настоящие купеческие династии, чьим главным занятием была торговля между Северной и Западной Африкой. Эти династии в конце концов молчаливо поделили между собой весь великий торговый путь от торгово-ремесленных городов Марокко или Египта до глухих углов на границе саванны и тропического леса, путь, по которому двигался непрерывный поток: соль и ремесленные изделия — на юг, золото и невольники — на север.

Могут возразить: но какое значение имела эта торговля для простых земледельцев или охотников Мали и подчинявшихся его верховной власти княжеств? Ведь все выгоды от торговли золотом получали крупные купцы и местная аристократия.

Верно, конечно, что от золота громадное большинство жителей страны никакой непосредственной пользы получить не могло. Но нельзя отделять в этом товарообороте золото от соли — в ней нуждались все без исключения, а получить соль в достаточном количестве можно было только в обмен на золото. Торговый поток был единым целым, так что разорвать его было невозможно.

Но главное заключалось даже не в этом. Внешняя, транссахарская, торговля ни в коей мере не отменила и не заменила испокон веков существовавшего внутреннего обмена в той же внутренней дельте Нигера и в прилегающих к ней областях. Как и столетия назад, здесь продолжали обменивать зерно, хлопчатые ткани, железные и медные изделия местных ремесленников на продукцию скотоводов Сахары. У нас уже была речь о «связке» Дженне — Томбукту, обеспечивавшей жизнеспособность центра южной оконечности западного транссахарского пути. И дело не ограничивалось продовольствием: нужды подавляющей массы местного населения в ремесленной продукции удовлетворялись трудом и умением собственных, суданских, мастеров. Ведь те североафриканские изделия, которые приходили с караванами, предназначались все той же социальной верхушке, а рядовому земледельцу или скотоводу они были, по сути дела, ни к чему. Да и поступало их с севера относительно малое количество.

Иное дело соль. Доставленная из Сахары, она продвигалась дальше на юг, постепенно раздробляясь на все более и более мелкие партии — и так вплоть до горсти, на которую выменивал свое зерно какой-нибудь общинник где-то во внутренней дельте, а то и еще выше по течению Нигера. И такая торговля была в конечном счете куда более необходима населению этой части Африки, чем торговля золотом. Особенно это ощущалось до XIV в., пока главным золотодобывающим районом оставался все тот же Бамбук — Бамбудугу, междуречье Бакоя и Бафинга, которые, сливаясь, образуют реку Сенегал. Но в XIV в. появился новый золотоносный район — Бито, или Биту, располагавшийся на севере современной Ганы (бывшего Золотого Берега) между реками Черная и Белая Вольта. И, как считают большинство исследователей, именно с этого времени оказался активно вовлечен в торговлю золотом и Дженне, ставший главным сборным пунктом драгоценного металла, приходившего теперь с юго-востока. Это означало заметное расширение торговых связей Дженне в новом направлении, но отнюдь не отменило традиционной схемы организации и традиционного разделения труда в торговле в целом.

По-прежнему северную половину торгового пути обслуживали североафриканские купцы. Они доставляли соль и прочие товары в суданские города — Гао, Томбукту, Дженне. Здесь грузы переваливали на речные суда или на головы рабов-носильщиков, и торговля переходила уже в руки местных, суданских, купцов. Чаще всего это были дьюла — так в Западной Африке и сейчас еще называют малинке, занимающихся торговлей. Это были те самые «вангара», или «ванджарата», с которыми мы встречались в Древней Гане. Именно они возглавляли сбор золота. И именно они собирали дани с подданных государей из клана Кейта, о чем у нас недавно шла речь. Разделение труда, таким образом, было не только межэтническим, но даже и междурасовым. А какова была организация «внешней» торговли через Сахару в те времена, можно судить по такой вот любопытной картине. Крупный филолог XVII в. Ахмед ибн Мухаммед а л-Мак кари рассказывал, что его старшие родственники, пятеро братьев ал-Маккари занимали видное место в транссахар-ской торговле. Двое жили в Тлемсене, где получали европейские или ближневосточные товары. Эти товары они отправляли двум другим братьям, сидевшим в Валате. Те обменивали их на золото и слоновую кость и переправляли полученное в результате обмена на север. А старший брат, глава этого крупного торгового дома, поселился в Сиджил-масе — она оставалась важнейшим центром и рынком караванной торговли, и отсюда удобнее всего было следить за движением цен и давать необходимые инструкции остальным участникам дела.

Ниани: манса и «начальники рабов»

Ибн Баттута, к сожалению, не оставил нам описания столицы мансы Сулеймана. Больше того, на основании его путевых впечатлений не очень просто установить, где, собственно, эта столица находилась. 24 дня пути до нее от Валаты да переправа через реку, которую путешественник называет Сансара, — вот и все географические опорные данные. Так что споры на эту тему не вполне закончились еще и сейчас. Самое название «Ниани» кроме сказаний, передаваемых гриотами, впервые упоминается в «Истории искателя» — исторической хронике, законченной в Томбукту в середине 60-х годов XVII в.: «Город султана Мали, в котором была его столица, называется Дьериба, а другой называется Ниани». Дьериба, или Дьелиба, — это название реки Нигер на языках малинке и бамана. То есть с самого начала видна тесная связь Мали с важнейшим водным путем Западного Судана. А так как «История искателя» больше чем на сто¬летие моложе захвата Ниани сонгайским войском в 1545 г., то название «Дьелиба» в ее тексте, по-видимому, обозначает новую столицу Мали, утратившего к тому времени следы былого величия, — нынешнее селение Кангаба, или Каба, лежащее на левом берегу Нигера против впадения в него реки Санкарани.

Ниани же располагался на левом берегу все той же Санкарани. Его местоположение, представляющееся сейчас самым вероятным[19], с 1965 г. исследовала польско-гвинейская археологическая экспедиция, которую возглавлял польский ученый Владислав Филиповяк. Археологи обнаружили, что поселение на месте городища Ниани-Каба существовало еще в VI в., так что Сундьята основывал новую столи¬цу Мали не на пустом месте. В некотором удалении от главного городища был раскопан «промышленный» район со множеством следов металлургического и керамического производства. У Ниани была хорошая связь и с традиционным ядром державы — древним Мандингом; эта дорога на север так и называлась и называется в исторической традиции современных малинке — мандинг-сила. А на северо-восток, в области, населенные сонинке, и дальше, к выходам транс-сахарского караванного пути, вела сараколе-сила (сараколе — одно из названий народа сонинке).

Раскопки же центрального городища позволяют говорить о том, что город имел типичную для тогдашних западно-суданских крупных городов структуру: как бы два отдельных города — мусульманский и немусульманский. Однако в Ниани в отличие от Кумби резиденция правителя находилась уже в мусульманском городе. Почему это было так — речь впереди.

Город явно был и заметным торговым центром. Но такая роль могла сохраняться за ним, только пока он был столицей могущественной державы. Стоило начаться упадку военно-политических возможностей преемников мансы Сулеймана — а такой упадок наступил уже в третьей четверти XIV в. — и за ним, пожалуй, даже опережая его, началось падение роли Ниани как общесуданского рынка. Город лежал слишком в стороне от главных торговых артерий, и соперничать с треугольником Дженне — Томбукту — Гао в «нормальных» условиях торговли, т.е. без опоры на исключительное политическое положение, ему было не по силам. Вернее, ослабленной власти правителей города нечего было и думать состязаться с государями преемницы Мали — великой Сонгайской державы.

Впрочем, как локальный торгово-ремесленный центр Ниани сохранял свое значение еще в начале XVI в. Как раз во втором его десятилетии в городе побывал североафриканский путешественник ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Ваззан аз-Зайяти; о нем нам еще предстоит поговорить подробнее (и, право же, он того заслуживает!). Так вот, побывав в Ниани, он оставил его описание. И это описание малийской столицы очень выразительно показывает, насколько упало могущество правителей из династии Кейта к тому времени, хотя хозяйство Мали все еще сохраняло достаточно высокий уровень развития. Вот это описание.

«В этой стране есть крупное поселение, где находится почти шесть тысяч очагов. И по этому селению Мелли названа остальная часть королевства. В том селении живут король и его двор.

Страна изобилует мясом и хлопком. В селении Мелли есть множество ремесленников и купцов, туземных и иноземных; но иноземцы гораздо более любезны королю. Жители богаты от торговли, которую они ведут, снабжая многими вещами Гвинею (т.е. Дженне. — Л.К.) и Томбутто. У них есть много храмов и священнослужителей, а также преподава¬телей, читающих в храмах, ибо коллегий они не имеют.

Именно эти люди — те, кто более всего культурен, более всего разумен и более всего прославлен из всех черных, тем более что они первыми примкнули к вере Махумета. С того времени они пребывали под владычеством великого государя... И власть оставалась у его потомков до времени Аскии, который их сделал данниками, так что ныне этому сеньору (имеется в виду „король Мелли". — Л.К.) нечем прокормить свое семейство из-за тягот, каковые на него возложены».

Ал-Хасан, известный в Европе под именем Льва Африканского, был объективным и трезвым наблюдателем. Блеск победоносной Сонгайской державы и жалкое состояние, к какому сведен был в эту пору авторитет государей Мали, не скрыли от него той роли, которую сыграли мандинги и родственные им народы в политической и культурной истории Западной Африки.

Итак, даже в XVI в., в пору упадка, североафриканские купцы сохраняли в Мали очень видное положение. Что же говорить о середине века четырнадцатого, когда власть мансы и его могущество находились в зените! Купцам принадлежали особые кварталы в главных городах страны, и в пределах этих кварталов пришельцы с севера пользовались полнейшим самоуправлением — старая традиция сохранялась. Вес купцов в общественной иерархии столицы державы был настолько велик, что манса Сулейман выдал свою племянницу замуж за одного из старейшин североафриканской, арабо-берберской торговой колонии в Ниани.

И все же главной силой в Ниани были не мусульманские купцы, как ни велико было их влияние. Первое место среди окружения мансы Сулеймана занимали командиры гвардейских отрядов, набранных из рабов клана Кейта. Ибн Баттута называл всех этих «начальников рабов» (на языке малинке они обозначаются именно так — дьон-тиги-у. Дьон — «раб; невольник», тиго — «начальник; глава», v — показатель множественного числа) тем словом, которое ему было более привычно, — эмир.

И весь его рассказ подтверждает, насколько выросла сила этой новой аристократии. И мансе она причиняла немалое беспокойство.

Наши источники очень мало говорят нам о том, какова была структура управления средневековым Мали. Ибн Баттута, правда, упоминает катибов и кадиев, т.е. писцов и мусульманских судей, при дворе Сулеймана. Но трудно что-то сказать о функциях и о месте в администрации этого, казалось бы, зачаточного канцелярского аппарата. Кроме того, поминает он и наместника Валаты (об этом доверенном царском рабе, уличенном в вымогательстве, речь уже была). Вот, собственно, и все. «История Судана» добавляет сюда еще двух высших военачальников-наместников: «Один из них двоих — правитель Юга, называемый санфара-дьома; другой же был правителем Севера и назывался он фарана-сура. В распоряжении каждого из них находилось столько-то и столько-то военачальников и войска». В обоих титулах мы видим мандингское слово фаран — «правитель; начальник», — с которым нам не раз еще придется встретиться.

Местная же власть, как можно судить по текстам и «Истории Судана», и «Истории искателя», целиком оставалась в руках прежних традиционных правителей, размеры владений которых иной раз не превосходили округи небольшого поселка, но могли также охватывать и весьма обширные области. В трех главных частях малийских владений в районе внутренней дельты до скалистого уступа Бандиагара к востоку от Нигера автор «Истории Судана» насчитал 36 таких правителей — по 12 в каждой. Вероятнее всего, их зависимость от мансы в Ниани ограничивалась выплатой дани; так же обстояло дело и в Дженне, судя по рассказу историка XVII в. Иначе говоря, практика полюдья на эти новые, так сказать, некоренные владения мандингов не распространялась. И за такими местными правителями как будто даже признавалось право «советовать» мандингскому государю; для этого один из владетелей считался как бы их старейшиной.

Но так обстояло дело на периферии державы мансы Сулеймана. В столице же многое выглядело совсем по-другому.

Среди сановников малийского двора самой видной фигурой был человек, которого Ибн Баттута называет дуга; сам он объясняет, что это слово означает «переводчик». На самом же деле это был личный гриот мансы. Дело в том, что старинный обычай не позволял мансе непосредственно общаться с подданными. Тот, кто желал испросить у повелителя какую-нибудь милость или же подать ему жалобу, должен был обращаться к гриоту: только тот мог говорить с государем. И когда манса желал обратиться с речью к своим подданным, то гриот его выслушивал, а затем громким голосом повторял его слова присутствующим. Ибо, как поясняет сказание о Сундьяте, «манса не кричит, как глашатай». Высокое положение царского гриота было у мандингов твердо устоявшейся традицией. В сказании о Сундьяте видное место занимает верный гриот героя, его наставник и советник Балла Фасеке. Не раз этот умный и проницательный певец выручал своего господина из беды. Это он возглавлял посольство к Сумаоро и, сбежав от повелителя сосо, который было пожелал сделать его своим гриотом, неизменно сопровождал Сундьяту в его походах. А после окончательной победы Сундьята назначил Баллу руководителем всех обрядов при своем дворе, так сказать, начальником протокола.

Вот как раз в этой роли и видим мы «переводчика» при мансе Сулеймане. Только влияние его еще больше выросло по сравнению с временами Сундьяты. И теперь уже манса должен был делать подношения своему гриоту. Ибн Баттута рассказывает, что в дни больших торжеств дуга оказывался центральной фигурой. Он, правда, как истинный гриот, пел хвалебный гимн, превознося доблести мансы и его достославные деяния. Зато после этого получал от государя кошель с двумястами мискалей золота.

Но на этом поток милостей не кончался. На следующий же день после этого пожалования все высшие сановники обязаны были преподносить гриоту подарки — «в меру своих возможностей», — уточняет Ибн Баттута. Другими словами, могущественного советника царя приходилось задабривать всем — сам манса тоже не избежал этой малоприятной обязанности. По всей видимости, ему приходилось задабривать не одного только своего гриота. Еще ал-Омари сообщал со слов своих собеседников, бывавших в Мали при Мусе I, что тот жаловал   особо   отличившихся   военачальников   золотыми браслетами  или  почетными  одеяниями — чем выше была степень   заслуг,   тем   шире   должно   было   быть   одеяние. А Ибн Баттута уже по собственным впечатлениям сообщает, что приближенные мансы Сулеймана попросту требовали от повелителя признания их заслуг и вознаграждения за них. Но полного спокойствия Сулейману уже не могли обеспечить даже щедрые подачки новой знати. Удовлетворить всех недовольных было невозможно, а угрозу они представляли немалую. Ибн Баттута оказался свидетелем довольно любопытного заговора, который попыталась организовать против мансы его жена и соправительница.

Такие соправительницы существовали во многих африканских обществах до колониального раздела континента. С ними могли встретиться европейские ученые-этнологи еще в начале нашего столетия. Обычно считалось, что такая жена должна быть одновременно и сестрой царя; она считалась повелительницей всех женщин страны, имела свой собственный двор и располагала большой властью. В некоторых случаях ее власть не уступала власти мужа.

С такой вот соправительницей и оказался связан заговор, о котором нам поведал на страницах своих записок знаменитый путешественник. Вот его рассказ.

«Случилось так, что в дни моего пребывания в Мали государь разгневался на свою главную жену, дочь дяди своего по отцу, именуемую Каса („каса" означает у них „царица"). По обычаю черных, она — его соправительница в делах верховной власти и имя ее упоминают в молитве вместе с именем царя... Каждый день Каса выезжала верхом со своими невольницами и рабами; головы их были посыпаны прахом. Она останавливалась перед помещением совета, а лицо ее было закрыто покрывалом и невидимо. Эмиры много говорили по ее поводу. Но государь собрал их в помещении совета, и дуга сказал им от имени государя: „Вот вы много говорите о деле Касы. Но ведь она совершила великий грех!" Затем привели одну из невольниц царицы со связанными ногами и с колодкой на шее и сказали ей: „Говори, что у тебя!" И невольница рассказала, что Каса посылала ее к Дьяте, сыну дяди государя по отцу, бежавшему от государя... что она призывала того свергнуть государя с престола и говорила ему: „Я и все войска покорны твоему приказу!"

Когда эмиры услышали это, они заявили: „Это великое преступление, и за него она заслуживает смерти!" Каса испугалась и укрылась в доме хатиба[20]: обычай черных таков, что они ищут убежища в мечети, а если это невозможно, то в доме хатиба».

На этот раз Сулейману удалось заблаговременно раскрыть заговор и предотвратить покушение на свою власть. И однако же именно этот самый Дьята, о котором шла речь при допросе, все-таки впоследствии сверг с престола сына Сулеймана и воцарился в 1361 г. под именем Мари Дьяты II.

Говорит Ибн Баттута: «Что я одобрил из поступков черных...»

И все же время визита Ибн Баттуты в Мали было относительно спокойным. Наверное, поэтому он так высоко оценил достоинства жителей Мали. В записках его целая глава посвящена тому, что он «одобрил из поступков черных», и тому, что ему «у них не понравилось». Нужно сразу сказать: достоинств он нашел намного больше.

«К их добрым качествам относится малое число несправедливостей. Они самый далекий от несправедливости народ, ее их государь никому не прощает! — говорит Ибн Баттута. — К добрым качествам относится и полная безопасность в их стране:  ни путешественник, ни оседлый житель не боится в ней ни вора, ни притеснителя...».

Среди прочих достоинств жителей Мали Ибн Баттуту больше всего восхитили их благочестие, их усердие в отправлении обрядов и исполнении предписаний ислама. Собственно говоря, первыми сообщениями об исламе у мандингов мы обязаны еще ал-Бекри. По его рассказу, обращение правителя раннего Мали в ислам происходило следующим образом: «Их царь известен под прозванием „ал-муслимани". Называется он так потому только, что его страна год от года страдала от голода. Жители просили о дожде, принося в жертву коров, так что почти перевели их, но неурожаи и несчастья только множились.

У царя жил гость-мусульманин, читавший Коран и знавший сунну[21]. Царь ему пожаловался на их несчастья, а тот ему ответствовал: „Царь, если бы ты уверовал в Аллаха всевышнего... признал бы книгу Аллаха и твердо усвоил бы все предписания ислама, то я просил бы Аллаха утешить тебя и разрешить твои затруднения, чтобы на народ твоей страны снизошла милость его и чтобы завидовали тебе враждебные тебе и удаленные от тебя". Он непрестанно это говорил, пока царь не принял ислам и не очистил свои помыслы».

Эти события происходили, по-видимому, в первой половине XI в., и, таким образом, ислам мог ко времени Ибн Баттуты быть хорошо известен и достаточно распространен в Мали.

Но одновременно Ибн Баттуте многое и не нравилось. Очень осудил он ту свободу, которой пользовались африканские женщины, и еще того пуще — обряды, которые пришлось ему увидеть во время формально мусульманских празднеств при дворе мансы. Относительно этих обрядов Ибн Баттута, имевший некоторые основания считать себя не просто правоверным, но и достаточно образованным мусульманином — как-никак во время путешествия по Индостану ему пришлось одно время исполнять в Гуджерате функции судьи, кадия, — ограничился несколько пренебрежительным недоумением. Он назвал их «смешными обстоятельствами». Но так ли это было на самом деле?

Действительно, многое в рассказах марокканского путешественника как будто создает впечатление, что Мали в правление мансы Сулеймана было такой же мусульманской страной, как, скажем, Марокко или Египет. Ибн Баттута много говорит о пятничных молитвах, называет имена многочисленных мусульманских законоведов и проповедников. Он, например, с большим уважением отзывается о некоем кадии Абдаррахмане — черном африканце по происхождению, человеке, по его словам, весьма достойном и преисполненном добрых качеств. Манса Сулейман устроил поминальный пир по меринидскому султану Марокко Абу-л-Хасану, и на этом пиру был целиком прочтен Коран.

Но как только дело доходит до описания церемониала торжеств или до рассказа о жене-соправительнице мансы, сразу же оказывается, что распространен ислам был вовсе не так широко, да и в самом исламе, каким был он при малийском дворе, немало оказывалось такого, что в сознании Ибн Баттуты никак не вязалось с представлениями о том, каким должен быть «истинный» ислам.

Объяснение этого несоответствия заключалось в том, что Ибн Баттута имел в Мали дело с очень ограниченным (в социальном смысле) кругом людей, хотя количественно он мог быть и действительно был довольно широк. Путешественник встречался главным образом или даже почти исключительно с верхушкой малийского общества — сановниками двора мансы, его наместниками в провинциях, крупными купцами, мусульманскими богословами и законоведами. А с основной массой населения великой державы Кейта, с ее простыми людьми он в общем-то и не сталкивался. А между тем как раз это население и служило фоном для нарисованной Ибн Баттутой картины процветания мусульманства в Мали. Причем этот фон имел с картиной довольно мало общего...

«...И что мне из них не понравилось»: ислам в Мали

Даже несколько сот лет спустя после пребывания Ибн Баттуты в Западном Судане население того района, где некогда располагалась столица великой державы Кейта — Ниани, оставалось при своих прежних верованиях и в ислам обратилось не ранее рубежа XVIII и XIX вв. По выражению уже упоминавшегося французского ученого Шарля Монтея, посвятившего всю жизнь изучению истории и культуры народов, живущих на территории, которую некогда занимало средневековое Мали, это произошло потому, что «мусульманская организация в Мали не превышала своим размером двора мансы».

Упоминавшееся в рассказе ал-Бекри обращение в ислам правителя Мали обычно принято, как уже говорилось, относить к первой половине XI в. Но последующая устная традиция мандингов не содержит никаких следов исламизации правителей Мандинга: их имена — немусульманские, зато тесно связаны с таким доисламским по происхождению общественным институтом, как охотничьи союзы, издавна существовавшие у мандингов. В большинстве вариантов исторического предания не связывается с исламом и Сундьята; вообще характерно, что мусульманское имя, параллельное традиционному мандингскому, в историческом труде Ибн Халдуна появляется лишь у третьего преемника Сундьяты, через 20—25 лет после смерти последнего.

Правда, в записи известного африканского историка Нианя (она, кстати, уже в 1963 г. опубликована была в русском переводе) присутствует специальный раздел, так и названный «Сундьята, великий мусульманский государь». Но более чем очевидно, что здесь перед нами случай последующего редактирования предания в соответствии с «требованиями момента». Ведь к середине нашего века малинке, создатели и хранители эпоса о Сундьяте, в значительной своей части стали мусульманами.

И все же, как сообщает нам Ибн Халдун, хадж, паломничество в Мекку, совершил уже непосредственный преемник основателя великой Малийской державы, его сын манса Уле. В дальнейшем хаджи правителей Мали стали делом если и не заурядным (знаменитый хадж Мусы I, о котором столько говорилось, уж никак нельзя обозначить этим словом), то, во всяком случае, достаточно обычным, в котором сочетались религиозные и политические мотивы.

Но и столетие спустя после хаджа Уле даже при дворе мансы Сулеймана сохранялись многочисленные следы старых доисламских верований и обычаев. В этом нет ничего удивительного. Манса был фигурой одновременно и политической, и религиозной: ведь он выступал перед управляемыми прежде всего в качестве хранителя святынь предков. Если же традиционное доисламское по своим верованиям общество в какой-то своей части становилось мусульманским, то именно авторитет мансы-мусульманина был главным гарантом мирного сосуществования и сотрудничества мусульман и немусульман в рамках общины. А общиной этой могла быть и деревенская дугу, и вся великая держава Кейта. И так происходило не только в Мали: двумя веками позднее, в Сонгайской державе XVI в., которую исламизация затронула намного сильнее Мали, мы снова встретимся с этим обстоятельством, только государь там будет носить титул аския, а не манса.

Что же касается двора мансы Сулеймана, то только задолго до ислама, в условиях, когда еще сильны были пережитки родового строя, могла появиться фигура жены-соправительницы, совершенно немыслимая в «обычном» мусульманском государстве. Предание упорно сохраняет древние охотничьи прозвания царей, восходящие в конечном счете тоже к верованиям родового общества. Танцы, которые Ибн Баттута видел и которые он посчитал смешными. — это танцы масок мужских, или тайных, союзов. А такие союзы (их задачей была подготовка молодежи к исполнению обязанностей взрослых членов общества) тоже сложились внутри родового общества за много веков до того, как появился в Судане ислам. Европейские авторы начала XVI в. рассказывают о сохранении древних трудовых обрядов — и обряды эти тоже восходили еще к той эпохе, когда глава большой семьи или земледельческой общины участвовал в коллективном труде.

Все это сохранялось при дворе мансы, где и сам правитель, и его ближайшее окружение уже считались мусульманами. А вдали от столицы и от больших торговых городов крестьяне продолжали верить в тех же самых духов, которым поклонялись их предки за много столетий до появления в Западном Судане первых мусульман, и в самих этих предков. И главными представителями новой религии — ислама — были для этих крестьян не законоведы и богословы, а все те же купцы-вангара, приходившие обменивать соль на зерно или шкуры животных, добытых на охоте, на слоновую кость, а в местностях, прилегающих к золотым россыпям, — на золото, да при случае прихватить и рабов.

Конечно, и эти торговые экспедиции не проходили бесследно — отдельные люди могли принимать новую религию и объявлять себя мусульманами. Но, во-первых, делалось это очень медленно и ни о каком массовом обращении жителей Мали и подчиненных им областей в ислам ко времени Ибн Баттуты не было и речи. А во-вторых, даже если какой-нибудь земледелец-малинке или сонинке и объявлял себя мусульманином, то его ислам непременно оказывался "разбавлен" огромным количеством верований и обрядов, обычаев и суеверий, уходивших своими корнями в очень и очень отдаленные доисламские времена.

И дело здесь было совсем не в том, что вновь обращен ные плохо представляли себе основы мусульманского вероучения. Все было гораздо проще — и в то же время причины лежали  гораздо  глубже.   Весьма  просто  было произнести мусульманский   символ   веры:   «Нет   бога,   кроме   Аллаха и Мухаммед — посланник его». Но ведь и после того как эти слова, достаточные для того, чтобы иметь формальное право считаться мусульманином, бывали произнесены, человек по-прежнему оставался членом своей общины-дугу. Уйти из нее он просто не мог: вести хозяйство в одиночку ему было бы не под силу. А раз оставалась община, значит, сохранялись и все связанные с нею и освященные многовековой традицией обычаи и порядки, особенно в землепользовании. Человек мог считать себя мусульманином, но для его соседей — и, что самое главное, для него самого! — земля, как и раньше, оставалась собственностью духа — покровителя местности. И перед этим духом представлял общину, а значит,  и  каждого из ее членов, все тот же дугу-тиго; следовательно, и землей продолжал распоряжаться он. И, стало быть,  все обряды, нужные, чтобы духа умилостивить, новоявленный мусульманин обязан выполнять наравне с немусульманами — а ведь обряды-то эти по своему содержанию никакого отношения к исламу не имели. Подавляющее большинство новообращенных выходили из этого затруднения просто: считая себя мусульманами, люди продолжали исправно выполнять все свои общинные обязанности, связанные с прежними верованиями и порядками. И так как традиционный порядок ведения хозяйства не нарушался,  соседи не протестовали против появления в своей среде таких новообращенных мусульман; принятие новой веры в конечном счете оказывалось их частным делом.

С такой устойчивостью общины не мог не считаться и складывавшийся у мандингов господствующий класс. В самой системе управления мандингским кланом, в том числе и кланом Кейта, оставалось очень много традиционного. Так что дани в пользу манден-мансы и его наместников во многом сохраняли и характер, и форму старых общинных подношений, а потому обычно отдельные дугу выплачивали их беспрекословно. До поры до времени такое положение устраивало верхушку малийского общества. Она не видела нужды насильственно вводить новую религию среди своих подданных, хотя сама по большей части уже была исламизована. Транссахарская торговля, так или иначе пронизывавшая всю жизнь политических образований западносуданского средневековья, сыграла здесь очень важную роль. Она давала в руки правящего клана Кейта и связанных с ним > аристократических кланов громадные по тем временам количества золота. Ведь в главных золотоносных районах Судана, откуда металл поступал в Мали, средняя годовая добыча составляла, по очень осторожным подсчетам французского историка и археолога Реймона Мони, от четырех с половиной до пяти тонн. Это золото позволяло знати получать все необходимые ей товары с севера (главным образом предметы роскоши), не прибегая к усиленному нажиму на общин-ников-мандингов и даже на данников. Царские сборщики дани довольствовались сравнительно немногим.

А раз так, у тех же общинников не возникало необходимости добиваться того, чтобы их хозяйство становилось бы более производительным. И поэтому экономика оставалась почти на одном и том же уровне, по существу, не зная расширенного воспроизводства. Да и внутренний обмен развивался очень слабо: ведь внутри каждой дугу все самое нужное производили свои же ремесленники. Единственными предметами торговли, которые очень нужны были общине, служили соль и медь. Но в основном хозяйство на почти всей огромной территории от Гао до Атлантики оставалось натуральным, и никаких внутренних экономических связей между разными частями государства не существовало (за исключением тех, которые установились на локальном уровне еще в незапамятные времена, как было это, например, во внутренней дельте Нигера). И здесь мы снова сталкиваемся с тем же кажущимся парадоксом, который уже видели в Древней Гане: богатство Мали золотом принесло державе Кейта больше вреда, чем пользы, так как и в данном случае это золото сделалось одной из главных причин хозяйственного застоя, стимулом этого застоя, если можно так выразиться.

И все же принятие ислама большинством правящей мандингской верхушки было свидетельством того, что в обществе происходят важные перемены. И коснулись они не одной только этой верхушки.

Мы немало места уделили купцам-вангара (или дьюла) как распространителям мусульманства. Они и в самом деле играли эту роль, начиная практически с VIII в. Но в XIII в. на территории Западного Судана появилась особая социальная группа африканцев-мусульман, посвятивших себя культивированию и распространению мусульманской учености в качестве главного своего занятия и почти совсем не связанных с торговой деятельностью. Люди эти получили название дьяханке по названию самого крупного из их поселений —

Дьяки, или Дьяхи (дьяханке означает буквально «люди Дьяхи»). Предание называет нам две Дьяхи: одну — в области Масина, междуречье Нигера и Бани, другую в Бамбуке, на правом берегу реки Бафинг. По традиции, главным центром дьяханке считается именно последняя, Дьяха-на-Бафинге, построенная руководителем и фактическим основателем общности дьяханке мусульманским богословом-малинке ал-Хадж Салимом Суваре в 1273 г. (правда, некоторые исследователи датируют это событие только XV в.).

Специфика поведения дьяханке как особой общности — а их поселения распространились очень широко на земле современных Мали, Сенегала, Гамбии — заключалась не только в отказе от участия в торговле (хотя, конечно, исключения бывали, но они и оставались именно исключениями). Дьяханке, так сказать, принципиально не вступали в контакт со «светской» властью, даже если эта власть и считалась мусульманской, отказывались от участия в мирских делах. Их поселки существовали за счет труда в земледелии слуг и рабов, а также очень многочисленных в этих поселках учеников-талибов, приходивших к шейхам-дьяханке для приобщения к мусульманской учености. И такую позицию дьяханке занимали столетиями; лишь в XIX в., с началом европейских колониальных захватов, в их общине стали замечаться отступления от принципа невмешательства в политику.

В немалой степени благодаря такому поведению дьяханке обычно пользовались не просто и не только благосклонностью местных правителей: их поселения обладали, как правило, полным административным и налоговым иммунитетом. Вот как описывает их положение хроника «История искателя»: «во времена правления государей Мали Дьяба — город факихов, а находилась она в центре земли Мали: в нее не вступал султан Мали, и никто не имел в ней права на решение, кроме ее кадия. Тот же, кто входил в Дьябу, был в безопасности от притеснения со стороны государя и тирании его. И кто убивал сына государя, с того государь не требовал „платы за кровь"... На нее походил также город, называвшийся Гундиоро, а Гундиоро... — город в земле Каньяги, город кадия той области и ее ученых. В него не входил ни единый человек из войска, и не жил в нем ни один притеснитель. Государь Каньяги только посещал его кадия и его ученых в месяце рамадане[22] каждого года, по давнему их обычаю, со своей милостыней и своими подарками и раздавал им последние».

Речь здесь идет о Дьяхе-в-Масине («в центре земли Мали»); а Гундиоро был одним из главных центров расселения дьяханке, и располагался он в междуречье Сенегала и Фалеме, в нескольких десятках километров от современного малийского города Каес. Описание положения в Гундиоро дает . читателю типичную картину взаимоотношений дьяханке с властью и в то же время как бы подчеркивает стабильность, традиционный характер таких их взаимоотношений.

Но от появления и даже широкого распространения дьяханке все же еще очень далеко было до торжества ислама в повседневной практике отношений между рядовыми мандингами и теми, кто ими управлял. Конечно же, мансе и его приближенным было бы гораздо выгоднее взимать дани с подданных по нормам, предусматривавшимся мусульманским правом: эти нормы были выше, намного выше, чем традиционные. Но поскольку у складывавшегося уже в то время правящего класса (а эта была уже не родовая верхушка и даже не правивший в Гане «протокласс») не было достаточно сил, чтобы резко усилить эксплуатацию крестьянства, не опасаясь его сопротивления, и о широком распространении новой религии, которая могла бы послужить идеологическим оправданием такого усиления, речи еще не было, вся малийская знать — и старая, родовая, и новая, вышедшая из рабов, — стремилась на первых порах использовать эту новую религию во вполне определенных внешнеполитических целях.

Это очень хорошо продемонстрировал манса Муса I, стараясь везде, где только можно, подчеркнуть свое правоверие. Речь шла об укреплении международного престижа Мали — о том, чтобы показать соседям, что они имеют перед собой не каких-то там дикарей, но могущественную мусульманскую державу, которая ни в чем им не уступает, а по богатству намного превосходит.

Поэтому и появились пышные царские титулы, относящиеся к правлению Мусы I. Ал-Омари рассказывает, что малийский государь именовал себя «Опорой повелителя верующих», — правда, сам этот повелитель верующих, аббасид-ский халиф, номинальный глава всех мусульман-суннитов, был к этому моменту всего лишь марионеткой, которую содержали на иждивении мамлюкские султаны Египта ради придания своей светской власти большего авторитета.

Эти титулы включали и упоминание золотоносных растений, которые будто бы существовали в Мали.

Принятие ислама обеспечивало малийской верхушке преимущества и в торговле с североафриканцами: дела велись между двумя равными партнерами. Малийские государи пошли даже на то, чтобы вести разбор конфликтных дел между малийскими подданными и североафриканскими купцами не по обычному праву мандингов, а по мусульманским правовым нормам. И среди иностранцев-мусульман кадии занимали первое место по численности после купцов.

Впрочем, как это не так уж редко бывает, законоведы, призванные блюсти чистоту нравов и следить за честным характером торговых сделок, порой сами оказывались отъявленными мошенниками. Мы встречались уже с шейхом ад-Дуккали, прожившим в Мали 35 лет и поведавшим ал-Ома-ри множество подробных сведений о Мали, его жителях, их занятиях и обычаях. Но едва ли он рассказал историку о неприятном происшествии, в котором ему, шейху ад-Дуккали, пришлось сыграть отнюдь не самую почтенную и благовидную роль. И только через четверть века после этого, в 50-е годы XIV в., Ибн Баттута простодушно изложил эту историю в своих записках.

Как рассказывает Ибн Баттута, один из малийских наместников в восточной части государства (дело происходило на обратном пути в Марокко) поведал ему, что ад-Дуккали получил в подарок от мансы Мусы I четыре тысячи мискалей золота. Когда же караван мансы прибыл в Мему, шейх пожаловался государю, что золото у него украли. Разгневанный Муса приказал наместнику Мемы под страхом смертной казни найти и доставить к нему вора.

Расследование долго не давало никакого результата. Ибн Баттута поясняет: «Эмир искал укравшего, но никого не нашел, ибо в той стране нет ни единого вора...». Наконец, допросив слуг шейха-кадия, наместник дознался, что их хозяин попросту зарыл свое золото, рассчитывая, несомненно, получить от Мусы возмещение мнимой потери: щедрость мансы по отношению к мусульманским законоведам была хорошо известна, а ради четырех тысяч миска-лей золота можно было и рискнуть.

Когда золото было извлечено из тайника и доставлено мансе, тот в гневе изгнал кадия из пределов Мали — как говорит Ибн Баттута, «в страну неверующих, которые едят людей». В изгнании ад-Дуккали провел четыре года, после чего Муса его простил. При этом Ибн Баттута совершенно серьезно добавляет: «Черные же не съели кадия только из-за белого цвета его кожи, ибо они говорят, что поедать белого вредно, так как он не дозрел».

Бремя былой славы

В 1360 г. умер манса Сулейман. И снова вопрос о том, кому стать мансой — сыну прежнего правителя или его двоюродному брату, — решала гвардия, «начальники рабов». Это уже превращалось тоже в своего рода традицию. На сей раз гвардейские командиры высказались в конечном счете в пользу старинного мандингского принципа наследования; Камба, сын мансы Сулеймана, их почему-то не устраивал. И Дьята, претендент на мансайя — верховную власть (вспомните, он был «сын дяди государя по отцу»), о заговоре в пользу которого рассказывает Ибн Баттута, — получив поддержку рабской аристократии, выступил против мансы. Камба погиб в бою, и Дьята стал верховным правителем под именем Мари Дьяты II. В литературе его обычно называют «вторым», потому что в некоторых вариантах предания и у части арабоязычных историков именем Мари Дьята обозначается основатель Малийской державы — Сундьята Кейта.

Мари Дьята пробыл на престоле четырнадцать лет, с 1361 по 1375 г. За эти годы упадок Мали сделался уже совершенно очевиден. Конечно, отблески прежней славы еще падали время от времени на царствование Мари Дьяты II. Например, в 1366 г. мансу посетил претендент на марокканский престол Абд ал-Халим, потерпевший неудачу в борьбе с соперниками. Он, вероятно, надеялся получить от мансы помощь для дальнейшей борьбы. Но тот уже не располагал для этого никакими возможностями.

Историк Ибн Халдун очень резко отзывается о правлении Мари Дьяты II: он-де был извергом и тираном, он промотал сокровища, накопленные предшественниками. Вполне возможно, что манса этот действительно был личностью малосимпатичной. Но дело, конечно, было не в этом. Просто ко времени его правления многие внутренние пороки политической и общественной организации Мали, не выступавшие прежде на поверхность, проявились с полной силой. И было это вполне закономерно. А залезать в казну мансе приходилось потому, что доходы резко уменьшились: от Мали начинали отпадать данники.

Главной причиной все ускорявшегося упадка державы было то, что крупные сановники и отдельные зависимые правители упорно старались освободиться от зависимости, стремились превратиться в самостоятельных государей. Основы этого заложил еще Сундьята, хотя, конечно, он не мог предвидеть такого развития событий. Предание рассказывает, что после победы над Сумаоро Сундьята на общем сборе войска роздал целые области своим ближайшим сподвижникам, обязав их только выплачивать дань и выставлять по требованию мансы вспомогательные военные отряды. К чему это привело, мы видели на примере Факоли Курумы, которого пришлось лишить пожалованных ему владений всего через год после их пожалования.

Но пока продолжался территориальный рост мандингского государства, у высшей малийской знати (да и у военных чинами поменьше) не было особых причин выступать против центральной власти. Ведь сильная центральная власть была необходима для успешного осуществления широкой завоевательной программы. Завоевания же увеличивали фонд свободных земель, и за счет этого фонда мансы жаловали своим воинам земельные участки, население которых обязывали платить дань уже не царской казне, а новому владельцу. Здесь, в Западной Африке, на краю тогдашнего цивилизованного мира, историческое развитие в принципе должно было идти тем же путем, каким оно шло в других частях света. Конечно, темп такого развития был несравненно более медленным; конечно, оставались многочисленные местные особенности — это были прежде всего устойчиво сохранявшиеся следы родового, доклассового общества, которых давно уже не оставалось ни на большей части Европы, ни у большинства народов Ближнего Востока. Особенности эти замедляли развитие, часто они маскировали совершенно новые явления, прикрывали их древними формами хозяйственной и общественной организации. Но смысл развития оставался тот же: возникало и укреплялось эксплуататорское, раннеклассовое общество. Ведущую тенденцию в его развитии можно, видимо, достаточно уверенно определить как феодальную, хотя были предложения ввести в обиход, даже понятие «африканского способа производства», построенного на монополии верховной власти на внешнюю торговлю в сочетании со слабым развитием эксплуататорских отношений внутри общества. Да, действительно, такие отношения рождались в среде самих мандингов очень замедленно; но ведь уже обнаружились и зачатки эксплуатации сажаемого на землю полоняника. И эта оказывалось в конечном счете ближе к использованию труда зависимого крестьянина, чем раба в привычном нам смысле, — об этом уже была речь. А в то же время и феодальный строй неправомерно воспринимать по одним только «классическим» его образцам, таким, как северофранцузский или японский. Феодализм мог быть и был очень разноликим — как говорил В.И. Ленин, от крепостной зависимости до просто сословной неравноправности крестьянина. Так что, говоря о феодальной тенденции в развитии мандингского общества, мы не грешим против истины (хотя полностью эта тенденция едва ли реализовалась повсеместно в Западном Судане даже ко времени колониального его завоевания).

Но раз мандингское общество превращалось в раннефеодальное, то и внутри него действовали те же главные, принципиальные закономерности, что и в любом другом феодализирующемся общественном организме. Одной из таких закономерностей и было стремление отдельных местных владетелей обособиться, раздробить единое политическое целое на множество мелких княжеств. И как только прекратились завоевания, отпала необходимость в существовании единой политической структуры, и центробежные устремления аристократии немедленно проявились во всей их полноте. А завоевывать было больше нечего: на юге захват золотоносных областей сулил прямые невыгоды из-за сокращения добычи металла, а кроме того, и в лучшие-то свои времена Мали бессильно было справиться с моси; на севере и на востоке соседей надежно прикрывала от малийских войск пустыня. Да к тому же как раз в конце XIII и в XIV в. очень усилился восточный сосед — государство Канем-Борну, центр которого располагался юго-западнее озера Чад.

Раздача земель военачальникам еще больше увеличивала влияние верхушки клановых рабов: они превращались в настоящих удельных правителей. А сделавшись ими, «начальники рабов» старались стать самостоятельными ничуть не меньше, чем родня самого мансы. В итоге власть верховного правителя делалась все более и более призрачной, а сам он понемногу превращался в марионетку соперничавших группировок знати.

И когда умер Мари Дьята II, его сын и преемник Муса II оказался фактически пленником одного из своих военачальников, которого звали тоже Мари Дьята. Манса пребывал под стражей и ни к какому участию в делах царства не привлекался.

Вероятно, его вдохновлял при этом пример почти столетней давности — Сакура. Так, следуя примеру своего знаменитого предшественника, он попытался вновь подчинить малийской власти отпавшие было владения на востоке. Увы! Времена были уже не те: Мали очень ослабло, войска было недостаточно, да и боевые его качества резко упали — не было больше побед, вселяющих в воинов уверенность и отвагу. И попытка возвратить под власть номинального мансы медные рудники в Такедде к северо-востоку от Гао, на плато Аир, закончилась постыдным провалом. А ведь еще при Ибн Баттуте вывоз меди составлял важную статью доходов малийской казны!

Но Муса II хотя бы по видимости оставался мансой. А вот его преемнику Магану II повезло гораздо меньше: на престол он вступил в 1387 г., а всего через год некий Сандиги, которого Ибн Халдун называл арабским словом везир, т.е. «помощник; министр», сверг мансу с престола и сам занял его место. Здесь интересно вот что: Сандиги — не собственное имя, как полагал Ибн Халдун, а название должности. Мандингское слово сантиго означает «начальник», а в данном случае — «начальник рабов».

Как видите, пример узурпатора Сакуры продолжал вдохновлять  честолюбцев из числа командиров рабской гвардии — они по-прежнему рвались к царскому сану. Но у новых узурпаторов оказывалось много соперников: продержаться  у  власти  Сандиги смог всего несколько месяцев. Потом его убили — сделал это какой-то «человек из числа родных Мари Дьяты», сообщает Ибн Халдун. Причем так и остается   неясным:   то  ли  речь  идет  о  «законном»  мансе Мари Дьяте II, то ли о временщике при Мусе II. Однако после этого убийства прошло не менее года, прежде чем на престоле Мали оказался манса Маган III — династия Кейта была восстановлена на престоле (Ибн Халдун считал Магана потомком  Сундьяты).   Но для достижения столь  благого результата понадобился год или даже полтора. И в течение всего этого времени «начальники рабов» клана Кейта дрались между собой: каждый надеялся захватить верховную власть. Несмотря на упадок авторитета и военно-политического могущества Мали, к началу XV в. в составе державы еще сохранялись почти все важнейшие ее области. Даже беспокойные сонгайские правители в Гао — и те еще признавали свою номинальную зависимость от Ниани, хотя на самом-то деле давно уже были вполне самостоятельными. Но мандингское государство уже не в состоянии было удержать все эти земли

под своей эффективной властью.  И с началом XV в. Мали стало   терять   контроль   над   одной   областью   за   другой.

Вновь оживились моси: в 1400 г. их опустошительному набегу подвергся район озера Дебо во внутренней дельте. В наступление перешли и правители Гао. И с этого времени Мали в источниках — и местных и написанных иноземцами — упоминается чаще всего как цель и объект сонгайских военных экспедиций.

Почти одновременно с моси предводитель сонгаев Мухаммед Дао совершил набег на малийские земли. Несколько лет спустя другой сонгайский государь, Сулейман Дама разоряет область Мема. Наконец, в 1433 г. туареги, которых больше уже не сдерживал страх перед малийскими карательными экспедициями, захватывают Валату, Араван иТом-букту — это означало, что активному участию мандингов в транссахарской торговле приходит конец. А окончательно вытеснил Мали из этой торговли сонгайский царь — сонни Али Бер, с которым мы не раз еще встретимся в дальнейшем. Через 35 лет после успеха туарегов его отряды овладели Дженне и Томбукту. В руках сонгаев оказался весь торговый центр Западного Судана: ведь Ниани имел торговое значение, лишь пока был столицей великой державы, гегемонию которой безоговорочно признавали во всем Судане.

Теперь уже мало кому из местных правителей, независимо от размеров их владений, могло прийти в голову соблюдать верность ослабевшим манден-мансам, неспособным ни защитить от опасных соседей, ни покарать за попытку проявить самостоятельность. Один из позднейших западносудан-ских историков рассказывает о довольно любопытной фигуре: некоем Мухаммеде Надди. Он управлял важнейшим экономическим и культурным центром — городом Томбукту. Сначала он делал это от имени малийских государей. Потом, когда туарегский вождь — аменокал — Акил аг-Малвал выгнал из города мандингский гарнизон, Мухаммед Надди остался править городом, но уже от имени Акиля. Это не помешало ему впоследствии обратиться к сонгайскому сонни Али с предложением передать последнему город при условии, что он, Мухаммед Надди, останется его наместником, теперь уже — сот айским. И, рассказав об этом, хронист совершенно спокойно, как будто речь идет о чем-то само собой разумеющемся, поясняет: «А при перемене державы менялся только его титул».

Тем не менее все, как известно, познается в сравнении. Конечно, Мали XV, тем более XVI в. окончательно пере- стало быть великой державой Западного Судана. Но до полного распада было еще далеко. Утратив политическую гегемонию и контроль над торговлей через Сахару, Мали оставалось еще достаточно сильным и обширным политическим образованием. И происходило это потому, что в его составе сохранялись не только коренные мандингские области, но, по существу, и вся западная часть региона до самого побережья Атлантики. Ранние европейские мореплаватели получали от жителей побережья такие сведения, как те, которые передает в своей записке уже знакомый читателю да Мосто. О жителях местностей, прилегающих к реке Гамбия, венецианец пишет: «Их главный синьор — форофанголь. Этот форофанголь подчинен императору Мелли, который и есть великий император черных...».

Больше того, Мали избежало и экономического краха, хотя практически и потеряло доступ к торговле с Северной Африкой. Сложившуюся ситуацию можно было бы определить нашим присловьем «не бывать бы счастью, да несчастье помогло». Появление с 30-х годов XV в. у западноафриканского побережья португальцев быстро привело к частичной (но, видимо, достаточно ощутимой) переориентации торговли с транссахарских путей на берега океана. И это спасло Мали от угрозы «экономического удушения», по выражению одной современной исследовательницы.

Что это значило для мандингов, можно себе представить хотя бы по тому, что португалец Андре Алвариш д'Алмада еще в 1594 г. описывал низовья Гамбии как район с самым большим объемом торговли на всем Гвинейском побережье.

Западные владения сохранялись за ослабленным Мали довольно долго. В начале XVI в., в 1507—1509 гг., правитель великой Сонгайской державы аския ал-Хадж Мухаммед I совершил поход на запад и завоевал область Галамбут, или Галам, — современная традиция сонинке именует ее Гадьяга, — лежавшую на среднем течении Сенегала в районе современного города Бакель. И автор «Истории Судана» сообщает об этом так: аския-де «ходил в поход на Галамбут, а это — Малли». Иными словами, авторитет манден-мансы в это время в той или иной степени признавали на среднем течении Сенегала. И даже более того. В одном из исторических сочинений, написанном в XVIII в. в княжестве Гонджа (на севере современной Республики Гана) и носящем название «Деяния предков наших», содержатся какие-то неясные намеки на попытки малийских государей XVI в. наступать на юг, в сторону золотоносного района Биту, или Биту, располагавшегося в северных областях Ганы, между реками Черная и Белая Вольта.

Оговорка насчет «той или иной степени» признания в данном случае касается не только Галама-Гадьяги, но и всех западных окраин земель, населенных мандингами. Дело в том, что окраины эти, пребывая до поры до времени в стороне от воздействия караванной торговли с Северной Африкой, не слишком часто имели дело с главными распространителями ислама — купцами-вангара. Да и дьяханке в этих местах появились сравнительно поздно. И у мандингов западных устойчиво держались в общественной жизни и в религиозных верованиях многие черты, никакого отношения не имевшие к исламу. Религия пророка не получила здесь в XV—XVI вв. и даже позже такого распространения, как в долине Нигера. Скажем, власть всегда наследовалась по материнской линии, а у подавляющего большинства населения религиозные представления оставались традиционными, доисламскими.

То же самое можно, видимо, сказать и о характере суверенитета Мали над западными владениями: дело, скорее всего, ограничивалось признанием некоего морального авторитета и даннической зависимостью. Но ведь так обстояло дело во всех крупных политических образованиях Судана, и Западного и Центрального, в средние века.

Но каким бы огромным подспорьем для дряхлеющего Мали ни служили западные земли, остановить начавшуюся агонию некогда великой державы Кейта они уже не могли, хоть и замедляли ее. Уж слишком изменилось соотношение сил в Западном Судане, особенно со второй половины XV в. Набеги моси и сонгаев учащались. Оказывать им сопротивление не было сил. И в 1493 г. Мали, по сути дела, спас от набега моси другой враг — все тот же сонгайский сонни Али. Столкнувшись во время похода с сонгаями, моси потерпели жестокое поражение и были обращены в паническое бегство.

Мандингам приходилось искать союзников. В Западной Африке это было бесполезно: здесь в тот момент не было силы, которая посмела бы противостоять победоносным армиям сонни Али и его соратников. Сонгайская держава уверенно шла к зениту могущества. И в Ниани, видимо, не без интереса присматривались к тому, как внедрялись на побережье Гвинейского залива португальцы. Со своей стороны и португальцы не прочь были завязать непосредственные сношения с таким могущественным государем, каким представлялся им по рассказам прибрежных жителей манден-манса.

И вот в 1481 г. португальский король Жуан II отправляет посольство к «королю Мандиманса» (к этому времени название «Мали» все чаще вытесняется старинным «Мандинг», или «Мандинга»), Об этом посольстве мы знаем по рассказу португальского чиновника Жуана де Барруша, который в 30-х годах XVI в. был королевским уполномоченным в главной португальской фактории на берегу Гвинейского залива — Сан-Жоржи-да-Мина. Эта фактория, которую чаще называли просто Эльминой, находилась в районе современного города Аккра — столицы Республики Гана.

Послы благополучно прибыли к «королю» по имени «Ма-хамед бен Манзугул» (т.е. Мухаммед, сын мансы Уле). Этот государь выразил послам свое удивление по поводу такой неслыханной вещи, как посольство христианского короля. Держался манса весьма независимо и всячески старался показать и древность своей династии, и ее могущество: по его словам, до него царствовали 4404 государя из этой династии! Помощи у португальцев он не просил: по-видимому, к этому времени уже становилось ясно, что столкновение между моси и сонгаями неизбежно, а для Мали это на какое-то время означало передышку.

Но зато, когда в 30-е годы XVI в. скотоводы-фульбе и родственные им земледельцы-тукулеры двинулись вверх по Сенегалу в Бамбук и при этом вытеснили, а частично и истребили мандингское население, жившее вдоль реки Фале-ме, манса Мамаду (Мухаммед), внук того мансы Мухаммеда, который впервые принял в своей столице португальское посольство, сам отрядил к Баррушу в Эльмину своих посланцев за помощью.

С ответной миссией Барруш отправил одного из своих подчиненных — некоего Перу Фернандиша. Тот прибыл к ма-лийскому двору; во время переговоров выяснилось, что в Ниани помнят о предыдущем посольстве. Мандинги даже выразили удовлетворение по случаю возобновления наметившихся когда-то связей. Конечно же, реальную военную помощь против фульбе португальцы были не в состоянии оказать, но к этому времени, как и в прошлый раз, обстановка на западных окраинах Мали немного разрядилась сама собой. В 1535 г. тукулеры и фульбе ушли за Фале-ме, и нашествие прекратилось.

Но весь XVI в. продолжались опустошительные походы на Мали сонгайских царей. Эти походы сопровождались жестоким разорением страны (вспомните рассказ Льва Африканского!) и угоном в рабство многочисленного полона. Единственной передышкой было время между 1509 и 1545 гг. Обстановка в этот период была настолько спокойной, что мандинги даже могли себе позволить предоставлять убежище свергнутым сонгайским правителям и претендентам на престол. Но зато с 1545 г. страна подверглась нескольким нашествиям подряд. Не раз сонгаи брали столицу и разоряли ее. А в 1558 г. победитель, аския Дауд, даже женился на дочери царя Мали и тем закрепил свои права на мандинг-ский престол. Ведь хотя власть в Мали и передавалась от брата к брату или от отца к сыну, но родство по матери и здесь сохраняло важное значение. И даже такого благочестивого мусульманина, как Муса I, именовали «Канку Муса», по имени его матери — старинный обычай оказался сильнее норм мусульманского права, для которого счет родства по материнской линии просто немыслим.

К концу XVI в. некогда грозное Мали уже окончательно превратилось в третьестепенное княжество. Не могло ему принести пользы и нашествие марокканцев, разгромивших Сонгайскую державу: не было сил для того, чтобы воспользоваться благоприятной обстановкой. Правда, манса Мамаду III попытался было завладеть частью «сонгайского наследства» и даже на очень краткое время занял Дженне. Но возвратились ушедшие было на восток марокканские войска, и мансе пришлось со всею возможной поспешностью удалиться восвояси. В 1598 г. тот же Мамаду попробовал, на сей раз в союзе с фульбским правителем Масины, овладеть районом Томбукту — и снова неудачно. И, наконец, год спустя, в 1599 г. марокканский гарнизон Дженне, подкрепленный стрелками из Томбукту, нанес мандингскому войску жесточайшее поражение в окрестностях Дженне.

Так плачевно завершались последние попытки возродить великодержавную политику династии Кейта. Причиной неудачи, не говоря уже о неблагоприятной общей обстановке в Западном Судане, было в немалой степени то же самое обстоятельство, которое в предшествовавшие столетия вызвало фактический распад Мали на множество мелких независимых владений. Из трех наместников главных областей только один откликнулся на требование мансы явиться к нему с войсками. Двое остальных даже не сочли нужным вообще ответить на это обращение правителя. Раздробление бывшей великой западносуданской державы завершилось Когда в 1644 г. автор «Истории Судана» совершал поездку по области Кала в междуречье Нигера и Бани ниже области Масина, малийское владычество в этом районе, вплотную примыкающем к Дженне, было уже не более чем воспоминанием. В Масине вовсю хозяйничали фульбе, а бывшие мандингские владения к западу и югу от Дженне «затопила» волна анимистов — народ бамана. Вообще же быстрый рост могущества этого народа — ему предстояло к концу XVII в. создать сильные политические образования вокруг города Сегу на Нигере и в области Каарта дальше к западу — был как бы косвенным результатом разгрома мандингов сначала фульбе, а потом марокканцами в 1599 г. Собственно, эти княжества бамана продолжили традиции политической организации, некогда заложенные мандингами в XIII— XIV вв., пусть и на иной этнической основе, и в иной общеисторической обстановке.

Само же Мали оказалось сведено к древнему Мандингу, откуда оно в свое время начиналось, и нескольким небольшим владениям к западу и юго-западу от него: Габу, Кита, Диома, Кьюмаванья. Но непосредственно в руках правителей клана Кейта от некогда огромной державы остался только район селения Кангаба, или Каба, на левом берегу Нигера, близ нынешней малийско-гвинейской границы. И здесь их крохотное княжество просуществовало до начала нашего столетия.

Сонгайская держава

Наследники Мали

К середине XV в. в Западном Судане существовало несколько более или менее независимых княжеств. Пришло в упадок могущество Мали, территория его сократилась. В северо-западной части бывших мандингских владений сложилось довольно сильное и воинственное княжество сонинкского клана Дьявара. В прибрежных областях на западе множество мелких мандингских правителей признавали, правда номинальное, верховенство манден-мансы, сидевшего в Ниани, но это были уже именно остатки былого величия. Тем более что туареги подчинили себе важнейшие узловые пункты на западном транссахарском пути — Валату и Томбукту, а Дженне, огражденный от любого противника бесчисленными протоками внутренней дельты Нигера, давно уже существовал вполне независимо. Об этом времени автор «Истории Судана» так писал 200 лет спустя: «Каждый на своем клочке земли со своим отрядом считал себя государем...». Но уже выявился и новый претендент на гегемонию в Судане, на то, чтобы вновь объединить под единой властью его центральные районы, — будущая великая Сонгайская держава со столицей в Гао.

С названиями всех только что упомянутых городов мы неоднократно уже сталкивались на страницах этой книги. На протяжении веков оставались они важнейшими пунктами обмена между Западной и Северной Африкой и все время служили как бы опорными точками целой сети торговых маршрутов. В средние века, так же, впрочем, как и много позднее, по всему пространству Западного Судана существовало множество местных рынков. Каждый из них обслуживал селения в радиусе примерно 20 км от него — так, чтобы можно было за один день добраться до рынка и вернуться домой. Между такими локальными рынками почти не существовало связи, потому что натуральное хозяйство тысяч замкнутых общин не испытывало надобности в широком обмене продуктами (тем более что продукты-то эти были одни и те же в подавляющем большинстве таких мелких коллективов), а ремесленники, входившие в состав общин, могли их обеспечить всеми необходимыми в повседневной жизни изделиями. Региональные же рынки — такие, как древний Джен-не, — были скорее исключением, и ориентированы они были на обмен между земледельцами и скотоводами, т.е. разными типами хозяйства, в первую очередь.

Единственным исключением из общего правила были, как мы видели, соль сахарских копей 'и медь Аира, но главным образом, конечно, соль. В ней нуждались все без исключения, и именно соль сделала все эти локальные рынки «исходной точкой целой цепи обменов», по выражению современного исследователя. Большие же торговые города как раз и были главными узлами этой цепи.

При взгляде на карту становится ясно, почему именно в них сосредоточивалась вся внешняя торговля средневекового Западного Судана. Мы уже говорили об этом, и сейчас я хочу только напомнить, что, скажем, Дженне — речь идет уже о Дженне мусульманском, основанном в XIII в. и послужившем главной причиной запустения Дженне-джено, старого города, — так вот, Дженне этот служил тем центром, в который стекались отдельные ручейки золота — того золота, что добывали в глубинных районах в обмен на соль купцы-вангара. Притом ко времени упадка малийского могущества возросло число золотоносных районов — доступны сделались россыпи в бассейне Черной и Белой Вольты — Бито и Лоби, не говоря уже о давно известной области Буре. Пока Ниани был столицей, он в силу своего географического положения мог соперничать с Дженне в этом отношении. Но он утратил свое торговое значение, пожалуй, еще быстрее, чем отошла в прошлое военно-политическая мощь Мали. Так что Дженне остался вне конкуренции, тем более что географически он все-таки был расположен гораздо удобнее: ближе к северным «гаваням» — Томбукту и Гао.

А эти города были главными соляными рынками Западной Африки, и через них проходила, за немногими исключениями, вся торговля Судана со Средиземноморьем в XIII—XIV вв. Из Томбукту караваны шли через Валату или Араван в Марокко, из Гао, через Такедду или Тадмекку, в Триполитанию и Египет.

Таким образом, перед нашим взором предстает тот самый «треугольник» нигерских городов, о котором мы с вами уже столько говорили: Дженне — Томбукту — Гао. И все ранние европейские источники, с которыми приходится иметь дело исследователю этой эпохи, в один голос твердят об огромном значении торговых городов Западного Судана. Наш старый знакомец, венецианец на португальской службе Альвизе да Мосто, едва ли не лучше всего оценил масштабы и значение торговли солью. Подробно описав способы ее доставки от Тегаззы — сначала верблюжьими караванами, а затем караванами носильщиков, он восклицает: «Так подумайте же, сколько требуется людей — тех, что переносят соль пешком, и какое множество тех, кто ее потребляет ежегодно!».

Другой наш знакомый, Жуан де Барруш, рассказывает, что торговая активность португальских факторий на Гвинейском побережье во многом зависела от положения дел на рынках Дженне и Томбукту. Точно так же португальский офицер Диогу Гомиш, плававший к берегам Западной Африки в начале 60-х годов XV в., чех (или немец из Моравии) Валентин Фердинанд, известный больше под именем Валентим Фернандиш, — один из интереснейших людей португальского Возрождения, собравший в начале XVI в. в одной рукописи рассказы португальских моряков об их плаваниях к побережью Гвинейского залива, — все они наперебой восхваляли богатства Дженне, Томбукту и Гао, их роль в экспортной торговле.

Сами жители Западного Судана того времени рассматривали эти города прежде всего как торговые центры. Именно во всемерном развитии торговли видели они основу их процветания и единственно верную политику для их правителей. Хроника «История Судана» передает нам рассказ о том, как после принятия ислама султан Конборо, правитель Дженне (подчеркну еще раз: речь — о новом Дженне, городе XIII в.), собрал у себя всех мусульманских законоведов города и предложил им молить Аллаха о даровании Дженне благоденствия. И просьбы, с которыми они обратились к Аллаху, настолько любопытны, что их стоит привести целиком.

Вот они: «Чтобы каждому, кто бежит со своей родины в Дженне из-за бедности и нищеты, Аллах заменил их достатком и богатством, так, чтобы тот человек забыл свою родину. Чтобы кроме коренных жителей города в нем жило бы приезжих больше, чем этих коренных горожан. И чтобы Аллах лишил терпения приезжающих в Дженне ради торговли тем, что они имеют, дабы люди эти быстро уезжали из

города и продавали бы свои товары его жителям по низкой цене, а жители получали бы от того прибыль!» Яснее, кажется, сказать трудно...

Все рассказы португальских моряков и купцов основывались на сведениях, относящихся к самой середине XV в. К этому времени малийская гегемония была уже давно в прошлом, а Сонгайская держава еще не достигла полного расцвета. Торговые города как будто не пострадали от распада «империи» Кейта: традиционные хозяйственные связи сохранились, торговля продолжалась. И все же у купеческой верхушки этих городов было достаточно оснований для недовольства политической обстановкой, для того, чтобы желать решительного ее изменения.

Да, конечно, торговля продолжалась; ведь она была жизненной необходимостью для всех ее участников. Но после того как исчезла устрашающая мощь мандингского войска, трудности и риск в торговле намного увеличились, а прибыли крупного купечества заметно упали. Ведь когда Ибн Баттута восхищался безопасностью дорог в Мали, он отлично понимал: такое возможно только потому, что манса Сулей-ман, так же как и его предшественники из династии Кейта, считает важнейшей задачей царской власти поддержание и охрану интересов торговли. А о какой безопасности можно было говорить столетие спустя, в обстановке непрерывных столкновений между десятками мелких вождей? И к тому же каждый из них требовал свою долю за «обеспечение» этой самой безопасности...

Действительно, первое время города на первый взгляд не пострадали; как и в былые времена, они принимали и отправляли десятки караванов в обоих направлениях — на юг и на север. Но когда из городов ушли мандингские гарнизоны, сразу же оживились воинственные и алчные соседи-кочевники. Они совсем не прочь были подчинить себе богатые торговые города, так же как подчинили земледельческие оазисы в пустыне. И после признания верховной власти над Томбукту туарегского вождя Акиля аг-Малвала городской верхушке довольно скоро пришлось убедиться, что аппетиты новых хозяев непрерывно растут и что туареги проявляют все меньше и меньше желания делиться доходами с кем бы то ни было.

Многовековой опыт научил купцов непреложной истине: торговля требует для своего процветания сильной и более или менее централизованной политической власти. Так было везде: и в Африке, и в Азии, и в Европе. В хаосе великого множества враждовавших между собой мелких владений только сильная царская или королевская власть могла обеспечить купцам спокойную торговлю и высокие прибыли. И поэтому, когда в Гао пришел к власти сонни Али Бер и начал одно за другим подчинять себе мелкие княжества вдоль среднего течения Нигера, он определенно мог рассчитывать на поддержку крупного купечества: новое политическое объединение делалось экономической необходимостью. А обстановка в Западном Судане к этому моменту тоже благоприятствовала сонгайским завоеваниям. Разрозненные противники, неспособные-объединиться против общего врага, не представляли серьезной угрозы широким завоевательным планам нового сонгайского правителя. Так с 1465 г. началась новая страница истории областей, лежащих по среднему и верхнему течению Нигера, — их объединение в составе Сонгай-ской державы, которая со второй половины XV в. и до последнего десятилетия XVI в. стала господствующей политической силой в Западном Судане.

Предки народа, ныне носящего название сонгаев, жили по берегам среднего течения Нигера с очень давних времен. Сейчас сонгайские селения можно встретить к западу от Томбукту, в районе озер Дебо и Фагибин во внутренней дельте, и уже после поворота реки на юго-восток, почти до современного нигерийского городка Буса, где Нигер перегораживают труднопроходимые пороги (в начале XIX в. именно здесь погиб знаменитый шотландский путешественник Мунго Парк). Но первоначально предки сонгаев населяли область Денди, лежащую ниже современного города Ниамей. Денди навсегда осталось в памяти народа и в его историческом предании как «исконное», как «истинная колыбель» народа. Но уже очень рано люди начали продвигаться вверх по течению реки. У нас нет точных дат, отмечающих разные этапы этой миграции. Не вызывает, однако, сомнения, что к середине I тысячелетия н.э., может быть, немного позже, уже существовало поселение Кукийя, располагавшееся на острове примерно в 150 км ниже города Гао, напротив современного селения Бентия. Кукийя и была центром первого сонгайского княжества, которое устная историческая традиция именует Вейза-Гунгу и которое видный нигерский ученый, один из крупнейших знатоков предания, Бубу Хама считал современником первых веков Древней Ганы. К концу IX в. центр владений сонгаев переместился выше по реке, в Гао. Но Кукийя навсегда осталась как бы ритуальной столицей традиционного Сонгай, даже когда на смену небольшому княжеству пришла в XV в. великая Сонгайская держава.

Миграции вверх по течению Нигера не прекратились и после передвижения центра в Гао. Но в XIV в. сонгаям пришлось столкнуться с мандингами, «осваивавшими» долину реки, двигаясь в противоположном направлении — вниз по течению. Предание гласит, что в результате этого столкновения многочисленная группа зарма, или джерма, — одна из частей сонгайского этноса — в конечном счете отступила в юго-восточном направлении и к рубежу XVI и XVII вв. оказалась расселена южнее и юго-восточнее Денди.

Возникновение же сонгайских поселений во внутренней дельте — это явление более позднее, по существу — прямой результат победоносной экспансии сонгаев начиная со второй половины XV в.

Здесь стоит, наверно, сделать не которое пояснение. И в данном случае, и дальше говорится о народе сонгай, о сонгаях и т.п. — слово используется как этноним, как название народа. Для нашего времени дело именно так и обстоит; но раньше — в частности, в пору расцвета великой державы — оно выглядело по-иному. Судите сами: устная историческая традиция такого этнонима вообще не упоминает, а хроники, написанные в XVII—XVIII вв., говорят в подавляющем большинстве случаев буквально о «людях Сонгай», т.е. имеют в виду не принадлежность к народу, а подданство государства. Традиция же предпочитает говорить о разных группах, вошедших позднее в состав складывавшегося этноса: рыбаках-сорко, охотниках-гоу, коренном земледельческом населении, говорившем на языках вольтийской группы, — габи-би арби («черных габиби»). Из многовекового взаимодействия и сотрудничества всех этих и многих других людей и сложился в конечном счете народ, получивший название по своему государству: слово «сонгай» получило значение этнонима. Впрочем, мы ведь уже встречались с подобным явлением: ведь современный этноним «малинке» тоже означает «люди Мали».

Откуда же возникло само слово «сонгай»? Дать на это определенный, тем более однозначный, ответ очень непросто. Одна из хроник упоминает категорию лиц, обозначавшихся термином сан и явно входивших в состав социальной верхушки. Тот же Бубу Хама да и современные словари, подчеркивают, что сан (и множественное число саней) равнозначно слову сонгай. Древнее городище Гао-Саней, расположенное в полутора-двух километрах выше современного города Гао, — это остатки древнейшей столицы X—XII вв. И не исключено, что саней-сонгай были первопоселенцами в этой местности, дав в конце концов свое имя политическому образованию, от которого оно много столетий спустя снова перешло на целый народ, сложившийся в рамках этого политического образования.

Как бы то ни было, группы земледельцев, рыбаков и охотников с незапамятных времен продвигались вверх по течению Нигера. Вдоль обоих берегов реки лежат заливные луга, покрытые водяной травой «боргу» — прекрасным кормом для скота. На землях, которые река заливает в половодье, прекрасно растет рис; он занимал видное место в сонгайском земледелии, хотя все же главной культурой всегда оставалось просо, которое сеяли и на неполивных землях. Земледелие и рыбная ловля и служили основой хозяйства сонгаев. Скотоводство имело гораздо меньшее значение: ведь за пределами заливных земель по обеим сторонам реки простирается сухая степь, где кочуют туареги со своими стадами (правда, нынешнее расселение туарегов — во многом результат более поздних миграций, пришедшихся на время, когда уже исчезла великая Сонгайская держава).

Обычное разделение труда между скотоводами и земледельцами действовало и здесь: кочевники, берберы и арабы, пригоняли в прибрежные районы скот и получали за него зерно и рыбу. Конечно, не всегда отношения между ними были столь мирно идиллическими. Случалось кочевникам и нападать на беззащитные земледельческие поселения, и угонять в рабство их обитателей. Но кочевники не в состоянии были утвердить свое прочное господство на берегах Нигера: здесь много было проток, травяных зарослей и островов, а к передвижению в таких условиях кочевники совершенно не были приспособлены. Впрочем, конфликты бывали и у земледельцев с рыбаками — историческоелредание сонгаев и сорко содержит немало рассказов о таких столкновениях. Собственно, весь цикл эпических сказаний о легендарном герое сорко Фаран-Бере может интерпретироваться как отражение борьбы за гегемонию в долине Нигера между людьми, представлявшими здесь эти разные типы хозяйства. Но все же столкновения чаще всего оставались именно неприятными эпизодами, а господствовавшей формой отношений был взаимополезный обмен продуктами земледелия, скотоводства и рыболовства.

Условия, в которых жила основная часть будущего сонгайского этноса, сильно отличались от тех, что определяли формы общественной организации у мандингов и родственных им народов. Все хозяйство сонгаев было «привязано» к реке, от нее одинаково зависели и земледельцы и рыбаки. В местностях, населенных ими, подсечно-огневая система пере¬ложного земледелия почти не применялась. Поэтому не было нужды в существовании более крупных социальных единиц, чем большая патриархальная семья, похожая на ту, с кото¬рой мы встречались у мандингов. Впрочем, даже этот общественный институт имел у сонгаев меньшее распространение, во всяком случае, ко времени, когда начиналось серьезное этнографическое изучение этого народа: преобладающей формой хозяйственной организации была уже малая семья.

В самом центре нынешней области расселения сонгаев (теперь, после необходимых пояснений, мы будем свободно пользоваться этим этнонимом), чуть ниже восточной излучи¬ны Нигера, к реке выходит уэд (сухая долина) Тилемси. По ней проходила главная караванная дорога в Северную Африку — восточный путь через Гадамес на Триполи. Вполне естественно, что у выхода этого пути к Нигеру довольно рано должен был возникнуть крупный рынок — так ро¬дился здесь уже не раз нам встречавшийся город Гао. И, как мы видели, уже в 70-х годах IX в. ал-Якуби назы¬вал этот город столицей большого и могущественного царства.

Но дело не ограничивалось одной только торговлей. Тот же ал-Якуби сообщает нам о подчинявшихся правителям Гаогао, т.е. сонгаям, оазисах на пути в Аир. Археологические исследования последних десятилетий в сочетании с историческим преданием позволяют говорить о своего рода земледельческой колонизации и этих оазисов, и некоторых местностей в самом Аире из долины Нигера предками сонгаев. То, что сонгаи хорошо знали дорогу в Аир, видно хотя бы из того, что «История искателя» сообщает: в 1500—1501 гг. сонгайский аския ал-Хадж Мухаммед I успешно «совершил поход... на Тилдзу в Аире» (речь идет о несуществующем в наше время селении к северу от Агадеса); а второй, не менее успешный, поход на эту область состоялся полтора десятка лет спустя. Не случайно свидетельство очевидца, гласящее, что правитель Агадеса во втором десятилетии XVI в. платил изрядную дань «королю Томбутто», т.е. сон-гайскому государю.

 

Историки   Томбукту

На предшествующих страницах вы не раз уже встречались с упоминаниями исторических сочинений, создававшихся в Томбукту в XVII—XVIII вв. Сейчас, видимо, пришло время рассказать о них подробнее. Сочинения эти, которые в научной литературе часто называют просто суданскими хрониками, представляют для нас особый интерес и будут особенно полезны. Прежде всего потому, что они рисуют нам последовательную историю Сонгайской державы в пору ее расцвета, включая помимо этого еще и любопытные экскурсы в историю ее предшественников — Ганы и Мали. Полезны и потому, что покажут тот уровень, какого достигла в сонгайские времена мусульманская культура в Судане, уровень, которым авторы хроник с полным правом гордились, какой бы ни была ограниченной прослойка людей (в том числе и местных уроженцев), имевшая доступ к этой культуре. Полезны, наконец, и потому, что бросают свет на послесонгайскую историю народов, живущих по среднему течению Нигера.

Речь идет о трех исторических хрониках. Мы начнем с той из них, которая носит довольно обычное для средневековой арабоязычной литературы пространное название: «История искателя сообщений о странах, армиях и знатнейших людях» (и раньше и впредь мы обозначаем ее сокращенно, просто как «Историю искателя»). Формально она была завершена в 1665г., но на самом деле писалась на протяжении многих десятков лет. Действительно, первые ее разделы создавались еще в первой четверти XVI в. И авторами хроники фактически были несколько человек.

Первого из них звали Махмуд Кати.. Этот первый известный нам западноафриканский историк принадлежал к народу сонинке и родился в знатной семье в 1468 г. Знатное происхождение открывало перед молодым человеком широкие возможности. Он получил превосходное по тому времени и по тем условиям образование и еще очень молодым вошел в состав ближайшего окружения основателя новой сонгайской династии — аскии ал-Хадж Мухаммеда I — и сохранил это положение при его ближайших преемниках, а потому знал очень многое. Жизнеописание своего покровителя аскии ал-Хадж Мухаммеда Махмуд Кати начал создавать в 1519 г., дополняя его в последующие годы. Собственно, только этот раздел памятника он, по-видимому, и успел написать. А уж заканчивал рукопись, используя заметки и Махмуда Кати, и еще двух поколений факихов — мусульманских богословов и правоведов — из семейства Кати и связанного с ним родственными узами семейства Гомбеле, представитель уже четвертого поколения: Ибн ал-Мухтар Гомбеле.

Раньше распространено было представление, будто Махмуд Кати прожил очень долгую жизнь, умерев в 1593 г. в возрасте 125 лет. Более внимательное изучение памятника позволило в конце концов установить, что в этом году ушел из жизни член следующего поколения семейства, называемый в тексте хроники альфой (альфа — суданская форма передачи все того же арабского слова факих) Кати. Его социальное положение не уступало положению Кати-старшего: точно так же он был в числе ближайших советников сонгай-ских государей, и именно перед его глазами прошла история высочайшего взлета сонгайского могущества и его головокружительного краха в начале 90-х годов XVI в.

«История искателя» содержит богатый материал о подлинных творцах истории — земледельцах, ремесленниках, зависимых людях разных категорий. В этом смысле она представляет источник поистине бесценный. Но, к сожалению, как раз здесь же находится и уязвимое место памятника.

Историческое знание всегда служило оружием в политической борьбе, как служит оно и сейчас. Западный Судан не был в этом отношении чем-то исключительным. В первой четверти прошлого века фульбский правитель Масины Амаду Лоббо (Секу Амаду) повелел изъять из обращения все известные к тому времени рукописи «Истории искателя» и внести в них дополнения, долженствовавшие подтвердить законность его, Секу Амаду, претензий на власть и авторитет. Те же списки, в которые такие дополнения не были внесены, подлежали уничтожению. Конечно, сугубо политические вставки, так сказать, памфлетно-пророческого свойства, легко выделяются из текста. Но беда в том, что в числе вставок оказалось и подавляющее большинство сообщений о зависимых людях. Не исключено, что Секу Амаду помимо политических целей преследовал еще и экономические — закрепить за властью право на эксплуатацию таких людей. На этом основании некоторые исследователи стали склоняться к тому, чтобы полностью отвергнуть достоверность всех таких сведений, содержащихся в «Истории искателя».

И все же столь критичная позиция, пожалуй, чрезмерна. Формы зависимости и ее закрепления, формы эксплуатации зависимых складывались веками, особенно если учесть вообще замедленный темп развития западносуданских обществ в сравнении со многими другими регионами. Поэтому даже вписанные в текст хроники заново сообщения об этом отражали определенную историческую реальность, во всяком случае, идеологическое осмысление этой реальности. Поэтому мы не слишком погрешим против истины, именно таким образом и воспринимая, и используя соответствующие части текста хроники.

Вторая хроника, носящая очень краткое и простое название «История Судана», не ставит перед исследователем таких препятствий. Хотя название ее само по себе интересно: оно свидетельствует о том, что арабское слово ас-судан, т.е. «черные; чернокожие», превратилось в глазах арабоязычного автора уже в топоним. Создатель этого труда, доведенного до 1656 г., жил и действовал уже в совсем иной исторической обстановке, чем первые два поколения авторов «Истории искателя».

Звали его Абдаррахман ас-Сади, и родился он уже после покорения Западного Судана марокканцами — в 1596 г. в Том-букту. На его личной судьбе смена правителей Судана не слишком отразилась. Он был родом из знатной фульбской или мандингской семьи (а мать его, как он сам пишет, была из народа хауса). Еще в сравнительно молодом возрасте — в 1627 г., когда ему был 31 год, — происхождение и образование сделали его имамом мечети Санкорей в Томбукту, и это положение он занимал до 1637 г. Но уже с 1629 г. Абдаррахман начал выполнять деликатные дипломатические поручения марокканской администрации к фульбским князьям области Масина, а позднее сделался фактически начальником канцелярии пашей Томбукту. На этой высокой должности ас-Сади, по-видимому, оставался до конца своих дней.

Конечно, должностное положение ас-Сади отразилось на содержании его труда. Если для авторов из семейства Кати— Гомбеле, тесно связанных с сонгайскими царями, после разгрома Сонгай марокканцами история, выражаясь словами Салтыкова-Щедрина, прекратила течение свое, то книга ас-Сади, наверное, в немалой степени и задумана-то была благодаря тем возможностям, которые автору исторического сочинения предоставляло место активного участника запад-носуданской «большой политики» во второй четверти XVII в. Именно политической стороной событий Абдаррахман интересовался в первую очередь, здесь он широко пользовался и собственными наблюдениями, и какими-то не дошедшими до нашего времени документами.

И все же благополучная личная судьба, высокое служебное положение при марокканцах не вытравили из души Абдаррахмана ас-Сади патриотических чувств. Весь текст хроники пронизан гордостью за славное прошлое народов Судана, включая и такой этап этого прошлого, как великая Сонгайская держава с крупнейшими ее государями. Но характерно и то, что, говоря о сонгаях, хронист предпочитает держаться главным образом политической стороны событий. Зато исключительное внимание уделяет он знамени¬тым мусульманским ученым своего родного Томбукту и Дженне, с которым его тоже многое связывало. Именно ас-Сади позволяет нам увидеть и понять тот относительный расцвет культуры, о котором шла речь выше. И именно эта сторона труда ас-Сади дала возможность первому европейскому издателю его текста заявить (заметьте, что сказано это было в 1900 г., в пору самого расцвета теорий о «неисто¬рическом» характере народов Африканского континента): «Этот народ, которому пытались отказать во всякой инициативе в деле прогресса, имел собственную культуру, не навя¬занную ему народом другой расы... Хроника соединяет со всеобщей историей человечества целую группу народов, которые до сего времени были от этой истории почти совершенно отстранены».

Имя автора третьей хроники, носящей название «Напоминание забывчивому об истории царей Судана» и законченной в 1754 г., нам не известно. Это сборник жизнеописаний пашей, правивших в Томбукту после марокканского завоевания в 90-х годах XVI в., причем для времени до середины XVII в. целиком воспроизводящий текст соответствующих разделов «Истории Судана». В хронике речь идет о чисто событийной стороне дела, но тем не менее политическую обстановку в излучине Нигера — обстановку, непрерывно усложнявшуюся вследствие ли усиления нажима фульбе с запада, а туарегов — с севера и юга, или образования сильных княжеств бамана на Верхнем Нигере, — «Напоминание забывчивому» передает достаточно ярко и убедительно. Тут, пожалуй, действительно требовалось напоминание, хотя бы для того, чтобы удержать в памяти имена пашей, сменявших друг друга чуть ли не каждые несколько месяцев.

И вот теперь, поближе познакомившись с трудами истори¬ков Томбукту, мы можем обратиться к собственно Сонгайской державе.

 

Дья и ши: от пришельца из Йемена до «великого колдуна»

Мы, конечно, не в состоянии назвать сколько-нибудь точную дату возникновения того зародышевого организма, из которого суждено было вырасти этой державе. Уже говорилось о княжестве Вейза-Гунгу (буквально «женский остров» на языке сонгай), которое иные исследователи считают современником первых веков Древней Ганы. Что касается сонгайского предания, каким оно запечатлелось в хрониках, в частности в «Истории Судана», то оно мало что дает непосредственно для хронологии. В хронике названа дата принятия ислама одним из ранних сонгайских правителей: «400 год хиджры пророка», т.е. 1009—1010 гг. О предшествовавших правителях сказано только, что их было четырнадцать и что «все они умерли в пору язычества, и ни один из них не уверовал в Аллаха и в посланника его». Считая продолжительность активной жизни одного поколения в 25— 30 лет, можно предположить, что первый сонгайский царь правил примерно в первой половине VII в. (такой подсчет возможен, потому что у сонгаев сын наследовал отцу). Ко¬нечно, подсчет этот очень и очень приблизителен. Но все же в нем, возможно, есть рациональное зерно, коль скоро середина VII в. не слишком удалена от начального периода существования Древней Ганы.

Впрочем, ас-Сади проявляет и известную объективность. Заключая соответствующую главу, он замечает по поводу первого из этих четырнадцати правителей: «Говорят, что он был мусульманином... а отступничество-де произошло после него, среди потомков его». И вот здесь мы подходим к доволь¬но любопытному вопросу: к именам и титулам ранних сонгайских правителей.

«История Судана» перечисляет имена всех государей, правивших до начала второй половины XV в., вернее даже — до 90-х его годов. И первым стоит в этом перечне имя Дья ал-Айаман. Истолковывается же оно так: это-де арабская фраза джа' мин ал-йаман, т.е. «он пришел из Йемена». Арабская глагольная форма джа'а превратилась в суданском произношении в дья: как говорит ас-Сади, «они изменили фразу из-за трудности ее произнесения для их языка по причине отягощенности его варварством». Вы видите, что суданский интеллектуал XVII в. был достаточно суров к своим далеким предкам.

Итак, перед нами легенда о некоем выходце из Южной Аравии, который будто бы, отправившись со своим братом в странствия, добрался в конце концов до Кукийи — «очень древнего города на берегу Реки в земле сонгаев», а на естественные расспросы жителей отвечал приведенной выше фразой.

Жители Кукийи поклонялись в те времена большой рыбе с кольцом в носу: «Рыба приказывала и запрещала им. Люди после того расходились, следовали тому, что она приказывала, и избегали того, что рыба запрещала». Пришелец, осознав глубину заблуждения жителей, убил рыбу, метнув в нее копье (или гарпун — такие гарпуны и посейчас еще можно встретить у рыболовов-сорко). И, как это и естественно для такого довольно типичного фольклорного сюжета, «люди ему присягнули и поставили его царем». Но при этом хронист подчеркивает, что настоящего имени нового повелителя никто не знает; посему его именовали «Дья ал-Айаман», а первая часть фразы сделалась-де титулом новых сонгайских царей.

Конечно, было бы куда как опрометчиво довериться хронисту в том, что касается происхождения первой сонгайской династии. Дело в том, что, после того как ислам утвердился в Западной Африке, многие местные правители принялись создавать себе родословные, возводившие их либо прямо к пророку Мухаммеду, либо к его ближайшему окружению, либо на худой конец просто к арабам, народу, давшему миру основателя мусульманской религии. Легенды эти сложились поздно, никак не раньше XVI—XVII вв., а затем их просто прибавляли к устному историческому преданию народов Западного Судана (причем делали это все те же гриоты, хранители, казалось бы, традиционных представлений о генеалогиях правителей). Так и получалось, что династию Кейта в Мали позднейшие сказители стали возводить к некоему Билалю, любимому черному рабу Мухаммеда, а первого сонгайского царя автор хроники объявил пришельцем из Южной Аравии — из Йемена. И это были в общем-то еще довольно скромные претензии... Такие фиктивные родословные как бы придавали династии дополнительную респектабельность в глазах мусульман — и собственных поданных, и иноземных партнеров.

Что такие династические легенды нельзя воспринимать в качестве достоверной информации, было ясно уже давно. Поэтому-то иные исследователи на Западе, стремясь найти в них рациональное зерно, решили, что основой для таких преданий послужило якобы северное, берберское происхождение первых сонгайских правителей. В конечном счете дело снова сводилось к попытке объявить создателями государства «белых» африканцев, а не негроидное население Судана. Это, кстати, вовсе не исключало того, что в какие-то периоды власть в том или ином из созданных «черными» африканцами политических образований могли захватывать «белые» кочевники-берберы: дело просто в исходной позиции историка.

А что касается непосредственных преемников первого дья, то французский этнолог Жан Руш обратил внимание на то, что их имена образованы сочетанием порядковых числительных — «второй; третий; четвертый; пятый» — и слова кой, означающего на языке сонгай «царь; вождь; хозяин»: Закой, Такой, Агукой, Какой. Естественно, что имена первых четырнадцати правителей-дья не содержат никаких мусульманских элементов. Но дело в том, что и из шестнадцати последующих дья только один носил арабское имя Али. А ведь в Гао, пожалуй, раньше, чем в других местах Западного Судана, ислам занял прочные позиции. Вероятно, первыми, кто принес сюда новую религию, были купцы-ибадиты. И эта новая религия довольно долго просуществовала в Гао в своей неканонической, сектантской форме.

Любопытно, что во время раскопок в Гао обнаружили надгробные плиты с надписями на арабском языке, относящиеся к XI—XII вв. Причем тексты надписей удивительно похожи на те, которые хорошо известны науке по мусульманским погребениям Испании. Очень могло быть, что и изготовляли такие надгробные плиты для Судана сначала в Испании, и только позднее их изготовление перешло в руки местных мастеров. Впрочем, недавно была предложена гипотеза о том, что как раз между 80-ми годами XI и 40-ми годами XII в. властью в Гао завладела берберская династия из племени месуфа, одного из участников алморавидского движения, его южной и юго-восточной ветви. Эта династия могла бы иметь устойчивые связи с мусульманской Испанией — в частности с Альмерией (по караванному пути через Варглу и Тлемсен на территории современного Алжира).

На одной из царских могильных плит в Гао был выбит пышный титул: «защитник веры господней». Это достаточно ярко рисует и размах международных связей Гао, и претензии сонгайских правителей еще задолго до появления на исторической арене великой Сонгайской державы, созданной трудами сонни Али Бера и его преемника, основателя второй сонгайской династии, цари из которой носили титул «аския» — ал-Хадж Мухаммеда I.

Но, до того как такая держава была создана, сонгаям пришлось пройти через стадию даннической зависимости от мандингских государей из клана Кейта.

После шестнадцатого дья-мусульманина вдруг изменяется титул сонгайского правителя: теперь он именуется сонни, или ши. Хроника «История искателя» объясняет этот титул так: «Смысл слова ши — халиф государя, его подмена или его заместитель». Не исключено, что в таком титуле отразилось как раз зависимое положение правителей Гао по отношению к манден-мансам. Тем более что появление его относится именно к последней четверти XIII в., когда манса-узурпатор Сакура подчинил Гао мандингской власти. Ведь сам титул мог произойти от мандингского слова соньи, имеющего значение именно «подчиненный» или «доверенное лицо» правителя, и ши может быть просто искажением этого слова при его передаче арабской графикой.

Первому сонни — Али Колену — удалось, как сообщает ас-Сади, бежать из заложничества при малийском дворе. Но избавить Сонгай от зависимости ему в ту пору было просто не по силам: войско Сакуры, тогдашнего правителя Мали, надолго привело царей Гао к покорности. Правда, попытки проявить независимость бывали, вероятно, и после этого — не случайно ведь мансе Мусе I пришлось продемонстрировать свои права сюзерена, пройдя через Гао с большим войском на обратном пути из Египта. Но до наступления периода смут в Мали в последней четверти XIV в. сон-гаям все же приходилось считаться с волей правителей Ниани. Зато уж когда это смутное время настало, сонгаи довольно быстро и безболезненно избавились от необходимости признавать верховную власть мандингов. Уже в последние годы XIV в. Гао окончательно сделался совершенно независим от Ниани. А ставши самостоятельными, сонгайские цари, нимало не смущаясь изначальным значением своего нового титула, немедленно принялись разорять своими нападениями восточные окраины Мали. С этого момента начался неудержимый рост военной мощи Сонгайского государства. Для его соседей наступали мрачные времена.

И особенно они это почувствовали, когда в 1464 г. к власти в Гао пришел первый из создателей великой Сонгай-ской державы — сонни Али Бер, «Али Великий». Не случайно автор «Истории Судана», даже подчеркивая заслуги первого сонни, Али Колена, и его преемников в определенном ослаблении контроля мандингов над тем, что творилось в Гао, сделал все же оговорку: «Их царство никогда не выходило за пределы сонгаев... кроме как при величайшем тиране хариджите сонни Али. Он же превзошел всех, кто приходил раньше него, в мощи и многочисленности войска». Тиран и хариджит, т.е., грубо говоря, неправоверный мусульманин, да еще и «великий колдун» — вот самые, наверное, сдержанные определения, какие получала в мусульманской исторической традиции Западного Судана эта незаурядная фигура.

Итак, «великий колдун»...

Тиран, хариджит, великий колдун. Благочестивые мусульмане, авторы хроник явно не испытывали особо теплых чувств к тому, кто практически начал создавать великую Сонгайскую державу; во всяком случае, они определенно старались подчеркнуть свое суровое неодобрение его моральных качеств (оценки итогов его военно-политической деятельности этими же хронистами — вопрос особый). «Притеснителем, лжецом, проклятым» именует его «История искателя». «Был он притеснителем, порочным, несправедливым, кровожадным тираном», — вторит ей ас-Сади. Обе хроники рассказывают разные ужасы о злодеяниях, которые якобы совершались по повелению Али. «Он приказывал бросить дитя в ступку, а матери — толочь его. И мать толкла ребенка живьем, и его скармливали лошадям», — сообщает «История искателя». Особенное неудовольствие у авторов обеих хроник вызывало враждебное отношение Али к мусульманским законоведам и богословам. Они так и кипят негодованием, когда речь доходит до бесчинств, действительных или мнимых, которые творились по приказанию сонни Али и были направлены против благочестивых факихов.

Так в чем же было дело? И действительно ли ши Али был таким страшным извергом? Попробуем в этом разобраться.

Что касается жестокости правителя, то нам, право же, трудно судить, насколько правы или неправы авторы хроник. Не будем забывать, что речь идет о второй половине XV в. — времени, когда представления о гуманности довольно основательно отличались от нынешних, и отнюдь не в одной только Африке. Очень может быть, что сонни Али и впрямь виновен был во многом из того, что ему приписывают. И все же, если бы дело заключалось только в личных качествах правителя, едва ли и члены семейства Кати, и ас-Сади

обратили бы на них такое пристальное внимание. В конце концов ведь и аския ал-Хадж М\хаммед I, которого они описывают с почтительным восхищением, тоже чрезмерной мягкостью не страдал и перед крутыми мерами, вклю¬чая и кровопролитие, когда это бывало необходимо, не оста¬навливался.

Нет, причины неодобрительных оценок лежат гораздо глубже. И даже столь возмущавшая и членов семейства Кати—Гомбеле, и ас-Сади неприязнь Али к факихам была лишь внешним выражением этих глубинных причин. Так же как и то, что Махмуда Кати и его потомков положение обязывало: как-никак, и Махмуд, и альфа Кати прочно связали свою судьбу и свою карьеру с аскиями — царями новой сонгайской династии, основатель которой Мухаммед Туре отнял власть у законного наследника сонни Али — его сына Бубакара, больше известного как ши Баро.

Конечно, обе хроники настойчиво подчеркивают: ислам-де ши Али был весьма поверхностным. Он отправлял многие обряды, органически связанные с прежними, домусульман-скими культами. Ас-Сади даже назвал его «великим колду¬ном». Характерно при этом, что если письменная традиция факихов Томбукту всячески выпячивает на передний план в истории Сонгай истового мусульманина ал-Хадж Мухаммеда, к тому же еще и проявлявшего незаурядную щедрость именно по отношению к факихам, то сонгайское устное предание откровенно предпочитает сонни Али. Это предание испытало сравнительно небольшое мусульманское влияние, и фигура Али, тесно связываемая с традиционными верованиями и их средоточием — древней столицей Кукийей, оказывается для передающих это предание ближе и понятнее. Впрочем, и само-то предание варьирует: в округе Томбукту мусульманские элементы в нем ощутимы сильнее, чем где-нибудь в Денди и соседних с ним областях. И там «великому колдуну» уделяют куда больше внимания, чем благочестивцу ад-Хадж Мухаммеду, хотя, конечно, и того не забывают. Не забывать-то не забывают, однако же и его стараются свя¬зать с доисламской религиозной и ритуальной традицией.

Собственно, даже и в этом ничего бы не было необыч¬ного: ведь так, как сонни Али, поступало по всему Западному Судану множество новообращенных мусульман, о чем мы уже говорили. Но говорили и о том, что первыми проповедниками ислама в Судане были сектанты-ибадиты, а Гао стал главным центром ибадитства в Западной Африке. И как раз хариджитские симпатии государей первой сонгайской династии вызывали такую непримиримую враждебность у факихов Томбукту (и в какой-то степени Дженне).

Томбукту создавался и достиг расцвета уже в ту пору, когда и в Северной, и в Северо-Западной Африке бесповоротно возобладало мусульманское правоверие в виде маликитства — одного из четырех «законных» богословско-правовых толков суннитского ислама. С XII в. общины хариджитов сохранялись лишь как отдельные островки — об одном из таких «островков», встреченных им на пути в сто¬лицу Мали, упоминал Ибн Баттута за столетие с лишним до воцарения сонни Али. Но в Гао, непосредственно связанном с Тахертом, главным центром хариджитов-ибадитов (нынешний Тиарет на территории Алжира), следы хариджитского влияния могли удержаться гораздо дольше. И вот уже хронист называет сонни Али «хариджитом»: по этой-де причине он и практиковал репрессии против ученых мужей Томбукту — признанного центра мусульманского правове¬рия на земле Западного Судана...

Если бы все было так просто! Конечно, мы имеем здесь дело с людьми средневековья, для которых догматические споры и сами по себе имели немалую ценность (да и только ли в средние века?). И попытки сонни Али как-то «уравновесить» в своей практике ислам и доисламские верования, оставаясь, в сущности, традиционным правителем, обладающим некими магическими способностями, определенно не могли нравиться мусульманской элите. Однако в основе противоречий лежали прежде всего факторы социально-экономического свойства.

Обе стороны в споре понимали необходимость политического объединения долины среднего течения Нигера. Порядок нужен был и царской власти, и факихам (к этому времени в значительной мере слившимся с купечеством). Но представляли они себе этот порядок по-разному. Для сонни Али речь шла о единой централизованной власти, позволяю¬щей извлекать выгоду и из земледельческой колонизации, и из транссахарской торговли; и носителем такой власти он, естественно, видел себя — и только себя. А мусульманская верхушка в Томбукту, принимая как объективную неизбежность объединительную политику сонгайского государя — без объединения не могло быть стабильной и прибыльной торговли! — вовсе не желала установления эффективной царской власти над своим городом. Скорее она мыслила себе Томбукту как торговый город с теократической системой управления, максимально приближенной к постулатам мусульманской правовой теории. Здесь надо учитывать, что Томбукту был прежде всего торговым центром, а отнюдь не поселением дьяханке; культурная его роль, как ни велика она оказалась, была все же вторичной. И экономические интересы верхушки города были привязаны именно к внешней торговле. В земледельческой колонизации новых земель эта верхушка практически не была заинтересована; мысль же о том, чтобы делиться с царской властью частью огромных по тем временам торговых барышей, вполне понятно, не вызывала у нее ни малейшего восторга.

Отсюда и вытекали претензии на сохранение максимальной автономии города, притом что безопасность на торговых путях обеспечивала бы царская власть. Но вот последнюю такая радужная перспектива никак не устраивала. Потому и возник тот конфликт между двором в Гао и факихами в Томбукту, который, то обостряясь, то внешне затухая, прошел через всю историю Сонгайской державы XV—XVI вв. до самого ее разгрома марокканцами в начале 90-х годов XVI в., да и в разгроме этом сыграл отнюдь не самую благоприятную для сонгаев роль.

Но пока что до разгрома было еще очень далеко, и сонни Али начинал объединение земель по среднему Нигеру. Факихи в Томбукту, понимая, что рано или поздно, но подчиниться придется, все-таки пробовали сопротивляться: то они организовали массовое бегство в Валату всей городской верхушки, то попытались натравить на царское войско туарегов, то ввязались в заговор против сонни. А ответом на все это неизменно оказывались репрессии: Али явно не склонен был к компромиссным решениям.

И все же к чести историков Томбукту надо признать, что несомненная личная антипатия к сонни Али не лишила их солидной доли объективности при его оценке как политика и полководца. В самом деле, за ним никак нельзя было не признать многих достоинств. «История искателя» рассказывает: «Был он победоносен и разорял любую страну, к которой обращал лицо. Войско, с которым он находился, никогда не бывало разбито: это был победитель, а не побежденный». Ас-Сади к этому отзыву добавляет: «Он обладал великой мощью и большой твердостью».

Всю свою жизнь сонни Али провел в походах. За 27 лет правления ему пришлось помериться силами со многими противниками. Первыми среди них были моси — опасный южный сосед, против которого в свое время оказались бессильны воины мандингских государей. Вскоре после своего вступления на престол сонни Али встретился в поле с правителем моси Комдао, разгромил и обратил в бегство его войско. Так началась целая серия походов на южных соседей, которая в конечном счете привела к установлению полного спокойствия на южных рубежах рождавшейся державы.

Но успехи в борьбе с моси имели все же лишь второстепенное значение. Главное внимание сонни Али и главные его усилия были обращены на запад и юго-запад: во второй половине XV в. сонгайский государь стремился к тому же, что за двести лет до него удалось Сундьяте и его ближайшим преемникам — объединить под своей властью весь торгово-ремесленный центр тогдашнего Судана, размещавшийся вдоль среднего течения Нигера. Только на сей раз завоевание шло в противоположном направлении — вверх по реке.

В 1468 г. правитель Томбукту, тот самый Мухаммед Надди, о котором у нас уже шла речь, призвал сонгай-ские войска к себе в город. За 35 лет своего владычества туареги, возглавляемые аменокалом Акилем аг-Малвалом, сумели достаточно убедительно продемонстрировать жителям все неудобства, какие влекло за собой господство кочевников над большим торговым городом. При этом туареги не делали особого различия между простым народом и городской знатью. И именно поэтому верхушка города — правитель и окружавшие его крупные купцы и факихи — проявила инициативу, призвав сонгайского царя принять город под свою высокую руку.

Вот как рассказывает об этом ас-Сади. «В конце своего правления, — пишет он, — туареги проявляли несправедливость, творили многочисленные жестокости и притеснения. Они распространяли в стране разложение, силой выгоняли людей из их домов и насиловали их жен. Акил запретил жителям выплачивать томбукту-кою[23] обычные дары: из всего, что поступало в качестве дани, томбукту-кою, по обычаю, принадлежала треть. Когда султан приходил с кочевий и вступал в город, он из этих средств наделял своих людей, кормил их и оплачивал все свои щедроты. Две же трети султан распределял между своими людьми.

Однажды к султану поступили три тысячи мискалей золота, и он палкою, что была у него в руке, разделил их на три части для своих людей (обычай их — не касаться золота руками). И сказал султан: „Это — доля ваших одежд, это — доля ваших бичей[24], а это — вам в подарок". Те ответили ему: „Но ведь эта треть, по обычаю, принадлежит томбукту-кою...". Султан же возразил: „А кто такой томбукту-кой? Что он значит? И в чем его преимущество? Заберите это — оно ваше!"».

Это было уже слишком. Стерпеть — значило навсегда лишиться большей части тех громадных выгод, которые извлекала из караванной торговли немногочисленная группа крупнейших купцов и связанных с ними тысячами нитей факи-хов Томбукту. И вот, продолжает ас-Сади, правитель города «тайно послал к сонни Али, дабы тот пришел, а он-де сдаст ему Томбукту, и сонни будет в нем править. Он описал ему слабость Акиля во всем — слабость его власти и его тела. И в доказательство своей правдивости послал сонни сандалию Акиля — ведь Акил был человек очень маленький и щуплый. И сонни ответил ему согласием».

В конце января 1469 г. сонни Али вступил в Томбукту. Туареги не оказали сонгаям никакого сопротивления. Больше того, узнав о приближении сонгайского войска, аменокал заблаговременно пригнал множество верблюдов и вывез из города семейства виднейших факихов. Ушли многие: отношение сонни Али к этой категории людей было достаточно хорошо известно, да к тому же и наверняка преувеличивалось молвой. Сонни Али и в самом деле, войдя в город, довольно круто обошелся кое с кем из оставшихся в нем богословов. И все-таки преследования эти почти наверняка не были столь ужасны, как потом расписывала их все та же молва, а вслед за нею и хронисты: у страха, как известно, глаза велики.

Во-первых, довольно скоро после добровольной эвакуации в Валату очень многие из беглецов проделали тот же путь, но в обратном направлении и спокойно водворились на прежнем месте, не испытав от сонгаев никаких притеснений. Во-вторых, у сонгайского царя были определенные резоны для того, чтобы принимать суровые меры: он обвинял факихов, в значительной части выходцев из берберских племен Сахары и Северной Африки, в пособничестве туарегам — традиционным нарушителям порядка и устойчивости в транссахар-ской торговле. И надо признать, что поведение мусульманской верхушки Томбукту давало предостаточно оснований для такого рода обвинений. А в-третьих, те из факихов, кто с самого начала честно сотрудничали с новым господином города, и вовсе не имели причин жаловаться на его дурное с ними обращение. Да и вообще ас-Сади, не связанный, как члены семейства Кати—Гомбеле, высоким положением при сон-гайском дворе, добросовестно описав те жестокости, которые будто чинил сонни Али, вдруг совершенно неожиданно заявляет: «Но при всех бедах, что причинил он ученым, сонни Али признавал их превосходство и говаривал:„Если бы не ученые, жизнь не была бы ни сладка, ни приятна!" Иным из них оказывал он благодеяния и почитал их. А когда выступил против фульбе племени санфатир, то послал много своих женщин в подарок старейшинам Томбукту и некоторым из ученых и праведников». Кстати, сам Абдар-рахман ас-Сади был правнуком одной из этих женщин. Так, мало-помалу, сравнительно объективная оценка деятельности предпоследнего сонгайского государя первой династии пробивала себе дорогу сквозь густой туман предубеждения. При всей неприязни купеческо-мусульманской верхушки Томбукту к сонни Али, купцы и факихи не могли не понимать, что, подчиняя себе среднее течение Нигера, этот, по выражению «Истории искателя», «могущественный государь, жестокий сердцем» делал нужное им дело.

Вслед за Томбукту наступила очередь Дженне. Этот город, как мы уже говорили, имел то преимущество, что стоял в самом центре внутренней дельты, среди бесчисленных рукавов реки Бани, озер и болот. Обилие воды облегчало доступ в город купцам и в то же время надежно прикрывало его от врагов. Хотя в период расцвета Мали правитель Дженне — дженне-вере — и считался данником мандингов (причем даже не самого манден-мансы, а его жены), но хроники утверждают, будто жители города успешно выдержали 99 осад! Цифра эта, конечно, чисто легендарного свойства, но в самом предании очень хорошо отразилось уважение к богатому и самостоятельному городу, которое испытывали в Судане многие, включая и такого патриота Томбукту, как автор «Истории Судана». К тому же ас-Сади и свою общественно-политическую деятельность начинал в Дженне имамом мечети еще до того, как перебрался на аналогичный пост в мечети Санкорей в Томбукту.

Дженне ас-Сади вообще посвятил специальную главу своего труда, описав, в ней город подробно и красочно: «Дженне, — говорит он, — великий рынок мусульман. В нем встречаются обладатели соли из копей Тегаззы и хозяева золота с россыпей Биту. Эти благословенные россыпи не имеют

себе равных во всем этом мире. Люди находят в торговле в этом городе большую выгоду; в нем сложились крупные состояния, кои счесть может только Аллах.

Из этого благословенного города вТомбукту приходят караваны со всех сторон света — с востока и запада, с юга и севера... Дженне окружен стенами, а в них было одиннадцать ворот; впоследствии трое ворот заложили, и их осталось всего восемь. Когда ты находишься вне города и в отдалении от него, он тебе кажется всего лишь рощей из-за обилия в нем деревьев. Но когда войдешь в город, то покажется, будто в нем нет ни единого дерева из-за плотной застройки...

Земля Дженне плодородна и возделана; она полна рынками во все дни недели. Говорят, будто в этой земле находится семь тысяч семьдесят семь селений, примыкающих одно к другому. Чтобы тебе доказать их близость друг к другу, достаточно сказать, что когда государю потребуется присутствие какого-либо человека, что живет в селении возле озера Дебо, то посланный выходит к воротам в стене и зовет того, чьего присутствия желает государь. Люди передают призыв от селения к селению; он достигает нужного человека в течение часа — и тот является».

Впрочем, объективность и на этот раз не изменяет нашему хронисту. Нравы жителей большого процветающего торгового города он оценивает, мягко говоря, несколько скептически. «Жители города отзывчивы, благожелательны и сострадательны...». Казалось бы, все прекрасно! Но... читаем дальше: «Однако же они по своей природе очень завистливы к мирским благам. Всякий раз, как увеличивается прибыль одного среди них, они объединяются в ненависти к нему, но не выказывают ему ее. И ненависть открывается, только если с ним случится какое-либо из несчастий судьбы... В этот момент каждый обнаруживает то, что у него есть из злых слов и деяний». И заметьте, что такая, говоря современным языком, социально-психологическая характеристика предшествует восторженному описанию самого города.

Существеннее всего то, что ас-Сади, человек своего времени и своего круга, твердо усвоил, что Дженне и Томбукту составляют две половины единого торгового центра в не раз уже упоминавшемся треугольнике нигерских городов, определявшем связи Западного Судана с внешним миром, со Средиземноморьем. И что, следовательно, благоденствие одного из них было неразрывно связано с богатством и процветанием другого.

Но не хуже Абдаррахмана ас-Сади в середине XVII в. понимал это и сонни Али во второй половине века пятнадцатого. В начале 70-х годов сонгайское войско подступило к стенам Дженне. Осада затянулась надолго; и осажденные и осаждающие испытывали жестокую нужду в продовольствии. А взять город приступом сонгаи не могли: мешала вода, окружавшая город со всех сторон. В конце концов истощенные голодом защитники города все же сдались — произошло это в 1473 г. Победитель обошелся с Дженне в высшей степени милостиво: оказал почтение правителю города (ас-Сади поясняет: «это и есть причина того, что до сего времени государь Сонгаи и государь Дженне сидят на одном ковре») и женился на его матери — вдове прежнего дженне-вере, умершего во время осады. Тем самым Али как бы закреплял за собой права на верховную власть над городом и прилегающими местностями. После этого сонни мог спокойно возвратиться в коренные сонгайские владения.

Взятием Дженне сонни Али завершил воссоединение экономического центра Западного Судана под верховной властью царей Гао. На месте десятков мелких владений установилась сильная, достаточно централизованная и располагавшая в общем поддержкой крупного купечества власть сонгаев. Это и было результатом всей деятельности предпоследнего ши, этим важнейшим достижением и заслужил он ту высокую оценку, которую неохотно, так сказать, сквозь зубы, дает ему даже «История искателя»: «Он не оставил ни единой области, ни единого города, ни единого селения, куда бы он не пришел со своей конницей, воюя жителей этих областей и нападая на них».

Теперь, когда сонгайское государство заняло на политической арене Западного Судана то место, которое перед этим почти два столетия занимала держава Кейта, произошло смещение к северо-востоку центра тяжести всей караванной торговли. Скажем еще раз: с упадком Мали пришел в упадок и экономический центр, сложившийся вокруг Ниани, когда этот город был политической столицей страны. И совершенно закономерным оказалось и последующее возвращение торгового центра Судана в те места, где его существование было оправдано и географией торговых путей, и древними устойчивыми хозяйственными связями: в тот самый треугольник, который образуют на карте три города — Дженне, Гао, Томбукту.

Неукротимый воитель, сонни Али и умер в походе. В ноябре 1492 г., возвращаясь из победоносной военной экспедиции в область Гурма, на правом берегу Нигера выше Гао (в языке сонгай слово «Гурма» и сейчас обозначает правый берег Нигера, так же как слово «Хауса» — левый), он утонул в одном из рукавов реки. Многочисленные его недоброжелатели, конечно, сразу же объявили такую смерть карой Аллаха за недостаточно почтительное отношение к мусульманскому духовенству, да и вообще к предписаниям ислама.

Ко времени смерти сонни Али сонгаям подчинялась уже вся долина Нигера от Денди до озер Дебо и Фагибин. Всем было ясно: в Западном Судане складывается новая великая держава.

Завершать работу сонни Али досталось другому великому государю — ал-Хадж Мухаммеду I, основателю новой династии сонгайских правителей. После кончины Али престол перешел к его сыну Бубакару по прозванию «ши Баро». Войско, которым предводительствовал Али в своем последнем походе, провозгласило Бубакара царем и присягнуло ему. Но царствовать ему пришлось всего четыре месяца — даже добраться до Гао, столицы Сонгай, новый ши не успел.

Новый правитель, новая династия

Среди ближайшего окружения сонни Али выделялся своими военными и дипломатическими способностями некий Мухаммед Туре. Сонинке по происхождению, он выдвинулся во время непрерывных походов сонни Али и достиг высшего воинского звания в Сонгайской державе — звания аския. Он и возглавил заговор против ши Баро.

Здесь нам придется обратить внимание на несколько обстоятельств. Первое заключается в том, что заговор этот, по-видимому, не просто существовал, но и намного превосходил по своим масштабам «рядовую» дворцовую интригу. Дело в том, что к концу 80-х годов XV в. сложился своего рода союз между факихами и сонгайской военной верхушкой, особенно той ее частью, которая практически осуществляла экспансию Сонгай в западном и северо-западном направлениях. Эти связи, конечно, не сразу появились, но уже достаточно окрепли к концу правления сонни Али: обеим сторонам пришлось понять, что история ставит их перед выбором. Либо какая-то форма компромисса между двором в Гао и факихами и купцами в Томбукту,

либо — прощай с таким трудом достигнутое политическое единство долины Нигера, а вместе с ним — и те выгоды, какие оно сулило и военным, заинтересованным в освоении новых земель на западе сонгайских владений, и факихам, цепко державшимся за свое место в торговле с севером...

Но сам Али, как уже сказано, не склонен был к такому компромиссу. И дело было не только в его крутом характере, даже и не столько в нем. Али был правителем традиционного типа (об этом тоже была речь), слишком связанным в идеологическом обосновании своей власти и своих прав с домусульманскими нормами и верованиями. Поступиться ими он не мог даже ради поддержания мира с мусульманской верхушкой: отказавшись от своих прерогатив, он бы не получил ничего реального взамен — ничего, что способствовало бы укреплению его власти. И сонни видел единственный путь: устрашение террором. По всей видимости и сын его, недолговечный будущий ши Баро, или Бубакар Дао, был в этом смысле «неперспективен» для недовольных, составивших заговор. Требовалась новая фигура. Ею и стал аския Мухаммед Туре.

Хронисты всячески превозносят личные достоинства и таланты Мухаммеда. Его называют счастливейшим, праведнейшим, ведомым прямым путем, многими другими эпитетами такого же характера. Несомненно, это был незаурядный человек, опытный и смелый военачальник — и не менее опытный и ловкий придворный. Как деликатно выражается ас-Сади, аския-де «в глубине души замыслил добиться сана халифа и ради того прибегнул ко многим хитростям. А когда завершил укрепление веревки тех хитростей, то выступил вместе со своими приближенными против Бубакара Дао и напал на него...». Если учесть, что между смертью сонни Али и открытым выступлением аскии против преемника Али прошло всего два месяца, то придется признать, что организатором новый претендент на сонгайский престол был выдающимся. А равным образом, видимо, и то, что потребность в переменах стала ощущаться особенно остро.

Но вот еще одно любопытное обстоятельство: историческое предание сонгаев упорно связывает аскию Мухаммеда родством с прежней династией. По некоторым версиям устной традиции, он был просто племянником сонни Али. Правда, некоторые эрудиты в последующие годы попытались «выстроить» аскии арабскую родословную, возводящую его к первым соратникам основателя ислама — анса-рам, пускай хотя бы по материнской линии! Но надуманность такой генеалогии была до того очевидна, что даже целиком преданный первому аскии Махмуд Кати почел за благо от нее отмежеваться. И сделал это не без некоторого изящества: сообщив о наличии такой родословной, закончил словами: «Но в следовании этому заключается отход от цели повествования».

Итак, заговор созрел, руководитель нашелся, тем более руководитель, связанный родством с династией, стало быть, даже и не совсем узурпатор. Оставалось перейти к делу.

Первое нападение аскии и его сторонников на преемника сонни Али завершилось неудачей: ши Баро, правда, был обращен в бегство, но захватить его не удалось. Теперь нужно было собрать войско и решать спор о власти в большом сражении. И тут вдруг обнаружилось, что силы претендента совсем не так уж велики, чтобы можно было заранее быть уверенным в победе. Конечно, мы должны принимать во внимание то, что авторы «Истории искателя» очень старались изобразить борьбу Мухаммеда Туре и Бубакара Дао как столкновение небольших, но споспеше-ствуемых Аллахом сил претендента с несметными полчищами полуязычника ши Баро., Но все же, видимо, немалое число, если не большинство зависимых от сонгаев местных правителей остались верны сыну Али, а за претендентом пошло меньшинство, даже если утверждение, будто к нему примкнул только один из них, а именно — наместник области Бара в районе внутренней дельты, скорее всего, является сильным преувеличением. Кстати, этот наместник носил сразу два титула: сонгайский — бара-кой и мандингский — манса.

В этой сложной обстановке и проявились политические таланты Мухаммеда Туре. Он развил бурную дипломатическую деятельность, в которой ему активно помогали союзники из числа мусульманских ученых. При войске Мухаммеда находились многие видные факихи, они входили в состав его совета, им приходилось выполнять сложные дипломатические поручения аскии.

Формальной причиной оттяжки решающего сражения были избраны неоднократные посольства от претендента к ши Баро (так, во всяком случае, выглядит эта часть истории Сонгай в изложении «Истории искателя», где пропагандистский эффект в показе благочестия аскии, несомненно, принимался во внимание). Аския достигал таким путем сразу нескольких целей: во-первых, оттягивая время решающего столкновения, занимался подготовкой войска; во-вторых, демонстрировал свое миролюбие; в-третьих, доказывал свое благочестие. Ведь главным предложением, которое он делал своему законному государю, было: «Прими ислам и подчинись!». По всей видимости, ши Баро продолжал придерживаться линии поведения своего отца в делах веры, а это было на руку Мухаммеду Туре.

Одним из послов Мухаммеда к сыну сонни Али во время этого двухмесячного стояния войск противников друг против друга неподалеку от Гао стал первый из авторов «Истории искателя» Мухмуд Кати, несмотря на его молодость — ему тогда было всего 25 лет. Он довольно красочно описал свое посольство: «И аския послал меня к нему — меня, то есть недостаточного бедняка альфу Кати. Я отправился к ши и нашел его в местности Анфао, а это поблизости от Гао. Я передал ему послание повелителя верующих, аскии, и обратил к нему речи, сколь я мог красноречивые, как повелел повелитель верующих, аския ал-Хадж Мухаммед. Я был с ним любезен, страстно желая, чтобы повел его Аллах благим путем. Но ши отказался наотрез, разгневался и приказал в тот же момент ударить в барабан, начав собирать войско. Он грозил и метал молнии, чтобы меня запугать. А я к себе самому прилагал слова поэта „И погибну я сегодня, побеждая людей креста и его почитателей!"». Факихи из окружения аскии отлично понимали, что победа претендента обеспечит им небывалые до того привилегии в государстве, и старались не за страх, а за совесть.

Как и следовало ожидать, переговоры не привели ни к какому результату: слишком крупной была ставка в той игре, которую вели оба противника. И 12 марта 1493 г. произошло решительное столкновение. Ши Баро был разбит, бежал и больше не предпринимал никаких попыток вернуть себе отцовское наследие. Аския Мухаммед стал неограниченным повелителем Сонгайской державы.

Правда, только что приведенное красочное описание последовательных посольств аскии к ши Баро, он же Бубакар Дао, содержится как раз в таком разделе текста «Истории искателя», который, возможно, был добавлен к рукописи по повелению Секу Амуду уже в XIX в. «История Судана» сообщает о тех же событиях куда более кратко и по-деловому: соперники-де сошлись в Анкого (Анфао) неподалеку от столицы, простояли там какое-то время (разница в дате решающего столкновения составляет всего десять дней, что вполне можно объяснить ошибками переписчиков), а затем «Аллах даровал победу счастливейшему, ведомому праведнейшим путем Мухаммеду ибн Абу Бекру». Но как бы то ни было, переход власти в руки новой династии состоялся. Теперь аскии Мухаммеду предстояло выработать на практике тот самый компромисс, в котором так нуждались обе составные части сонгайской верхушки — военные и факихи.

Время великого устроителя

За 37 лет своего царствования аския Мухаммед совершил не меньше походов, чем сонни Али. Его военачальники небывало расширили размеры державы: власть сонгаев пришлось на время признать хаусанским городам нынешней Северной Нигерии; брат и ближайший помощник аскии Омар Комдьяго положил начало заселению сонгаями областей к юго-западу от Томбукту; на западе сонгайские полководцы со своими отрядами доходили до плоскогорья Фута-Джаллон, громя отряды скотоводов-фульбе. И все же не это оказалось главной заслугой первого государя из династии аскиев (прежде высшее военное звание Мухаммед Туре сделал царским титулом) перед Сонгай. В отличие от великого воителя сонни Али аския Мухаммед может считаться великим устроителем Сонгайской державы. Именно ему она была обязана своим политическим строем в пору наивысшего расцвета.

Аския Мухаммед I создал новую систему управления своими владениями. Конечно, многое в ней досталось сонгаям в наследство от Мали. И, конечно же, у всех предшественников аскии, у всех царей, носивших титул сонни, или ши, тоже был какой-то, пусть даже и зачаточный, административный аппарат. Но только Мухаммед Туре сумел организовать продуманную и достаточно по тем временам централизованную администрацию, а главное — с наибольшей возможной в условиях средневекового Судана последовательностью провести в этой администрации территориально-функциональный принцип.

Разумеется, и Сонгайская держава включала в себя множество полунезависимых владений, правители которых нередко сохраняли в своих титулах сонгайское слово кой — в данном случае в значении «князь; правитель». Но, во-первых, параллельно с ними существовало множество царских сановников, чьи должностные звания могли тоже включать этот элемент. А во-вторых, все эти местные владетели подчинялись нескольким наместникам крупных областей: западной, т.е. собственно внутренней дельты Нигера; центра, т.е. долины Нигера примерно от современного Гундама до восточной излучины реки; Денди, т.е. колыбели Сонгай. К тому же существовали назначаемые правители менее крупных, но в том или ином отношении важных местностей. И, наконец, вполне независимо от местных владетелей действовали чины, ведавшие разными отраслями сильно увеличившегося административно-хозяйственного механизма Сонгай: скажем, бенга-фарма — начальник орошаемых земель, один из высших сановников царского двора. И ему должны были безоговорочно подчиняться любые такие владетели, если на их территории оказывались орошаемые земли, освоенные в ходе сонгайской колонизации.

Надо вообще сказать, что появление большого числа сановников, чьи функции относились именно к хозяйственной сфере, знаменовало новую черту, отличавшую Сонгай от предшественников — Мали и Ганы. Но об этом — позже. А пока добавлю только, что в довершение всего сонгайские государи нередко ставили рядом с традиционными правителями тех или иных городов, княжеств или даже племен кочевников своих, так сказать, губернаторов-контролеров, обычно носивших титул мундио (или мондьо, монзо). Такие губернаторы были в Дженне, в Масине (рядом и над фульбскими вождями), над арабами-берабиш и даже в Томбукту, хотя этот город представлял все-таки особый случай.

Обе хроники, описывающие историю Сонгайской державы, — и «История искателя», и «История Судана» — полны названий должностей, государственных и придворных. Причем должности эти охватывали самые разные сферы жизни государства. Здесь были и канфари, или курмина-фари, — высший сановник державы, наместник западных ее областей; и следующий за ним по значению балама — начальник администрации и войска в центральной части государства; и хи-кой — начальник царских кораблей, один из высших военных чинов; и уандо — начальник дворцового протокола; и великое множество наместников отдельных областей и городов с самыми разными титулами. Среди этих титулов часть были сонгайскими по происхождению, часть — мандингскими, и это вполне понятно. Многие местности, до того как подпасть под власть сонгаев, были провинциями Мали. И правители Гао, точно так же как и их предшественники, старались не разрушать, а использовать прежние органы управления своих новых владений. К тому же новая династия— об этом уже была у нас речь— происходила из мандеязычного народа сонинке, родственного мандингам. И при дворе аскии не слишком задумывались над происхождением того или иного титула или звания; в этом отношении (да и во многих других!) там не страдали национальной ограниченностью. Позднее, после марокканского нашествия, к этим чинам и званиям добавятся еще и арабские и турецкие.

Одним из первых законодательных актов нового правителя Сонгай было разделение народа на две категории, рассказывает ас-Сади: «Народ он разделил на подданных и войско, тогда как в дни хариджита (т.е сонни Али. — Л.К.) весь он был военообязанным». По существу, это означало вот что: «войско» — это конница, формировавшаяся из собственно сонгаев, т.е. аристократии. А подданные — рядовые сонгаи, к военной службе не привлекаемые, так как пехоту свою сам Мухаммед I и все его преемники набирали из жителей гористого района Хомбори, к югу от большой излучины Нигера, принадлежавших к народам, говорящим на вольтийских языках. Рабы же в отличие от ма-лийской практики в состав войска не включались, особенно поначалу (позднее, во второй половине XVI в., у аскии все же появится конная гвардия, составленная из рабов-евнухов; но у нее уже просто не будет времени достигнуть того значения, какое царские рабы имели при дворе манден-мансы). Захваченный в многочисленных походах полон использовали, либо сажая его на землю и тем обращая в подобие крепостных, либо продавая на север. А все это имело и дальнейшие социально-политические следствия, и притом немаловажные: раз не было рабского войска, значит, не могло быть и рабской аристократии, сыгравшей такую печальную роль в истории Мали. Разделение же самих сонгаев на войско и подданных оказалось одним из решающих шагов на пути становления в Сонгай классового общества.

Но как ни значительны были преобразования в военной и административной сферах, первоочередной задачей основателя новой сонгайской династии было все-таки обеспечение того компромисса между факихами и царской властью, поиски которого и имели, собственно, своим конечным результатом самое восшествие аскии на сонгайский престол. И Мухаммед такого компромисса добился, хотя, как это показало уже не слишком отдаленное будущее, очень дорогой ценой.

Конечно, мусульманская верхушка крупных торговых городов оказала аскии неоценимую поддержку в борьбе за власть. И новый правитель подчеркнуто демонстрировал на каждом шагу и собственное благочестие, и свои почтительность м щедрость в отношении служителей Аллаха. Он даровал им множество протокольных привилегий — а это имело для людей средневековья с их приверженностью к обрядовой стороне дела немалое значение. Одним из первых шагов, которые аския предпринял, придя к власти, стало назначение кадиев, мусульманских судей, во все мало-мальски заметные города страны, не говоря уже о таких центрах, как Томбукту или Дженне. Он щедро жаловал факихам золото и невольников, причем не только тем, кто принадлежал к ближайшему его окружению: по-видимому, немалые дары получали от аскии и поселения дьяханке.

И все-таки это было мелочью в сравнении с главным. Ведь аскии, по существу, пришлось согласиться именно на то, чего с самого начала добивалась верхушка факихов и купцов Томбукту и Дженне: на фактическое признание за обоими городами широчайшей автономии, на передачу управления ими в руки этой верхушки. Конечно, назначавшиеся в большинство городов кадии обладали в них немалым влиянием, и сонгайской администрации в той или иной степени приходилось с этим влиянием считаться. Но в таких городах, да и в Гао, где как-никак в основном находился двор (в основном — потому что при частых походах двор в большой своей части следовал за повелителем), реальной властью была все же власть царской администрации. Конечно, аския, если верить Махмуду Кати, впоследствии отобрал какую-то долю привилегий, пожалованных в начале царствования. Но если в конце концов отнять ту или иную привилегию в церемониале было сравнительно несложно, то гораздо труднее было отобрать у факихов реальную власть там, где они ее получили. В Томбукту же и в Дженне это оказалось и вовсе невозможно.

Вот как обстояли дела, например, в первом из этих городов. Здесь кадий Махмуд ибн Омар ибн Мухаммед Акит забрал такую силу, что аскии пришлось специально приехать к нему, направляясь в поход на туарегов, для выяснения животрепещущего вопроса: кто же все-таки хозяин в городе? «История искателя» очень живо рассказывает, как аския, помянув своих предшественников и предшественников кадия, спрашивал: «Разве же эти кадии препятствовали государям свободно распоряжаться в Томбукту и делать в городе то, что им заблагорассудится: повелевать, налагать запреты, взимать дань?!» Махмуд ибн Омар хладнокровно ответствовал: нет, не препятствовал. «Так почему же ты, — возмутился аския, — мешаешь мне, отталкиваешь мою руку, прогоняешь моих посланных, которых я отправляю по своим делам, бьешь их и велишь гнать из города?!» Кадий в ответ сослался на то, что в начале своего правления аския-де попросил у него духовного покровительства и заступничества, дабы спастись от адского пламени.

Интереснее всего, что, хотя произвольный (мягко говоря) характер столь расширенного толкования просьбы о духовном наставничестве был совершенно очевиден, Мухаммеду пришлось уступить: он сделал вид, что вполне удовлетворен объяснениями кадия, и уехал ни с чем. Даже на вершине своего могущества он не мог себе позволить роскошь вступить в открытую борьбу с городской знатью Томбукту, которую олицетворял и представлял кадий Махмуд. Больше того, когда Махмуд ибн Омар отправился в хадж, а замещавший его во время отсутствия кадий Абдаррахман ибн Ахмед Могья не пожелал возвратить ему пост после паломничества, аскии пришлось использовать свою власть верховного главы мусульманской общины в Сонгай и восстановить кадия Махмуда в должности. Кстати, позднее, когда кадиями в Томбукту сидели один за другим три сына Махмуда — Мухаммед, Акиб и Омар, — аскиям случалось пользоваться затяжкой назначения очередного из этих сыновей как средством давления на верхушку факихов города.

И еще одна небезынтересная деталь. В Томбукту сидел наряду с кадием и представитель царской власти, по идее — наместник города, томбукту-мундио. Но фактически роль его была сведена к тому, чтобы обеспечивать размещение и пропитание государя и его свиты во время царских визитов в город. Нет, вовсе не случайно замечает «История искателя»: «В нем, то есть в Томбукту, не было в то время правителя, кроме правителя, ведавшего правосудием; и не было в нем султана. А султаном был кадий, и только в его руках были разрешение и запрещение».

Что же касается Дженне, то сыну Мухаммеда Туре, аскии Исхаку I, пришлось выслушать в этом городе, в соборной мечети, едва ли доставившие ему удовольствие речи старейшины здешних факихов — Махмуда Багайого. Аския предложил собравшимся в мечети назвать ему обидчиков и притеснителей, обещая подвергнуть таковых «казни, порке, тюрьме и изгнанию». И услышал в ответ: «Мы не знаем здесь большего притеснителя, чем ты... Разве те деньги, что тебе доставляют отсюда и которых у тебя много, разве они

твои? Или у тебя есть здесь рабы, возделывающие для тебя землю? Или имущество, которое они для тебя пускают в оборот?» И аскии, невзирая на бурное возмущение его свиты, пришлось обиду проглотить...

Надо, правда, сказать, что аския Исхак, если воспользоваться старинным русским выражением, сам охулки на руку не клал. Через своего слугу-певца, невольника родом, он небезуспешно взимал мзду с купцов Томбукту, «беря с каждого по его возможности». Всего набралось вот так, по возможности, семьдесят тысяч мискалей золотом. «При жизни Исхака, — поясняет Абдаррахман ас-Сади, — никто об этом не говорил, опасаясь его крутого нрава»...

Здесь, в Дженне, рядом с местным правителем — «История Судана» называет его дженне-коем, на сонгайский манер, — тоже сидел царский наместник, дженне-мундио. Но реальные его возможности ненамного, видимо, превышали возможности коллеги в Томбукту. Теоретически он стоял даже выше дженне-коя, потому что власть его должна была распространяться не только на город, но и на его округу. Однако аския Дауд, надо полагать, знал, что говорил, когда пенял своему дженне-мундио: «Мы тебя поставили правителем над землей но ты ее не оберегаешь, так что умножились в ней неверующие-бамбара в таких местах, каких не было за ними раньше!» Так или иначе, но, добившись своего, купцы и факихи не желали делиться с царской администрацией ни выгодами от своего места в торговле, ни властью.

Через четыре с половиной года после своего вступления на престол, в октябре 1496 г., аския Мухаммед I отправился в паломничество. В истории средневековых суданских государств такое путешествие всегда бывало важнейшей внешнеполитической акцией — мы видели это на примере хаджа Мусы I Кейта. Для аскии же совершить хадж значило, кроме того, еще и подтвердить ту репутацию «борца за истинную веру», которой он добился во время войны против «безбожной» прежней династии.

Оформление хаджа было на сей раз несравненно более скромным, чем во времена мансы Мусы. Аскию сопровождало всего полторы тысячи воинов — пятьсот конных и тысяча пеших. И ни о каких ста вьюках золота по три кинтара каждый не было и речи: караван вез всего триста тысяч мискалей, которые в свое время сонни Али оставил на хранение хатибу мечети в Томбукту. Конечно, и это бы ни немалые средства: на треть этой суммы аския смог гну пить в Медине большие участки земли, которые кием по

жертвовал в пользу мусульман-паломников из Западной Африки. И все же экономические возможности Мухаммеда Туре оказались меньше возможностей Мусы Кейта. Западный Судан, порядком разоренный беспрерывными войнами на протяжении всего XV в., не в состоянии был обеспечить первого аскию сонгаев такими же богатствами, как его прославленного мандингского предшественника.

Как и следовало ожидать, и члены семейства Кати — Гомбеле и ас-Сади уделили надлежащее внимание образцовому благочестию аскии, проявленному им во время паломничества, об его многочисленных беседах с богословами и шерифами — действительными или мнимыми потомками пророка Мухаммеда — в Каире, Мекке и Медине, о щедрой раздаче им золота на благотворительные цели. В обеих хрониках назван ближайший советник государя — факих Салих Дьявара, а в «Истории искателя» этому персонажу неизменно сопутствует другой факих — Мухаммед Таль. Впрочем, то, как сообщают хроники о пребывании аскии в Египте и в священных городах ислама, довольно сильно разнится. «История искателя» обращается к царскому паломничеству дважды — и оба раза рассказ оказывается обильно сдобрен откровенными легендами. Легенды эти, с одной стороны, повествуют о чудесных встречах Салиха Дьявара и Мухаммеда Таля со сверхъестественными существами-джиннами, а с другой стороны — о пророчествах, изреченных джиннами и видными богословами и правоведами; и пророчества эти неизменно предрекают появление у аскии Мухаммеда через триста лет преемника в деле защиты чистоты веры в Судане, удивительно совпадающего по их описаниям с уже знакомым нам Секу Амаду Лоббо, правителем Масины. Иначе говоря, позднейшие вставки в первоначальное жизнеописание аскии оказываются очень уж прозрачными.

В «Истории Судана» хадж Мухаммеда Туре описан куда более экономно и по-деловому. Фактическая сторона дела, т.е. даты, численность свиты, взятые с собой суммы, в общем совпадают в обеих хрониках. Совпадают сообщения о покупке в священных городах земельных участков для размещения паломников из Судана и о, как мы бы теперь выразились, консультациях с виднейшими факихами. Правда, ас-Сади мимоходом сообщает довольно любопытную подробность: из трехсот тысяч мискалей золота, привезенных из Судана, треть аския-де раздал в виде милостыни (повторю, такая милостыня — одна из главных обязанностей благочестивого мусульманина), сто тысяч ушло на покупку земель, «а на сто тысяч он купил товаров и всего, в чем испытывал потребность». Как видите, и здесь мало было такого, что выдерживало бы сравнение с блистательной памятью о Мусе I. И в египетских сочинениях той эпохи хадж первого аскии никак не отразился: не было ничего существенного, тем более выдающегося, о чем стоило бы вспоминать. Паломничество сонгайского государя не вызвало на тогдашнем Переднем Востоке почти никакого отклика. На этот регион надвигалась страшная османская угроза, и в Дамаске или в Каире было попросту не до хаджа царя далекой страны, лежащей где-то позади Великой пустыни.

Единственным заслуживающим внимания результатом хаджа аскии оказалось то, что он был провозглашен халифом, т.е. не только светским, но и духовным главой мусульман Западной Африки. Никто из его предшественников этого титула не носил. Хроники расходятся относительно того, кто, собственно, даровал Мухаммеду это звание — то ли шериф, правивший в Мекке, то ли номинальный аббасидский халиф, бывший марионеткой в руках мамлюкских султанов в Каире. Но сам факт получения халифского титула, видимо, как говорится, имел место. Впрочем, внешнеполитического значения этот акт не нес в себе никакого: политический вес что мекканского шерифа, что халифа в Каире был не той величиной, которую тогда стоило принимать во внимание. Зато внутри своей державы Мухаммед мог надеяться извлечь из нового титула некоторую пользу: титул делал его, хотя бы теоретически, более независимым от мусульманской верхушки Западного Судана, позволяя как-то ограничивать ее постоянно растущие аппетиты.

В августе 1498 г. аския Мухаммед — теперь уже ал-Хадж Мухаммед — возвратился в Гао. И сразу же отправился в поход на моси. А на следующий год последовал второй поход — на запад, в Тендирму, а за ним другие, с редкими перерывами. Держава росла, и хлопот у аскии не убавлялось. То один, то другой «мятежник» выступал против сонгайской власти. Большинство их терпели жестокие поражения от самого Мухаммеда или от его военачальников. Но некоторые из таких выступлений были предвестниками крупных перемен в расстановке сил в Судане, а одному из «мятежников» даже удалось отбиться, отразив все сонгайские карательные экспедиции и сохраним свою независимость. Случай этот заслуживает того, чтобы о нем рассказать поподробнее.

В 1516 г. аския возвратился из победоносного похода на Агадес в Аире; в походе этом его сопровождал правитель города Кебби, расположенного на севере современной Нигерии. Этот правитель, носивший титул канта, выставил вспомогательный отряд и рассчитывал по окончании похода получить свою долю добычи. Время шло, но никто не торопился выделять союзнику его долю. Канта обратился к денди-фари, наместнику провинции Денди, с которой граничили его владения, одному из высших чинов сонгайской военно-административной иерархии; но денди-фари ответил ему грубой насмешкой. Между тем войско царя Кебби взволновалось, угрожая мятежом. Но и на повторную просьбу канты денди-фари ответил отказом. И тогда жители Кебби открыто выступили против сонгайского владычества.

Наместник Денди попытался справиться с восстанием своими силами, но никакого результата не добился. Не больше успеха досталось и на долю самого аскии Мухаммеда, явившегося на следующий год на выручку своему сановнику. Жители Кебби успешно отразили все атаки сонгаев и отстояли свою независимость — «до конца державы сонгаев», — поясняет ас-Сади.

Сама по себе неудача в Кебби была не так уж и значительна. Она оставалась пока что единственным темным пятном на том блестящем общем фоне, какой представляло царствование ал-Хадж Мухаммеда I. И все же кое-какие стороны этой истории заслуживают того, чтобы к ним присмотреться повнимательнее.

Итак, первый вопрос: почему аскии вообще понадобилось ходить походом на Агадес, да еще два раза подряд — в 1510 и в 1516—1517 гг.? Полезно добавить, что между этими двумя экспедициями был совершен в 1513—1514 гг. поход на город-государство Кацина в стране народа хауса, на севере современной Нигерии. И если Аир был все же традиционной целью сонгайской экспансии, то Кацина открывала в ней новое направление.

Мне уже приходилось говорить о том перемещении западного караванного пути через Сахару, которое, собственно, и дало жизнь Томбукту как торговому центру. Нечто похожее происходило и на востоке.

Здесь в XIV—XV вв. возник развитый экономический район в странах хауса, включавший несколько крупнейших городов-государств — ту же Кацину, Кано, Дауру и другие. Хаусанские города поддерживали интенсивные связи с Мали. В частности, именно факихам-вангара и устное предание, и хроники, в том числе хроники самих этих городов — Кано, Кацины, приписывают главную заслугу во внедрении ислама в странах хауса. И уже в XV в., а может быть, даже в конце XIV в., резко возросло значение южной ветви восточного транссахарского пути — той, что вела от Гата на Агадес и дальше — в Кано. Конечно, и та ветвь, что шла через Такедду на Гао, сохраняла свое значение; Гао оставался крупным рынком, к тому же в наибольшей степени подконтрольным царской власти. И все же... Отток все увеличивавшейся части товарооборота в города хауса не доставлял ал-Хадж Мухаммеду и его приближенным никакого удовольствия.

Здесь, в Западном Судане, разумной политикой еще со времен Древней Ганы, считалась такая, при которой под контролем правителя находилось бы максимально возможное число торговых путей через Сахару (а в идеале — они все). И ал-Хадж Мухаммед, да и его преемники следовали данной традиции, стремясь перехватить именно все эти пути. А отсюда вполне естественно вытекала и попытка подчинить Сонгай хаусанские города, попытка, растянувшаяся на несколько десятилетий и в конечном счете не принесшая успеха. Задача оказалась не по силам даже в пору наивысшего подъема Сонгайской державы.

В это же время на западных окраинах сонгайским наместникам и первому среди них — брату аскии курмина-фари Омару Комдьяго пришлось иметь дело с противником, который в последующие три с лишним столетия доставит массу неприятностей и хлопот практически всем политическим образованиям Западного Судана.

Речь идет о народе фульбе. Его происхождение до сих пор остается во многих отношениях неясным для науки. По-видимому, еще в эпоху зеленой Сахары эти выходцы с Эфиопского нагорья пересекли со своими стадами коров Африканский континент в долготном направлении с востока на запад и оказались в районе верховий Сенегала. Вероятно, именно предки нынешних фульбе составили кочевую скотоводческую часть населения Текрура — того раннеполитического образования в бассейне Сенегала, которое арабоязычные авторы называли рядом с Древней Ганой.

Примерно с XI в. племена фульбе начали движение в обратном направлении — на восток и юго-восток. А к концу XV в. область Фута-Торо на территории сегодняшнего Сенегала занимало уже фульбское княжество, созданное вождем Коли Тенгела. С этим-то вождем, которого хронисты на- зывают Тениедда, и столкнулись сонгаи в ходе освоения земель на западе, в частности во внутренней дельте Нигера. Конечно, Омар Комдьяго жестоко разгромил фульбе: в конце XV — начале XVI в. в Судане, повторим это, не было силы, которая могла бы противостоять мобильному и хорошо обученному, да еще привыкшему к победам сонгайскому войску.

На какое-то очень недолгое время продвижение фульбе приостановилось. Но ведь кочевников практически невозможно сдержать раз и навсегда даже жесточайшим военным поражением: если массовое движение и приостанавливалось, мелкие их группы продолжали «просачиваться» на земли Сонгаи то тут, то там. И в итоге к концу XVI в. фульбе, не раз нещадно битые сонгайскими военачальниками, заселили всю Масину. Не случайно хронисты то и дело подчеркивают неизменно неприязненное, в лучшем случае настороженное, отношение сонгайской администрации к фульбе. А для пашей Томбукту в послесонгайское время, да и для княжеств бамана еще позднее, какая-то форма сосуществования с этими беспокойными скотоводами вообще окажется одной из самых неприятных и с трудом поддающихся решению проблем. Так что на ее урегулирование немало сил придется положить в числе других и автору «Истории Судана» Абдаррахману ас-Сади. Но пока все это еще в будущем.

«Описание Африки, третьей части света»

Между 1511 и 1515 гг. Западный Судан дважды посетил молодой араб по имени ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Ваззан аз-Зайяти. Его имя уже встречалось нам на страницах этой книги. Даже для богатого интересными человеческими судьбами времени Возрождения его жизнь оказалась на удивление своеобразной, можно даже сказать — поразительной.

Он родился в Гранаде в 1493 или 1494 г., через год-два после падения этого последнего мусульманского княжества в Испании. Вскоре родители увезли мальчика в Фее. Здесь, в столице султанов Марокко — сначала из династии Бану Ват-тас, а затем шерифов-саадитов, ал-Хасан получил блестящее образование и рано начал карьеру при дворе. В Западную Африку он ездил вместе с отцом в составе официальных марокканских миссий султана Мулай Ахмеда ал-Касима. Затем ал-Хасан отправился в хадж и несколько лет провел на Востоке. И когда в 1520 г. он возвращался из этого путешествия, везшее его судно было захвачено сицилийскими пиратами у берегов Туниса.

Молодой образованный араб, превосходно говоривший по-испански — ведь это был его второй родной язык! — произвел на бесхитростных морских разбойников такое большое впечатление, что они, вместо того чтобы его продать на невольничьем рынке где-нибудь в Генуе или в Пизе, подарили пленника папе Льву X вместе с таким диковинным зверем, как жираф. Лев X, сын известного покровителя гуманистов Лоренцо Медичи, прозванного Великолепным, сумел оценить подарок по достоинству. По его поручению пленник, предварительно окрещенный и получивший при крещении имя Джованни Леоне, стал преподавать арабский язык в Риме и Болонье. В 1526 г. он закончил самый известный свой труд: «Описание Африки, третьей части света, и примечательных вещей, какие там есть». Как автор этого описания наш знакомец и приобрел мировую славу под именем Льва Африканского. Около 1528 г. ему удалось вернуться в Северную Африку, там он снова принял ислам и спокойно закончил свои дни в Тунисе в 1552 г.

Рассказ Льва Африканского о Западной Африке относится к поре самого расцвета сонгайского государства. И поэтому в нем нарисована, по словам современного английского исследователя, «картина одной из величайших политических организаций, какую когда-либо создавали негры». Но надо сказать, что экономическая сторона увиденного гораздо больше интересовала автора «Описания Африки», чем политика. Он впитал в себя многовековую традицию, рассматривавшую страну по южную сторону Сахары как постоянных торговых контрагентов североафриканских купцов. В начале XVI в. эта традиция была ничуть не менее живой, чем в середине XIV в., когда о Западном Судане сообщал Ибн Баттута.

Лев Африканский объехал весь Западный Судан — от Валаты до Агадеса; он побывал в хаусанских городах-государствах — Гобире, Кано, Кацине, Замфаре, Заззау. И все эти, как он их называет, «королевства» он описал, с удивительной четкостью выделяя главное. В том числе и то, насколько тяжела была рука сонгайского аскии (Лев именует его «Из-кия») для тех, кто под нею оказывался.

Подробнее всего описал Лев Африканский северные «гавани» Судана на краю Сахары — Томбукту и Гао. Надо сказать, что картина, скажем, Томбукту — города, который к этому времени переживал самый расцвет, хозяйственный и культурный, — выглядит куда мажорнее, чем изображение большинства остальных городов. При рассказе об этом городе Лев не пожалел ярких красок.

«В городе этом, — говорит он, — много лавок ремесленников, купцов и в особенности ткачей, изготовляющих хлопчатые ткани. В город прибывают также европейские сукна, привозимые варварийскими[25] купцами...

Жители очень богаты, особенно чужестранцы, кои здесь обычно живут. Так что нынешний король выдал двух своих дочерей за двух братьев-купцов ради богатства последних.

В сказанном городе есть также много колодцев с пресною водой, хотя, когда Нигер разливается, вода по нескольким каналам доходит до города. Там величайшее обилие зерна и скота, поэтому жители потребляют много молока и масла. Однако же очень недостает соли, ибо она доставляется из Тегаззы, отстоящей от Томбутто примерно на 500 миль. И я находился однажды в Томбутто, когда вьюк соли стоил восемьдесят дукатов.

Король обладает большим богатством в золотых пластинах и слитках, один из которых весит тысячу триста фунтов. Двор его хорошо устроен и великолепен. И когда король отправляется со своими придворными из одного города в другой, то едет верхом на верблюдах, лошадей же конюхи ведут под уздцы. Если же король идет в сражение, то конюхи стреноживают верблюдов и все солдаты садятся на коней.

Всякий раз, когда кто-либо хочет говорить с этим королем, он становится перед ним на колени, берет горсть земли и посыпает ее себе на голову и на плечи. Это — знак почтения, которое оказывают королю. Но он требуется лишь от тех, кои ранее не говорили с королем, или же от послов.

Король содержит около трех тысяч конных и бесчисленных пехотинцев, каковые вооружены луками, сделанными из дерева дикого укропа, и стреляют обычно отравленными стрелами. Король часто воюет с враждебными соседями и с теми, кто не желает платить ему дань. Одержав победу, он велит продать в Томбутто всех взятых в бою, вплоть до малых детей.

В этой стране не водятся лошади, за исключением некоторых мелких иноходцев; на них ездят купцы в своих поездках, а также какой-нибудь придворный — в городе. Хороших же лошадей доставляют из Варварии. Как только они приходят с варварийским караваном, король повелевает записать их число; и ежели оно превышает двенадцать, он сразу же выбирает для себя ту, какая ему больше нравится, и весьма честно оплачивает.

Этот король — непримиримый враг иудеев. Он не желает, чтобы хотя бы один из них жил в его городе. Если он услышит, что какой-либо из варварийских купцов водит с ними знакомство или ведет торговлю, то конфискует его имущество.

В этом городе много судей, ученых и священнослужителей; все они получают от короля хорошее жалованье. Король весьма почитает людей ученых. Там продается также много рукописных книг, каковые привозят из Варварии; и от них получают более дохода, нежели от прочих товаров.

Вместо монеты они обычно употребляют куски чистого, без примесей, золота, а для мелких покупок — также привозимые из Персии раковины, коих четыре сотни оцениваются в дукат. Шесть и две трети их дуката составляют римскую унцию.

Жители эти — люди приятного нрава. Они имеют обыкновение проводить время с десяти часов вечера до часу ночи, почти непрестанно играя на музыкальных инструментах и танцуя по всему городу. Горожане держат в услужении много рабынь и невольников мужского пола...».

Впрочем, путешественник сохранял и достаточную долю объективности. Ведь сразу же после приведенного восторженного описания следует и такое: «Город этот весьма подвержен опасности пожара; во время второй поездки, которую я туда совершил, в течение пяти часов выгорела почти половина его».

Это замечание, кстати, любопытным образом перекликается с тем, что писал почти полтора столетия спустя Абдаррах-ман ас-Сади по поводу самой городской застройки: «Тот, кто стоял в его (города. — Л.К.) воротах... видел того, кто входил в соборную мечеть — из-за освобожденности города от стен и строений. Благосостояние Томбукту утвердилось только в конце девятого века[26], а застройка была завершена в ее целостности и непрерывности лишь в середине века десятого[27], во времена аскии Дауда, сына повелителя аскии ал-Хадж Мухаммеда».

Иначе говоря, ко времени этой поездки Льва Африканского город еще не был плотно застроен, иначе «почти половина его» сгорела бы куда быстрее, чем за пять часов.

Не укрылось от взгляда Льва Африканского и то, ито город вырос в совершенно бесплодной местности, т.е. исключительно в качестве торгового центра, а потому и целиком зависел от продовольствия, привозимого извне. С одной стороны, «кругом там нет ни садов, ни посадок плодовых деревьев» — этой фразой заканчивается глава «Томбутто, королевство». А с другой стороны, за нею сразу же следует глава «Кабра, город», которая заканчивается словами: «И из нее (т.е. Кабары, гавани Томбукту на Нигере. — Л.К.) происходит едва ли не наибольшая часть продовольствия, какое есть в Томбутто».

Зато уже совершенным панегириком западноафриканской торговле звучит глава «Гаго и его королевство», особенно описание рынков столицы державы ал-Хадж Мухаммеда I. Право же, глава эта заслуживает подробного цитирования. Не только из-за восторгов. Но также и из-за как бы мимоходом брошенных замечаний по поводу остальной части этой державы.

«Гаго — крупнейший город... без стены. Он отстоит от Томбутто приблизительно на четыреста миль к югу с небольшим отклонением в юго-восточном направлении. Дома в общем скверные; однако есть там несколько довольно приличных на вид и удобных, в коих находятся жилища короля и двора. Жители суть богатые купцы и постоянно ездят во все стороны со своими товарами.

В город прибывают бесчисленные черные, которые туда доставляют величайшее количество золота, дабы купить товары, приходящие из Варварии и Европы. Но никогда они не находят столько товара, чтобы это соответствовало количеству золота. И они постоянно уносят обратно половину или две трети его.

Город этот в сравнении с прочими весьма цивилизован. Там величайшее обилие мяса и хлеба, но вина или плодов найти невозможно. Правда, город изобилует дынями, огурцами, великолепнейшими тыквами и огромным количеством риса. Здесь также есть много колодцев с пресной водой.

Есть там площадь, где в базарный день продаются бесчисленные рабы, как мужчины, так и женщины. И девица пятнадцати лет продается за шесть дукатов, и за столько же — юноша. В отдельном дворце король содержит огромное число жен, наложниц, рабов и евнухов, кои предназначены для присмотра за сказанными женщинами. Обычно он держит также добрую стражу из конницы и пехоты с луками. А между парадными и потайными воротами дворца находится большая окруженная стеною площадь, и с каждой стороны ее есть галерея, где сказанный король дает аудиенции. И так как почти все дела он решает лично, ему нет необходимости иметь много чиновников — таких, как секретари, советники, капитаны, казначеи и управляющие.

Доход королевства велик, но расходы еще больше. Потому что лошадь, которая в Европе стоит десять дукатов, здесь продается за сорок и за пятьдесят. Самое скверное европейское сукно продается по четыре дуката канна[28]; сукно среднего качества... — по пятнадцати, а тонкое венецианское, такое, как алое, или фиолетовое, или синее, — по тридцати дукатов канна. Подобным же образом самый скверный меч стоит в этой стране три и четыре дуката, так же — шпоры, уздечки, а также равным образом все москательные и галантерейные товары. Но соль стоит дороже любого другого товара, какой сюда доставляют».

Казалось бы, дальше уж некуда! И вдруг прямо за только что приведенным гимном западноафриканской торговле следует нечто совсем иное. Итак, читаем дальше: «Остальная часть этого королевства — это поселки и деревни, где живут обрабатывающие землю и те, кто пасет овец. Зимою они надевают бараньи шкуры, летом же ходят нагие и босиком, разве только прикроют срамные части тряпицей да иногда носят на подошвах куски верблюжьей кожи. Это невежественнейшие люди; и на пространстве в сто миль с трудом можно найти одного, который бы умел писать или читать. Но король с ними обходится, как они того заслуживают. Ибо он им едва оставляет чем жить из-за великих даней, каковые их заставляет выплачивать». И заметьте: говорится это именно о «Гаго и его королевстве», т.е. о, так сказать, исконно сонгайских землях!

Так вот, когда читаешь такие противоречивые отзывы этого явно незаурядного, умного и наблюдательного современника аскии Мухаммеда, все настойчивее ощущаешь желание спросить: что же лежало в основе этого в общем-то и не столь уже редкого в истории самых разных народов сочетания великолепия и нищеты? На чем держалась в конечном счете вся держава аскиев? Проще говоря, что служило базой сонгайского государства в период недолгого его расцвета — практически меньше ста лет, с начала 90-х годов XV в. до того страшного мартовского дня 1591 г., когда разгром марокканцами главных сил войска аскии Исхака II при Тондиби решил судьбу Сонгайской державы? Нам придется вновь обратиться к «Истории Судана», и особенно к «Истории искателя». Очень многое проясняется при чтении отдельных рассказов, которые самим-то хронистам представлялись в лучшем случае просто юридическими казусами. И даже то, что немалая доля таких казусов в хронике Кати—Гомбеле может оказаться «домысленной» позднее, мало что изменяет по существу: так или иначе, казусы эти отражают объективные процессы, начинавшиеся, вероятнее всего, еще в досонгайские времена истории Западного Судана.

Основа хозяйства: крестьяне и рабы

Мне уже пришлось мимоходом указывать, что Сонгай существенно отличалось в своей хозяйственной основе от своего непосредственного предшественника Мали, не говоря уже о Гане. Попробуем же определить это отличие более подробно. А заодно — впрочем, может быть, это и есть самое главное? — попробуем взглянуть на историю всех трех политических образований в несколько более широкой перспективе.

С общеисторической точки зрения Гана, Мали и Сонгай были последовательными ступенями становления классового общества и его политической надстройки, т.е. государственности, в Западном Судане. Процесс этот объективный, он возникает и развивается прежде всего в силу внутренних факторов общественной эволюции той или иной человеческой общности. Однако для этого развития совсем не безразлично, при каких внешних условиях, ускоряющих или тормозящих (а то и вовсе останавливающих — бывало и такое), оно протекает. Как правило, торговля в мировой истории ускоряла появление имущественного неравенства — важнейшей предпосылки сложения отношений эксплуатации человека человеком и в конечном счете — раскола некогда единого общества равных на противостоящие друг другу враждебные классы.

Это общая схема. В разных районах земного шара она имела свои особенности. В средневековом Западном Судане — тоже. Дело в том, что спрос на западноафриканские товары со стороны развитых классовых обществ Средиземноморья (а среди этих товаров уже в первой половине I тысячелетия н.э. видное место заняли такие специфические, как золото, а затем и рабы) послужил мощным стимулом к ускорению классообразования и сложения государственности. Иными словами, интересующий нас вопрос сводится к роли внешнего фактора — транссахарской торговли — в становлении и развитии западносуданских государств.

В науке долгое время, как уже говорилось, преобладал взгляд на всю историю Западного Судана в средние века сквозь призму этой торговли, в первую очередь обмена золота на соль. Но ведь роль золотой торговли не оставалась неизменной на протяжении всего средневековья. Она была едва ли не решающей при формировании административной надстройки в Гане. Она сыграла немаловажную роль в превращении древнего Мандинга в великую державу Кейта, в особенности в глазах ближневосточных и южноевропейских контрагентов этой державы, хотя в Мали заметно выросло в сравнении с Ганой влияние внутриэкономических факторов.

Она сохранила видное место и в Сонгайской державе, однако здесь ни в коем случае не была уже фактором определяющим. Да, транссахарская торговля оставалась первостепенной важности источником пополнения царской казны, и сонгайские государи именно поэтому с упорством, достойным, пожалуй (с нашей точки зрения), лучшего применения, пытались перехватить ускользавший из их рук контроль над торговыми путями. И все же экономической основой царской власти и могущества державы уже сделалось все более расширявшееся собственное сельскохозяйственное производство, построенное на труде многих тысяч зависимых людей. Причем этот процесс затронул не только двор и связанный с ним штат сановников: в создание собственных земледельческих хозяйств все больше стала втягиваться и верхушка придворных, да и не только придворных, факихов. Это-то и стало принципиальным отличием Сонгайской державы от ее предшественников.

Итак, в начале этой главы уже была речь об основах хозяйства предков современных сонгаев еще в очень отдаленные времена: возделывании проса и риса на суходольных землях, поливном рисосеянии и рыболовстве. Так было и в течение XV—XVI вв., так остается практически и в наши дни. Говорилось и о том, что при земледелии в долине Нигера даже без полива не было надобности в таких многочисленных по своему составу объединениях людей, каких неизбежно требовала подсечно-огневая система обработки земли, господствовавшая в средневековом Мали, в условиях саванны. Что же касается земледелия поливного, то, с одной стороны, оно вообще, а рисоводство в особенности, гораздо более продуктивная форма хозяйства, чем подсека, и дает гораздо большие урожаи. Но, с другой стороны, оно зато и требует намного больше труда, как вообще всякая интенсивная форма хозяйства. И поэтому в сонгайских селениях никогда не бывало излишка рабочих рук.

На протяжении всего XV в. сонгайские цари, от ши Мухаммеда Дао до сонни Али Бера, вели непрерывные войны. До правления аскии ал-Хадж Мухаммеда I военнообязанным считалось, как раньше мы уже говорили, все мужское население. Это, несомненно, должно было очень тяжко отзываться на состоянии земледелия, так же как и всех остальных отраслей хозяйства. Народ сонгай немногочислен —даже сейчас, в конце 80-х годов XX в., он насчитывает вместе с родственными ему денди и джерма не больше 2,5 млн. человек, из них собственно сонгаев — лишь около половины. А 500 лет назад эта цифра была намного меньше.

Поэтому, когда аския Мухаммед разделил народ на «войско» и «подданных», обязав последних заниматься крестьянским трудом, он руководствовался прежде всего хозяйственной необходимостью: войны требовали людей, способных сражаться, но людей этих надо было кормить. А для этого требовалось поддерживать на каком-то минимальном уровне сельское хозяйство.

Впрочем, можно предполагать, что не только такие соображения побудили основателя второй сонгайской династии осуществить столь капитальную реформу общественной структуры сонгаев. В XV в. войны стали не только традиционным занятием правителей, знати и войска, но и огромным источником доходов для них всех. А отсюда вытекало простое рассуждение: правящей верхушке выгоднее содержать сравнительно немногочисленное профессиональное войско, так сказать, военное сословие, и добавить к нему наемную пехоту из жителей Хомбори, чем созывать ополчение для каждого похода, — выше боевые качества войска и меньше участников и недовольных при разделе добычи.

Последние   два   обстоятельства   были   немаловажными: реформа ал-Хадж Мухаммеда закрепляла привилегированное положение социальной верхушки сонгаев, служившей в конном строю, и одновременно отстраняла от военной службы беднейшие, самые беспокойные и потенциально самые «опасные» слои населения Сонгай.

Но даже реформа ал-Хаджа не могла бы обеспечить быстрый подъем разоренного хозяйства Судана. Рабочих рук не хватало. Выход из этого затруднения был один, давно уже известный и довольно широко использовавшийся мандингами — а для сонгаев Мали всегда оставалось образцом. Речь идет о сажании на землю полоняников, захватывавшихся в походах. И с правления аскии ал-Хадж Мухаммеда I начинается стремительное увеличение числа невольничьих поселков по всей территории сонгайских владений, прилегавшей к долине Нигера (а подчас и довольно далеко от этой долины).

«История искателя» в особенности изобилует рассказами о таких поселениях и их жителях. Люди эти могли носить разные названия; иные из таких групп обозначались просто по роду их занятий — «кузнецы», «кожевники», «строители» и т.п. Но очень часто хронисты прилагают к ним, так сказать, родовое обозначение — зинджи.

У названия этого довольно любопытная история. В классической арабской литературе домонгольского периода, т.е. до середины XIII в., слово аз-зиндж обозначало чернокожих коренных обитателей восточного побережья Африки, население же Африки Западной арабоязычные авторы называли просто «черными» — ас-судан. А кроме того, зинджами называли и африканских рабов: в большом количестве вывозили их из Восточной Африки в Южный Ирак и там использовали на самых тяжелых видах оросительных работ. В XVI и XVII вв. это слово в первоначальном его значении применялось уже очень редко. Но зато в лексикон западноафриканских чиновников и хронистов вошло как бы вторичное, уже переосмысленное значение слова аз-зиндж. И обозначать им могли любую из очень многочисленных неполноправных групп населения Западного Судана вне зависимости от рода занятий, этнической или языковой принадлежности.

Сам первый аския после переворота, приведшего его к власти, захватил у ши Баро 24 «племени» рабов, которые последнему из ши достались как часть наследия его царственных предков. Основатель новой династии, в свою очередь, рассматривал эти «племена» как свое законное достояние

Конечно, арабское слово кабила — «племя», которым обозна¬чены эти люди в «Истории искателя», не слишком подходит к данному случаю. Речь идет скорее о кастах, т.е. об объединениях людей, потомственно «прикрепленных» к какому-то определенному занятию или профессии, и эндогамных, т.е. заключающих браки только в своей среде.

В самом деле, каждая из этих рабских (об условности этого термина речь впереди) групп несла определенные повинности: часть из них должна была поставлять установленное количество зерна с каждой супружеской пары, часть изготовляла оружие для царского войска — это были кузнецы, некоторых использовали в качестве личных слуг аскии и его родни или же как прислугу при царских лошадях.

Повинности могли изменяться во времени. Так, в пору пребывания в собственности малийских правителей с тех, кто обязан был поставлять зерно, брали урожай с сорока локтей обработанной земли. Во времена сонни Али было отдано повеление соединить рабов в «бригады» по сотне человек каждая — такие бригады работали под наблюдением надсмотрщиков с барабанщиками и флейтистами, задававшими ритм труда, а весь урожай шел на прокормление воинов сонни. Когда же эти люди перешли в собственность аскии ал-Хадж Мухаммеда I, он установил для них подать зерном, причем размер ее не мог превысить 30 мер с хозяйства. По сравнению с предыдущим это могло выглядеть как облегчение. Так бы оно и было, если бы одновременно аския не возложил на этих же рабов гораздо более тяжелую дань. «И брал аския Мухаммед некоторых из их детей, обращая их в цену лошадей »[29], — с эпическим спокойствием поясняет хронист. Безразлично, кому на самом деле принадлежат эти слова — Махмуду Кати, альфе Кати, Ибн ал-Мухтару Гомбеле или даже возможному интерполятору начала XIX в. Кто бы это ни был, он оставался человеком своей эпохи и своего круга, и такие вещи были для него совер¬шенно обыденным явлением.

Но помимо тех рабов, что достались аскии ал-Хадж Мухаммеду, так сказать, по наследству от прежней династии, он и сам в своих походах угонял полоном многие тысячи людей. Когда его войско в 1495 г. завоевало город Дьягу, рассказывает хроника, аския «захватил из нее пятьсот строителей и четыреста увел в Гао, дабы использовать их для себя... вместе со строительными орудиями. Брату же своему, Омару Комдьяго, он пожаловал оставшуюся сотню». Омар в ту пору строил город Тендирму, будущую резиденцию канфари — наместника западной части державы, и опытные строители ему были очень кстати.

При этом, когда захваченных людей перегоняли в назначенные им для жительства местности, им зачастую приходилось проходить не одну сотню километров. Так, возле Тендирмы были поселены моси, угнанные аскией после одного из походов на их страну, а в то же время царские земли, расположенные в затопляемой части Масины, обрабатывали люди, которых захватили в уже упоминавшейся области Галам (Гадьяга), в верхнем течении Сенегала.

Основой политики аскии ал-Хадж Мухаммеда в этом отношении было создание развитой сети невольничьих поселков,   принадлежавших   короне  и  размещавшихся по  всему пространству Сонгай.  Если отметить  на  карте земледельческие невольничьи поселения, принадлежавшие самому крупному из преемников ал-Хаджа — аскии Дауду (1549—1583), г      то они разместятся вдоль всей большой излучины Нигера, включая сюда область озер во внутренней дельте, и про¬тянутся на запад и северо-запад до самого Ниоро возле ны¬нешней границы Мали с Мавританией, а вниз по течению — до  самой  W-образной   излучины  реки   неподалеку  от  той точки, где сейчас сходятся границы Нигера, Нигерии и Бе¬нина.

«Во всей земле, подчинявшейся ему... (дальше идет пространное перечисление подвластных Дауду областей. — Л.К.) были у аскии возделанные участки. В отдельные годы к нему из того продовольствия поступало более четырех тысяч сунну[30]. Не было ни одного селения среди поселков, что мы упомянули, в котором бы у аскии не были рабов и фанфа[31]. Под началом некоторых из фанфа возделывали землю до ста из числа рабов, у других же из фанфа — пятьдесят, шестьдесят, сорок и двадцать». Так рассказывает о царских имениях «История искателя». Но главная масса таких невольничьих поселений находилась во внутренней дельте Нигера — рисовой житнице Сонгай, самой плодородной области державы. И это лишний раз показывает прямую связь между рисоводством и использованием рабского труда в сельском хозяйстве.

Широко распространено было обыкновение жаловать рабов в подарок; делалось это как на вывод (если употребить русское выражение крепостной эпохи), так и вместе с селениями, где люди эти жили. И делали это аскии не скупясь. Ал-Хадж Мухаммед пожаловал одному из многочисленных шерифов своего окружения, по одной версии рассказа — 1700, а по другой —2700 рабов за один раз. Уже знакомые нам приближенные факихи первого аскии — его любимец Салих Дьявара и Мухаммед Таль, — если верить Махмуду Кати, получили в 1501 —1502 гг. целых шесть «племен» рабов — по три на каждого. В 1581 г. еще один шериф получил в дар от аскии Дауда сразу три поселка с рабами. Не остался обиженным и альфа Кати, один из создателей «Истории искателя».

Характерно, что на всем протяжении правления династии аскиев государи жаловали в качестве наград и подарков, как правило, людей, реже — людей с землей, т.е. с поселками и полями, которые те обрабатывали, но никогда — землю саму по себе. Это резко отличало «феодализм по-сонгайски» — назовем его так за отсутствием лучшего обозначения — от феодализма, знакомого нам по Европе (почему именно от феодализма, речь пойдет дальше). Но такое отличие легко объяснить: земли было сколько угодно, и в таких условиях важнее всего были рабочие руки, чтобы эту землю обработать.

Но мало было обратить людей в рабство и посадить их на землю. Нужно было еще и закрепить их в этом состоянии: ведь никому из господ таких невольничьих поселков не хотелось терять рабочие руки. Для этого существовала целая система ограничений, которой подчинялись все без исключения невольники. В основе этой системы лежал запрет людям рабского состояния заключать браки вне своих «племен». Другими словами, все такие объединения зависимых людей были строго эндогамны.

Что это означало на практике? Просто-напросто то, что свободный человек не мог жениться или выйти замуж за человека из рабского «племени», не обрекая самого себя совершенно автоматически на утрату свободы. Правда, существовало заметное различие между положением мужчины и положением женщины. Дело в том, что счет родства по линии матери — мы с ним встречались и в Гане, и в Мали — достаточно устойчиво держался и у сонгаев. В отдельных случаях счет родства по отцу уже сам по себе означал принадлежность человека к той или иной группе зависимых. Особенно часто это случалось в кузнечных кастах — так было, например, с теми пятью племенами «оружейников», которых унаследовал после ши Баро аския ал-Хадж Мухаммед I. Свободные же люди предпочитали считать родство по материнской линии, хотя наследование имущества шло уже по отцовской. Особенно — если дело касалось верховной власти.

По всем этим причинам решающее значение имело социальное положение матери или жены. Сонгайские правители обеих династий строго следили за соблюдением соответствующих правил. При этом первенствующую роль играло, конечно, желание обеспечить сохранение за собственником возможно большего числа зависимых людей. Мужчинам из все тех же 24 «племен», унаследованных ал-Хадж Мухаммедом 1, еще в ту пору, когда они были собственностью правителей Мали, было строжайше предписано: жениться на свободных женщинах они могут только в тех случаях, когда внесут большой выкуп семье невесты. «Из опасения, как бы женщина и ее дети не потребовали для себя свободы, и желая, чтобы они со своими детьми оставались в собственности малли-коя», — так разъясняет смысл запрета «История искателя».

Другими словами, зависимому разрешалась женитьба на свободной женщине только при условии, что родня этой женщины попросту согласиться продать в рабство ее, а значит, и ее детей. Аския ал-Хадж Мухаммед после консультации с факихами внес изменение в форму запрета. По установленному им порядку, при отце-свободном и матери-несвободной ребенок безоговорочно признавался несвободным; а при несвободном отце и свободной матери он считался рабом только в том случае, если оставался в семье отца и продолжал заниматься тем же, чем занимался отец. Уйдя в семью матери, он получал свободу. Легко заметить, что, несколько изменив правило в пользу хозяина раба, аския все-таки вынужден был сохранить его основной смысл: социальное положение человека определено социальным статусом его матери. Мусульманской правовой теории пришлось и здесь отступить перед древним обычаем.

«История искателя» включает довольно любопытный рассказ, в котором очень хорошо видно отношение и самого ал-Хаджа, и его преемников к соблюдению таких запретов. В местности Анганда, к востоку от озера Дебо, рассказывает хронист, некогда обитало смешанное население, состоявшее из свободных сонгаев, зинджей и дьям-кириа (так называлась одна из ремесленных каст). Сонни Али завоевал Анганду,

сонгаев перебил, а части зинджей и кузнецов дьям-кириа сохранил жизнь. Когда воцарился аския Мухаммед I, уцелевшие мужчины этой местности обратились к нему с покорнейшей просьбой: дать им жен. Аския просьбу выполнил, но довольно своеобразно. В жены жители Анганды получили женщин, тоже принадлежавших к зинджам, а кроме того, новобрачным было предписано сохранять эндогамию внутри каждой пары.

Что в этой истории интересно? Во-первых, то, что аския дал соизволение на смешение людей, принадлежавших к разным зависимым группам только при условии, что сохранится их зависимое состояние. А во-вторых, создавая новые неполноправные группы, он сразу же постарался их сделать еще более замкнутыми.

Но на этом дело не кончилось. Очень много лет спустя, когда аскии ал-Хадж Мухаммеда I давно уже не было в живых, к его внуку, аскии Исхаку II, явились трое мужчин, прося аскию принять их под свою высокую руку. Исхак по¬началу обошелся с просителями милостиво, но когда узнал, что все трое родом из Анганды, то не только возвратил владетелю этой местности зависимых — кузнеца и зинджа, — но и объявил собственностью того и третьего просителя. А он был свободный сонгай, имевший неосторожность взять в жены женщину из Анганды. И при этом в обосно¬вание своего решения Исхак сослался именно на давний указ ал-Хаджа I.

Большое число невольничьих сельскохозяйственных посе¬лений сильно расширило экономическую базу центральной власти. Обилие продовольствия на западносуданских рынках, которое поразило Льва Африканского, во многом как раз этим и объяснялось. Ведь помимо посаженных на землю рабов в Сонгайской державе существовало и свободное крестьянство. И невольники, сидевшие на земле, должны были заметно облегчать его положение. Их эксплуатировали гораздо сильнее, чем в Мали; и свободные благодаря усилению эксплуатации зависимых имели возможность сохранять большую долю плодов своего труда, которую иначе постаралась бы у них отобрать и уж, во всяком случае, основательно ограничить «своя» же сонгайская знать. Впрочем, мы уже имели возможность убедиться в том, что Льва Африканского отличала помимо всего прочего и незаурядная трезвость взгляда. Именно такой трезвый взгляд и обусловил не лишенную иронии оценку молодым марокканским «интеллектуалом» того, как жило большинство населения «Гаго и его королевства»: царская казна явно обходилась с этими людьми без чрезмерной снисходительности. Так что и облегчение оказывалась, вероятно, довольно относительным.

Конечно, непрерывное усиление сонгайской аристократии по необходимости должно было сопровождаться и столь же непрерывным (хотя вовсе не обязательно синхронным) ухудшением положения свободных земледельцев-сонгаев даже при том, что сохранение большой семьи могло и замедлять этот процесс. Не исключено, что какая-то часть аристократии уже в XVI в. использовала на своих землях труд свободных сонгаев наряду с невольничьим. Свободное трудовое население, так же как и в Мали, постепенно попадало в зависимое состояние, когда отличие его от невольников становилось почти исключительно правовым (но также, что очень немаловажно, и идеологическим, отражавшимся в общественном сознании), тогда как экономическая разница мало-помалу переставала чувствоваться. Везде и по¬всюду в истории сложение общественного класса крупных собственников неизменно сопровождалось другим явлением: постепенно рождался и противоположный класс — зависимое крестьянство. Причем в его общей массе поначалу совсем разных, по выражению одного исследователя, «категорий свободы, полусвободы и несвободы» понемногу пропадала разница между бывшим рабом и бывшим свободным. С разных сторон и тот и другой приходили к одному и тому же по своей социальной сущности зависимому состоянию. Об этом нам уже пришлось говорить в главе, посвященной Мали; а в Сонгай развитие на протяжении времени расцвета державы шло в том же направлении. Только в первый период после прихода к власти второй сонгайской династии, в конце XV — начале XVI в. в этом непрерывном процессе на некоторое время усилилась его рабская «составляющая».

И все же, даже если учесть усиленное использование подневольного труда, положение тех, кого мы на всем протяжении этой главы называем рабами, очень сильно отличалось от того, что мы привыкли видеть в классических, если можно так сказать, странах рабовладения — Древней Греции и Древнем Риме. В сущности, так же как и в Мали, рабы в Сонгайской державе скорее были полурабами-полу-крепостными. Они сохраняли какое-то собственное хозяйство. Настоящая барщина (единственную попытку ее ввести предпринял, как мы видели, сонни Али) просуществовала очень недолго: просто не под силу было царской адми¬нистрации обеспечить тот жесткий полицейский контроль, ко¬торый один только и может сделать успешной такую форму применения труда зависимых.

Но кое-что и отличало полурабов-полукрепостных времен аскиев от их малийских предшественников — прежде всего то, что они были ближе к крепостному, нежели к рабскому состоянию. Но зато в Сонгайской державе не существовало тех довольно широких рамок, в которых мог изменяться во времени социальный статус раба у мандингов, хотя и признавалось, так сказать, в принципе, что рабы, рожденные в доме господина, имеют преимущество перед «новенькими». Но в целом все здесь было намного жестче, сословное не¬равенство между свободным и несвободным сохранялось гораздо строже, а следов рабства патриархального, домашнего оставалось куда меньше!

«История искателя» содержит очень любопытный рассказ, из которого хорошо видно, насколько различались взгляды на положение раба в Мали и в Сонгай. Один из фанфа — на¬чальников невольничьих сельскохозяйственных поселений — сумел накопить немалые богатства, так что не только покрыл за счет своих запасов риса от предыдущего урожая взнос за следующий год, но и роздал в виде благочестивой милостыни тысячу сунну зерна (ни много ни мало как около 250 тонн!). Аскии Дауду это очень не понравилось: «Он мне прибавил раздражения, — заявил аския своим советникам, — тем, что этот раб, при его положении, бедности и ничто¬жестве, дает милостыню с посевов, с которых выходит тысяча сунну. А что же буду раздавать милостыней я? И чего он домогается этим, если не прославления своего имени, которым бы выделился среди своей общины?!».

Аския отправил доверенного евнуха с ревизией. И виновник происшествия, как и обещал, передал посланному все, что с него причиталось в казну. Дауда — а ведь хронисты всячески восхваляют его благочестие и справедливость! — это привело в еще большее раздражение. «Разве я вам не говорил, — обратился он к приближенным, — что этот раб насытился до того, что равняет себя только с нами или нашими детьми?».

Но советники успокоили Дауда. «Все рабы одинаковы, — пренебрежительно заметил один из них при единодушном одобрении прочих, — ни один не возвышается иначе, как возвышением своего господина, а его достояние — достояние господина его. И когда возгордится царь из подобных тебе... тем, что раб, который ему принадлежит, подарил-де то-то и то-то, то им говорят: раб аскии подарит бедным тысячу сунну!». А остальные, почувствовав, что Дауд сменил гнев на милость, добавили к этому: «И где твой дар, а где дар раба твоего? Разница между ними та же, что между Плеядами[32] и сырой землей...». Иначе говоря, как бы ни был богат зависимый человек (а таких начальников рабов, как герой этого рассказа, наверняка было немало), он и думать не мог сравняться со свободным сонгаем в социально-политическом отношении.

Именно царствование аскии Дауда, сына ал-Хадж Мухаммеда I, стало высшей точкой расцвета Сонгайской державы. И все та же «История искателя» сообщает нам о Дауде, что «он был тем, кто начал получать наследство воинов; он говорил, что они — рабы его. Раньше того так не бывало, и от воина наследо¬вались только его лощадь, щит и дротик — и только, не более». Правда, как бы желая предупредить дальнейшие обвинения, которые могли бы «подпортить» создаваемый им образ праведного государя, хронист тут же сокрушенно свидетельствует: «Что же касается взятия аскиями дочерей их воинов и обращения их в наложниц, то этот несчастный случай предшествовал времени его правления. Все мы принадлежим Аллаху и к нему возвратимся!» Но оговорка эта не в состоянии затемнить социально-экономический смысл того, что делал Дауд: его руками правящая верхушка начала наступление на права не только наемников из Хомбори, но и служилого слоя сонгайской знати (лошади были только у нее), стремясь понемногу уравнять его со своими рабами и вольноотпущенниками, слить все эти категории людей — «подданных», отпущенников, зинджей, ремесленников, воинов — в единый в социальном смысле класс зависи¬мого крестьянства.

Власть имущие: царевичи, сановники, факихи

Но и для господствующей верхушки изменение условий по сравнению с Мали имело очень существенные последствия. Только что у нас была речь о сравнительной жесткости сословных границ у сонгаев. Отсюда следовал совершенно недвусмысленный вывод: полоняники, захватывавшиеся сонгайскими отрядами в непрестанных военных предприятиях, могли быть либо посажены на землю, либо использованы для продажи на север. Ни о каком рабском войске не было речи до самого конца 80-х годов XVI в., когда хронисты впервые отмечают существование отрядов евнухов-телохранителей при особе аскии Исхака II. И сонгайская военная знать могла не страшиться опаснейшего конкурента — военачальников и прочих вельмож рабского происхождения. Они были, но никогда не составляли в Сонгайской державе самостоятельной группы, тем более корпорации.

И главные наши источники, хроники Томбукту, целиком подобный вывод подтверждают. Они называют множество высших государственных, военных и придворных должностей, но напрасно стали бы мы искать на пятистах с лишним страницах арабского текста «Истории Судана» и «Истории искателя» — а там названы не одни только должности, но и имена тех, кто их занимал в разные годы и при разных царях, — хоть что-то похожее на всесилие «ближних рабов», мандингских дьон-сантиги-у. Нет, почти на всех этих постах сидели свободные люди. И не просто свободные, а, так сказать, сливки сонгайского общества: царевичи всех рангов и всех степеней родства с царствовавшими особами — сыновья, братья, дядья.

При этом все эти сановники, царевичи и нецаревичи, подчинялись достаточно строгим и последовательно соблюдавшимся правилам прохождения службы. Можно сказать, что в Сонгай существовала настоящая табель о рангах, главным отличием которой от известных нам по отечественной и зарубежной истории был разве что неписаный ее характер. Но в общественном сознании весьма четко было запечатлено: кто есть кто и кто следует за кем — ив смысле ранга, и во время церемонии выезда аскии из дворца. Больше того, сановники разного ранга различались как раз и по их церемониальным одеждам, причем пожалование аскией нового одеяния равнозначно было повышению в ранге. Не случайно один из преемников аскии Мухаммеда, как рассказывает хронист, разделил одно из таких одеяний на два, исключив из него тюрбан. А другой, желая выразить свое презрение к опальному чину, называл того именно «стариком, за всю жизнь не выслужившим себе тюрбана». Этот головной убор явно служил признаком принадлежности к верхнему эшелону царской администрации.

Самую вершину чиновной пирамиды занимали шесть высших государственных чинов. Это были: курмина-фари, или канфари, — наместник всего запада державы, в особенности внутренней дельты, первое лицо после аскии; балама — наместник центральных областей, от Томбукту до Гао; денди-фари — наместник Денди, колыбели Сонгай; фари-мундио — сановник, ведавший контролем над локальными правителями; бенга-фарма — начальник орошаемых земель; хи-кой — глава царского флота. Конечно, как в любом из средневековых обществ, каждый из этих сановников мог выступать и как военачальник. Некоторые из этих титулов нам уже знакомы; часть их существовала и до прихода к власти ал-Хадж Мухаммеда I, другие были учреждены им.

Четыре из этих высших званий носили обычно царевичи. Пожалуй, единственным, кто отклонился от этого принципа, был все тот же аския Дауд: придя на царство с должности курмина-фари (что само по себе вовсе не было правилом, даже наоборот: обычно к моменту борьбы за престол носитель этого звания оказывался слишком далеко от Гао, где все решалось), он одного за другим назначил на свой прежний пост своих доверенных вольноотпущенников. Но два поста — денди-фари и хи-коя — в силу нерушимой традиции всегда принадлежали лицам, не входившим в состав царской фамилии. При этом хи-кой, начальник флота, должен был обязательно назначаться из числа сорко — группы рыбаков, занимавшей в структуре сонгайского общества подчиненное и даже не вполне полноправное положение. И именно эти два поста, да еще гисиридонке, начальник царских гриотов (ибо они были и у сонгайских правителей), как бы олицетворяли тот компромисс между исламом, ревностными поборниками и защитниками которого старались себя зарекомендовать аскии, и сугубо традиционной, почти никак не связанной с исламом политической культурой древнего Сонгай, компромисса, на котором, можно сказать, держалась сама власть потомков Мухаммеда Туре. Потому что большинство народа, даже подавляющее его большинство, было затронуто мусульманством в лучшем случае весьма поверхностно.

И в этих условиях денди-фари был живым выражением связи династии с, так сказать, исконным Сонгай в Денди. Хи-кой же представлял в администрации «хозяев реки» — сорко, и вряд ли яснее можно было показать ту роль, какую всегда играл Нигер в истории сонгаев. А гисиридонке, выражаясь современным языком, обеспечивал идеологическое обоснование и оправдание действий правителя-мусульманина в глазах простых сонгаев, во многом сохранявших (и даже сейчас еще сохраняющих) свои доисламские верования.

Конечно, не следует представлять себе дело так, что эти три сановника были единственными исключениями среди занимавших высокие должности царевичей. Не менее важным исключением была и должность кабара-фармы — наместника уже встречавшейся нам Кабары, гавани Томбукту: на ней всегда сидел доверенный раб или вольноотпущенник аскии. И вот характерная деталь. Там же, в Кабаре, находилась и резиденция баламы — второго по рангу государственного чина. Но сама Кабара была изъята из его ведения. «Кабара-фарма был поставлен над гаванью и судами путешествующих, взимая налог с каждого судна, входящего и выходящего. Балама же состоял начальником над воинами. И каждый из двоих имел свое ведомство», — так говорит об этом хроника. Аскии предпочитали не отдавать слишком большую власть в руки баламы — всегда лица царской крови. Тем более что речь-то шла о доступе в главный торговый город государства.

Административные должности среднего и низшего уровней занимали, конечно, люди, не связанные родством с царским домом. Но в составе административной верхушки решительно преобладали царевичи.

А были они очень многочисленны. Авторы «Истории искателя» постарались как можно аккуратнее перечислить всех детей аскии ал-Хадж Мухаммеда I. Но и они, насчитав тридцать одно имя сыновей основателя второй сонгайской династии, вынуждены были закончить перечень такими словами: «и прочие, коих не счесть из-за множества их. Это те, что мне сейчас помнятся, а большая их часть пропущена».

При таком количестве лиц, которые, по крайней мере, теоретически имели право на престол, — ведь в Сонгай, как и во всех мусульманских государствах средневековья, не существовало твердо урегулированного порядка престолонаследия — интриги и склоки между претендентами были совершенно неизбежны. В этом пришлось убедиться на собственном печальном опыте даже самому аскии ал-Хаджу I. А уж последние дни Сонгайской державы были омрачены мелкой и смешной в тогдашних трагических обстоятельствах усобицей между претендовавшими на престол аскии Исхака II царевичами. И как ни странно, но среди десятков этих царских родственников очень мало оказывалось в нужные моменты не то что незаурядно способных и мужественных, но и просто мало-мальски распорядительных людей. Зато вся история царского семейства полна заговоров, предательств, подлостей и выглядит — при самой снисходительной оценке — на редкость несимпатично. В этом смысле отсутствие аристократии рабского происхождения вполне «возмещалось» существованием многочисленной царской родни, к которой примыкали сонгайская военно-административная знать и правители вассальных княжеств.

Но в состав власть имущих в Сонгайской державе входили не одни только царевичи и царские чиновники. Уже самые условия, при которых осуществлялся переход власти в руки династии ал-Хадж Мухаммеда, предопределили важнейшее место, которое в сонгайской правящей верхушке заняли купечество и факихи главных торговых центров западной части государства — Дженне и Томбукту. Об этом уже была речь, и сейчас стоило бы, наверно, просто присмотреться к тому, какова же была эта часть правящего слоя населения Сонгайской державы.

В результате уступок, которые пришлось сделать первому аскии, факихи и купцы Томбукту и Дженне почти сравнялись по силе и влиянию с военно-административной аристократией. С кадием Махмудом ибн Омаром ибн Мухаммедом Акитом и его сыновьями, фактически управлявшимиТомбук-ту почти на всем протяжении XVI в., мы уже встречались, как встречались и с откровенно высказывавшимися «отцом благословений» (так именуют Махмуда ибн Омара хронисты) притязаниями на признание за ним верховной власти над городом. По мнению многих исследователей, весь XVI в. «благочестивцы» из Томбукту сознательно создавали и поддерживали напряженность в отношениях между своим городом и Гао — между экономическим и политическим центрами державы. Причем с годами отношения между кадиями Томбукту и царским двором в Гао не делались лучше. Последние десятилетия существования великой Сонгайской державы духовные князья Томбукту вообще были чем-то вроде полуоткрытой, молчаливой оппозиции — а впрочем, совсем не всегда такой уж молчаливой. Недаром один из последних государей династии аскиев, потерпев унизительное поражение во время карательной экспедиции в Гурму, больше всего огорчался тем злорадным шушуканьем, кото-рое-де поднимется в Томбукту, когда туда дойдет весть о его неудаче.

За кадиями Томбукту и Дженне тянулись судьи городов поменьше. Еще в первое десятилетие правления ал-Хадж Мухаммеда I некий кадий Омар, поставленный аскией в одном городишке неподалеку от Томбукту, публично обругал не кого-нибудь, а самого же государя за то только, что тот, используя свое законное право, назначил самостоятельных кадиев в Томбукту и в этот городишко. Справедливости ради надо сказать, что дело-то началось с ябеды, выражаясь старинным приказным языком, кадия Махмуда ибн Омара на своего коллегу. И вот на какое обстоятельство здесь надо обратить внимание.

Только что описанная ссора между факихами была отнюдь не единственной, да и не самой серьезной. Вообще отношения между самими факихами были довольно далеки от идиллии. Помимо личных амбиций речь шла и о более серьезных вещах. Скажем, в том же Томбукту существовали определенные трения между кланами факихов, связанными с разными мечетями города — соборной Джингаребер и сравнительно молодой Санкорей. Именно на последнюю опирались потомки Мухаммеда Акита — берберский клан, меньше чем за два поколения превратившийся из военно-кочевого, каким он был еще в первой четверти XV в., в оседлый, марабутический. В то же время мечеть Джингаребер была опорой факихов местных, по преимуществу с черной кожей. Я упоминал уже о попытке «оттереть» Махмуда ибн Омара от судейской должности, воспользовавшись его отъездом в хадж. Это было как раз одним из проявлений соперничества между группами богословов. Цвет их кожи в таком соперничестве, впрочем, никакой роли не играл — ставкой были в высшей степени существенные материальные выгоды. Случались и другие столкновения, и поведение сторон в этих конфликтах нередко основательно отклонялось от канонов добродетели. К тому же лиц, условно говоря, духовного звания — кадиев, имамов и хатибов мечетей, а особенно шерифов, настоящих и ненастоящих, стало столько, что они и по численности стали догонять военную аристократию, а их претензии и паразитизм съедали все большую долю общественного богатства. И дележ этой доли неизбежно сопровождался склоками и вымогательствами.

Но едва дело доходило до противостояния претензиям царской власти, все разногласия и ссоры оказывались отодвинуты в сторону. И царские чиновники встречали единый .сплоченный фронт. Конечно, аскии иной раз пытались столкнуть лбами две группировки знати и за счет этого обеспечить себе большую свободу действий. Однако политика эта себя не оправдывала, и в конечном счете знать духовно-купеческая оказалась для центральной власти не лучше военной аристократии. Во всяком случае, она ей не уступала ни своевольством, ни алчностью. А в перспективе-то именно приближенные факихи предадут последнего правителя уже развалившейся великой державы — аскию Му-хаммеда-Гао, отдав его в руки марокканских завоевателей, тогда как высшие военные чины останутся ему верны до конца и готовы будут продолжать сопротивление (кстати, вовсе еще не бывшее в тот момент безнадежным).

С разного рода мелкотой царская власть еще кое-как справлялась, хотя и не всегда. Но открыто ссориться с аристократией Томбукту и Дженне, в руках которой находилась добрая половина всей внешней торговли державы, — этой роскоши аскии себе позволить не могли. Особенно последние. Вот и пришлось ал-Хаджу II в 80-х годах XVI в. по-корнейше испрашивать у кадия ал-Акиба разрешение на то, чтобы ему, аскии ал-Хаджу II, участвовать в расходах на перестройку мечети Санкорей.

Сила князей духовных заключалась, конечно, не только, да и не столько в их духовном авторитете. В их руках скопились огромные богатства. Мы только что видели, как государи раздаривали им сотни и тысячи душ зависимого населения, порой вместе с местностями, где это население обитало. В начале марокканского вторжения, например, один из множества суданских шерифов владел 297 «домами» зависимого населения. Слово «дом» в тексте «Истории искателя», скорее всего, обозначает патриархальную семью, живущую в одной усадьбе, — речь, следовательно, шла о нескольких тысячах человек. А ведь Мухаммед ибн ал-Касим, которому они принадлежали, вовсе не был самым богатым из шерифов! Притом раздавали не одних только земледельцев, но и ремесленников.

Постепенно (с ходом XVI в. все быстрее) стиралась граница между военно-административными сановниками и высшим мусульманским духовенством, составлявшим на практике единое целое с высшим купечеством: князья духовные превращались одновременно и в светских князей. Но все же сохранялись две области жизни, в которых мусульманское духовенство в истории Сонгай неизменно оказывалось сильнее не только военной аристократии, но и самой царской власти, — внешняя, т.е. транссахарская, торговля и культура. Что касается последней, где власти и в голову не могло прийти не то чтобы оспаривать позиции факихов, а просто самой играть хоть какую-то роль, — то о ней речь впереди. А в торговле у духовенства существовали давние и прочные традиции, оно располагало обширными налаженными связями и немалым опытом. За несколько веков факихи настолько переплелись с купцами, что их порой очень непросто было отличить друг от друга, особенно когда такие, казалось бы, довольно разнородные занятия совмещал один и тот же человек.

Абдаррахман ас-Сади, автор «Истории Судана», с глубоким и искренним уважением относившийся ко всем благочестивым мужам, когда-либо жившим в Томбукту, выделял в числе особо почтенных шерифа Сиди Яхью ат-Таделси (его именем и сегодня называется третья большая мечеть этого некогда процветавшего города). И вот он рассказывает о шерифе историю, которая, пожалуй, современному читателю хроники может показаться довольно ехидной насмешкой над святым мужем — хотя, конечно, сам ас-Сади, человек совсем иной эпохи, почти наверняка не ощущал этого несколько иронического подтекста.

«В начале дела своего, — рассказывает хронист, — Сиди Яхья, да помилует его Аллах Всевышний, воздерживался от торговых дел; впоследствии же он в конце концов ими занялся. И рассказывал он, что до того, как занялся торговлей, видел во сне пророка каждую ночь... Потом стал он его видеть только раз в неделю, затем — раз в месяц и, наконец, — раз в год. Его спросили, что тому причиной. Шейх ответствовал: "Я считаю, что только те торговые дела...". Ему сказали: "Почему же ты их не бросишь?". Он же возразил: "Нет, я не люблю нуждаться в помощи людей!"». Ас-Сади добавляет к этому — и он, вне сомнения, здесь вполне искренен! — такую сентенцию: «Взгляни же, да помилует Аллах нас и тебя, сколь вредоносна торговля...».

Так, впервые в истории Западного Судана в державе аскии ал-Хадж Мухаммеда I и его преемников появился единый господствующий класс, который сумел объединить в своих руках руководство всеми сторонами жизни общества — хозяйственной, военно-политической и идеологической. Восторжествовала — во всяком случае, на уровне этого класса — новая идеология, которая в большей степени соответствовала достигнутому уровню развития производительных сил и производственных отношений. В Сонгайской державе уже восторжествовали феодальные отношения — тоже в их ранней форме; это, конечно, было довольно далеко от привычных наших представлений о европейском феодализме. Но все же открывалась дорога к дальнейшему росту общественного производства на основе форм эксплуатации, близких к крепостничеству. И поэтому мы вправе говорить, что с точки зрения уровня социально-экономической эволюции эта держава оказалась высочайшим достижением народов Западной Африки в доколониальный период.

Несколько слов о цене величия...

Итак, в основе подъема Сонгай до уровня великой державы, неоспоримого гегемона в западносуданской политике, лежали, как не раз уже говорилось, внутренние экономические факторы. Относительно земледелия сказано достаточно много; но XV—XVI вв. увидели и определенный рост местного ремесла, во всяком случае, в количественном отношении.

Собственно, второе великое разделение труда — отделение ремесла от земледелия — началось в Западной Африке довольно давно. Здесь уже в глубокой древности умели обрабатывать разные металлы, в первую очередь железо, что было особенно важно для развития хозяйства. Вы познакомились с такими центрами ремесла, как Дженне-джено, Аудагост, Ниани. А что до гончарного производства, тоже давно известного и повсеместно распространенного в Западном Судане, то, когда в Гао при раскопках были обнаружены фрагменты керамики местного производства, относящиеся к средним векам, их качество оказалось намного лучше того, что выделывают в этом городе современные гончары.

Но больше всего было развито, видимо, текстильное производство. О нем рассказывал еще ал-Бекри. Из описания Томбукту, принадлежащего Льву Африканскому, явствует, что в городе ткачи были весьма многочисленны. А из текста «Истории искателя» следует, что в Томбукту было целых 26 больших портновских мастерских, и в каждой из них под руководством опытного мастера работало от пятидесяти до ста подмастерьев и учеников. Хлопчатые ткани и грубые шерстяные покрывала, изготовленные в Западном Судане, довольно хорошо знали на многих зарубежных рынках, порой очень далеких. Мандингское название таких хлопчатых тканей — биринкан — было подхвачено арабскими купцами из Северной Африки, а от них в форме бугран попало в средневековую французскую литературу. А что касается спроса на местных, африканских, рынках, то интересно вот что: в XV и в начале XVI в. португальцы усиленно скупали в одних районах хлопчатые ткани местного изготовления, с тем чтобы в других местностях той же Западной Африки покупать на них золотой песок.

На высоком уровне сохранялось в сонгайское время и строительство речных судов. Мы говорили уже об этой отрасли ремесленного производства, когда вспоминали рассказ мансы Мусы I об океанской экспедиции его предшественника. А для Сонгай, в котором флот служил не только транспортным, но и важнейшим боевым средством (да и как оно могло быть иначе, учитывая географическую среду, в которой выросло сонгайское общество!), значение судостроения было намного большим, чем в Мали.

Так что с внешней стороны все как будто обстояло благополучно. Но если повнимательнее вчитаться в описания западносуданских рынков, которыми мы обязаны Льву Африканскому, то рано или поздно обращает на себя внимание черта, которая поначалу удивляет, а потом начинает тревожить.

В самом деле, если так развито было текстильное производство, то почему и зачем на рынках крупных городов было столько европейских и варварийских, т.е., проще говоря, североафриканских,тканей? А главное, почему за них платили такие высокие, а подчас и просто бешеные цены? И отчего Лев Африканский подчеркивал именно эту дороговизну? А начав единожды вспоминать, мы дойдем и до рассказов ал-Омари и Ибн Баттуты о том, насколько высоко ценили в Мали парчу и другие высококачественные ткани... Так в чем же было дело?

Беда западноафриканского ремесла заключалась в том, что оно не могло соперничать с европейским или ближневосточным по качеству своих изделий. Поэтому все, что мало-мальски превосходило обычную местную ремесленную продукцию своим качеством, приходилось покупать в Северной Африке или через нее. Ввоз изделий иноземного ремесла в Западный Судан был невелик количественно, но зато сравнительно очень дорог. А значит, и покупать привозные товары могла только верхушка общества.

Но как раз эта-то верхушка не испытывала сколько-нибудь заметного интереса к совершенствованию местного ремесла, к повышению качества его продукции. Рутинная техника сельского хозяйства вполне довольствовалась традиционным уровнем орудий. Военные потребности тоже не подталкивали к качественному улучшению оружия: традиционных его видов сонгайскому воинству было вполне довольно, чтобы справиться с любым противником в Западной Африке.

Только при столкновении с марокканцами стала очевидной роковая роль все той же рутинной техники оружейного ремесла. Что же касается закупки предметов роскоши извне, то для этого социальные верхи Сонгайской державы располагали огромными по тем временам возможностями в виде все еще крупных (несмотря на отток части добычи в европейские фактории на побережье океана) запасов золота и большого числа невольников на продажу. Причем как раз в связи с некоторым перераспределением поступлений золота рабы приобрели особую важность как статья экспорта. А уж добыча их не представляла никаких затруднений: существовали и многовековые традиции охоты за людьми, и подавляющее военное превосходство, до поры до времени гарантировавшее сонгайской знати безнаказанность при такого рода охоте. Ну, а каковы были масштабы этого промысла, мы можем увидеть по сообщениям хронистов, да и по рассказу все того же Льва Африканского, особенно если их сопоставить.

Так вот, в «Истории искателя» рассказывается, как аския Дауд даровал однажды свободу группе зависимых людей и обратил сугубое внимание своих сыновей на необходимость это его, Дауда, повеление строго соблюдать (что уже само по себе, мягко говоря, симптоматично). Царевичи выслушали родителя с должным почтением, а потом старший из них заверил государя, что запрет на повторное порабощение только что освобожденных нарушаться не будет. А в заключение добавил: «Вот, это Сулейман, брат наш, который младший из нас годами. Если ты примешь решение послать отряд в какую-нибудь область страны неверующих, то он не проведет в разлуке с тобою и этой ночи, как захватит добычей десять тысяч невольников или больше». Можно, конечно, усомниться в конкретной цифре, но ведь в целом-то и смысл заявления вполне очевиден, да и масштабы явления тоже...

Любой поход завершался пригоном на рынки полона, который считали многими сотнями, а то и тысячами. После особо «успешных» операций на эти рынки «выбрасывались» такие количества живого товара, которые сразу же сбивали на него цену. Причем то были не разовые колебания конъюнктуры, а долговременная и прочная тенденция.

Вот мы видим у Льва Африканского рассказ о том, как в Гао «в базарный день продаются бесчисленные рабы, как мужчины, так и женщины. И девица пятнадцати лет продается за шесть дукатов, и за столько же — юноша». Это — середина второго десятилетия XVI в. Проходит два десятка лет, и после очередного похода аскии Исмаила, сына ал-Хадж Мухаммеда I, в область Гурма (т.е. на правобережье Нигера к юго-западу от Денди) цена взрослого раба на рынке в том же Гао составляет всего 300 раковин-каури[33], рассказывает нам «История Судана».

Попробуем сравнить эти цены. Лев Африканский поясняет: «Раковины, коих четыре сотни оцениваются в дукат. Шесть и две трети их дуката составляют римскую унцию». Путешественник явно имеет в виду не венецианские дукаты, а североафриканские динары, золотой вес которых был примерно на четверть больше. Но важно в данном случае не столько значение золотого эквивалента каури, сколько то, что цена невольника упала ровно в восемь раз. И если бы еще это ограничивалось одним только правлением Исмаила! Нет, и шестьдесят лет спустя, уже после краха Сонгайской державу, когда в долине среднего Нигера хозяйничают марокканцы, женщины и дети, взятые полоном после карательных экспедиций, продаются в Томбукту за 200—400 каури. И характернее всего, что Ибн ал-Мухтар Гомбеле на последних страницах «Истории искателя» как бы специально подчеркивает: стрелки-де, т.е. марокканцы, «не хватали своими руками ни единого человека помимо тех, кого к ним пригоняли руки аскиев и господ страны». Под аскиями здесь имеются в виду марионеточные правители, сидевшие в Томбукту под присмотром марокканских пашей. Иными словами, новые хозяева успешно использовали опыт, накопленный предшественниками, не вмешиваясь сами в его конкретную реализацию.

Так что в конечном счете и для ремесленного производства в Западном Судане, как и для его сельского хозяйства, экспортная транссахарская торговля способствовала застою, а никак не процветанию. И те цифры, что приводят Лев Африканский и авторы «Истории искателя», говорят только о количественном росте ремесла. Этот рост был вызван некоторым общим оживлением хозяйственной жизни в первые десятилетия правления второй сонгайской династии и частичным увеличением спроса на продукцию ремесла. Но его было явно недостаточно, чтобы ускорить технический прогресс местного, суданского ремесленного производства. А пускаться вдогонку за Европой, которой Великие географические открытия и первоначальное накопление капитала дали небывалый стимул к ускорению темпов развития, и вовсе было безнадежно (да никто и не пытался). А при отсутствии потребности в решительном ускорении роста ремесла последнее в Западном Судане неминуемо обрекалось на застой. И, следовательно, дело шло к быстрому расширению той трещины, которая уже существовала в уровнях развития между Суданом и европейским миром, включая и быстро отстававшее теперь от Северо-Западной Европы Средиземноморье, к превращению этой трещины в настоящую пропасть.

Несколько по-иному обстояло дело в области культуры, хотя и в этой сфере все в конце концов завершилось застоем, причем в каком-то смысле даже еще более глубоким, чем в общественном производстве, потому что сохранился он чуть ли не до наших дней. Впрочем, в данном случае особенно важно с самого начала четко определить те понятия, какими мы оперируем.

И поэтому следует все время иметь в виду два обстоятельства. Первое — это то, что в научной, а особенно в популярной литературе сложилась устойчивая традиция: говоря о культуре Сонгай, иметь в виду, по существу, только письменную, т.е. мусульманскую, культуру, пользовавшуюся арабским языком. Традиционная доисламская культура при этом как бы молчаливо выносится за скобки, хотя бы уже потому, что, как говорилось еще в самом начале книги, запись ее устных памятников еще далека от завершения. И второе: при описании и оценке этой мусульманской культуры очень часто столь же молчаливо ставят знак равенства между понятиями «Западный Судан» и «Томбукту» (изредка добавляя к последнему Дженне и уж совсем редко — Гао), но ведь положение в этих городах и на неоглядных пространствах окружающих их областей было очень и очень разным. Вспомните хотя бы все того же Льва Африканского: «и на пространстве в сто миль с трудом можно найти одного, который бы умел писать или читать».

Но мы не будем отступать от сложившейся традиции, и дальше речь пойдет именно о мусульманской культуре больших городов. Потому что при всех необходимых ограничениях и оговорках она все же сама по себе представляла достаточно яркое явление. И потому еще, что более пристальный взгляд на нее поможет многое понять в социальной психологии духовно-торговой верхушки этих городов, да и в немалой степени в ее поведении — до появления в долине Нигера марокканского экспедиционного корпуса, во время завоевания им владений бывшей Сонгайской державы и после установления здесь чужеземного владычества.

Конечно, ислам и неразрывно с ним связанные арабский язык и арабская письменность способствовали приобщению Западного Судана к средиземноморской культуре. И действительно, мусульманская культура, как ее обычно, хоть и не вполне точно, называют, достигла в Сонгайской державе, в таких городских центрах, как Дженне, Гао и особенно Томбукту, блестящего расцвета. И в этот расцвет достойный вклад внесли местные уроженцы. Об этом очень недвусмысленно рассказывает ас-Сади. Некий факих Сиди Абдаррахман ат-Темими, которого манса Муса I привез с собой с Востока, имея в виду с его помощью поднять уровень преподавания в мечети Санкорей, поселился было в Томбукту. Но тут он сразу же обнаружил довольно неприятное для себя обстоятельство: в городе и при мечети оказалось множество «суданских факихов» — другими словами, местных африканцев, которые намного его, Сиди Абдаррахмана, превосходили знаниями. Приезжему пришлось отправиться в Фес и там доучиваться. Лишь после этого он смог, возвратясь в Томбукту, не ударить лицом в грязь перед здешними собратьями.

История с Сиди Абдаррахманом ат-Темими относится еще к XIV в. Полного же размаха культурная жизнь в Томбукту и Дженне достигла уже в XVI в., во времена второй сон-гайской династии. Автор «Истории Судана» посвятил специальные главы своего труда жизнеописаниям виднейших факихов Дженне и Томбукту. Таких жизнеописаний он приводит около полусотни, и, взятые вместе, они рисуют нам достаточно выразительный социальный портрет культурной элиты, которая была гордостью Томбукту, да в определенной мере и всего западноафриканского ислама.

Элиту эту составляли в значительной степени люди, отличавшиеся сравнительно широким по тогдашним стандартам образованием. Оно было для них предметом гордости. И столь же горды они были своей принадлежностью к корпорации ученых. Эти гордость и корпоративный дух передавались из поколения в поколение. Вчитываясь в текст «Истории Судана», видишь, как складывались настоящие династии

ученых.

На первом месте среди таких династий стояло, пожалуй, семейство, а вернее — ученый клан потомков Мухаммеда Акита. Он оказывается в хрониках на переднем плане, потому что Махмуд ибн Омар и три его сына почти столетие занимали в Томбукту должность кадия. Но к этому же клану принадлежало немало других прославившихся своей ученостью факихов. Из него же вышел и самый крупный ученый Томбукуу, пользовавшийся большой известностью не только в Судане, но и в Северной Африке и в Египте, — Ахмед Баба, автор множества сочинений по богословию, правоведению, грамматике, исторической биографии. Создание «Истории Судана» первые европейские исследователи, познакомившиеся с этим трудом, тоже приписывали Ахмеду Баба. А когда в 60-х годах нашего столетия в ходе подготовки восьмитомной «Всеобщей истории Африки», изданной ЮНЕСКО, в Томбукту был создан Центр по сбору и изучению арабских рукописных материалов, он получил по предложению ученых из разных стран мира имя Ахмеда Баба.

К таким же династиям принадлежали и авторы всех хроник Томбукту. Они обучались здесь же, в этом городе, где у многих семей существовали целые библиотеки, — вспомните опять-таки Льва Африканского: «Там продается также много рукописных книг, каковые привозят из Варварии; и от них получают более дохода, нежели от прочих товаров». Порой остатки этих собраний дожили до наших дней. В Томбукту учились сотни талибов — в буквальном переводе с арабского это слово означает «ищущий» (подразумевается: ищущий знания), — которые затем несли ислам в самые отдаленные уголки Судана. Одним словом, усилия нескольких поколений факихов, происходивших и из арабо-берберских племен Южной Сахары, и из негрского населения, издавна жившего в большой излучине Нигера и в его внутренней дельте, сделали город одним из главных центров мусульманской учености на крайнем западе мира ислама. И пусть даже не стоит верить легенде об «университете Санкорей», созданной девяносто лет назад французским журналистом Феликсом Дюбуа, — Томбукту не тягаться было с Каиром или Багдадом, — но ни одному из современных ему городов Марокко Томбукту как центр распространения этой учености не уступал. И это было бесспорной заслугой его культурной элиты.

Такова   одна   сторона  ее   портрета.   Но  есть  и  другая.

Уже не единожды сталкивались мы в этой книге с оппозицией верхушки факихов и купечества Томбукту царской власти в Гао. Говорилось и о материальной основе такой оппозиции — положении этой верхушки в торговле. Виднейшие династии факихов были очень богаты. Например, об одном из них, принадлежавшем, кстати, все к тому же клану потомков Мухаммеда Акита, хронист сообщает, что тот-де

просто «не ведал размеров своего состояния». Сын кадия Махмуда ибн Омара и сам в будущем кадий Томбукту — Мухаммед — в день своего рождения получил, так сказать, «на зубок» от аскии ал-Хадж Мухаммеда тысячу мискалей золота. Число таких примеров легко умножить. Богатство давало духовно-купеческой знати ощущение независимости. А в сочетании с только что упоминавшимся корпоративным духом это порождало у нее глубочайший классовый эгоизм. Он определял все ее поведение и в лучшие времена Сонгайской державы, и в ее трагические последние дни.

Некоторые африканские историки пытались доказывать, будто во время марокканского завоевания и после него мусульманская интеллигенция (это определение принадлежит одному из них) Томбукту была-де носительницей некоего «духа национального сопротивления» захватчикам с севера. Увы, трезвый анализ материала источников свидетельствует о другом: интеллигенция эта никогда, ни при каких обстоятельствах ни о ком и ни о чем, кроме интересов и выгод собственной корпорации, не заботилась и ни о чем, кроме их защиты, не помышляла. И естественно поэтому — защищая свое положение, привилегии и богатства, — пришла она в столкновение с марокканцами, которые быстро и круто поставили факихов на то место, какое тем, по мнению новых хозяев города, надлежало занимать. А сонгайскую администрацию эти факихи предали бесповоротно с самого начала военных действий, рассчитывая в конце концов с марокканцами договориться. Не получилось — но то была уже не вина, а беда мусульманской элиты крупных городов.

Вернемся теперь к суждениям о расцвете культуры. Конечно, уже одно то, что в Томбукту могли быть написаны в XVII и XVIII вв. серьезные исторические сочинения, что здесь работал деятель такого масштаба, как Ахмед Баба, показывает, что уровень развития мусульманской учености в этом городе был не ниже, чем в Марокко того же времени. Все это так.

Беда только в том, что для арабской культуры в целом и XV, и XVI, и последующие века вплоть до XIX были уже временем упадка. Литература ограничивалась в большинстве случаев перепевом классических образцов, юристы и богословы старательно комментировали труды своих именитых предшественников — а живого движения мысли почти не наблюдалось. А в Марокко к тому же установилась еще и обстановка фанатической нетерпимости ко всему, что хоть как-то выходило за рамки маликитских канонов многовековой давности. Западносуданская же мусульманская ученость была в первую очередь отражением того, что в этой области происходило в Марракеше или в Фесе.

В этом смысле, пожалуй, в самую пору задуматься: почему, собственно, аския ал-Хадж Мухаммед I старательно консультировался по правовым вопросам у египетских законоведов, обходя своих (за исключением только марокканца Абдалке-рима ал-Магили)? А также почему факихи, чей жизненный путь описывает ас-Сади, тоже предпочитали набираться знаний в Египте и священных городах Аравии, но почти никогда не задерживались с этой целью, скажем, в Фесе? Не потому ли, что в Египте в эту пору глубокого упадка арабской культуры все-таки сохранялась в науке еще какая-то живая струя, полностью иссякшая в западной части Северной Африки...

Впрочем, от застоя не спасало и это. Читая жизнеописания ученых мужей в «Истории Судана», можно составить, так сказать, стандартный список сочинений, на которых эти мужи воспитывались. Список окажется сравнительно невелик — примерно восемь десятков богословских, юридических и грамматических сочинений, причем большая их часть — вторичные, комментирующие более ранние труды. И самое, пожалуй, интересное: исследования последних двух десятилетий показали, что и до наших дней этот список почти без изменения служит основой традиционного мусульманского образования во всех странах суданско-сахель-ского пояса Западной Африки (относительно Марокко это было известно и раньше). Едва ли можно ярче и убедительнее показать преобладание застойных тенденций в развитии мусульманской учености в регионе.

Так что на таком фоне достижения мусульманской культуры в больщих городах средневекового Западного Судана, бесспорно, довольно значительные сами по себе, все же выглядят более скромно, чем это себе представляли иные писатели, говоря о «блестящем расцвете» культуры в Дженне и особенно в Томбукту. Но вместе с тем не следует забывать, что культурная жизнь находилась все же в более выигрышном положении, чем хозяйственная. Те условия, которые тормозили прогресс западносуданской экономики, на культуру непосредственно не воздействовали: сложный механизм опо-средования такого воздействия исполнял в известной мере .роль амортизатора, смягчая неблагоприятные последствия. Только поэтому и было в конце концов возможным появление многих небезынтересных сочинений, создававшихся в Западном Судане местными авторами — белыми и черными.

Преемники создателя династии

Устроителю великой Сонгайской державы аскии ал-Хадж Мухаммеду! пришлось на себе испытать некоторые несовершенства созданной им политической системы. К концу жизни он ослеп и превратился в больного, беспомощного старца. Вокруг него почти не оставалось надежных боевых соратников. Самой тяжкой потерей была смерть канфари Омара Комдьяго, младшего брата правителя. Больше четверти века Омар оставался первым помощником аскии. Он управлял государством, пока тот находился в хадже; он заселил огромные территории в западной части внутренней дельты и организовал их хозяйственное освоение; он с неизменным успехом сдерживал нараставший натиск фульбе и, нанеся им жестокое поражение на их собственной земле, в сенегальском Фута, надолго обезопасил западные рубежи Сонгай. А теперь, когда на склоне лет аскии Мухаммеду стало известно, что его сыновья, возглавляемые Мусой, который носил титул аския в качестве высшего военного звания еще при жизни отца-государя, составили заговор, чтобы отстранить отца от власти, опереться ему оказалось не на кого. Правда, ал-Хадж вызвал из Тендирмы преемника Омара Комдьяго на должности канфари — другого своего брата, Яхью. Но заговорщики сумели подстеречь Яхью на прогулке, когда тот был без охраны, и убили его. А после этого, 15 августа 1529 г., во время праздничной молитвы Муса заставил отца отречься от престола и объявить его, Мусу, своим преемником.

Создатели хроники «История искателя», для которых преданность памяти аскии ал-Хадж Мухаммеда I и преклонение перед нею были прочной семейной традицией, очень невысоко оценили личность аскии Мусы. «Царской властью у сонгаев и достоинством их аскии, — читаем мы, — не распоряжался никто более незначительный и низкий, чем он. И, как говорилось, царская власть державы сонгаев была крупнее его и его наглости».

Эти же слова, впрочем, можно было бы приложить к очень многим из тех, кто затем участвовал в династических смутах, сделавшихся в истории Сонгай после смещения ал-Хадж Мухаммеда почти что обыденным явлением. Пример Мусы оказался заразителен: сразу же после захвата власти ему пришлось отбиваться от собственных братьев и кузенов, среди которых почему-то сразу появилось множество желающих последовать его примеру. Поначалу Муса одерживал над ними верх. Но уже в апреле 1531 г. его убили, а власть перешла к племяннику аскии ал-Хаджа — Мухаммеду   Бенкан-Керей, которого молва нарекла прозвищем «Мар-Бенкан».

В переводе это прозвание означает «порвавший узы родства», поясняет хроника Кати—Гомбеле. По этому поводу в тексте приведена такая легенда. Когда Мухаммед Бенкан-Керей родился— это случилось еще в царствование сонни Али, — он своим громким плачем потревожил грозного царя. Тот призвал аскию Мухаммеда и отца ребенка — будущего канфари Омара Комдьяго, и повелел им убить мальчика, родившегося той ночью в их покоях и притом родившегося со всеми зубами во рту (не забывайте, что Али был «великим колдуном», отсюда и его осведомленность об отличительных особенностях новорожденного). Братья стали упрашивать государя оставить мальчика в живых. Али в конечном счете дал себя уговорить, но сказал при этом, обращаясь к старшему из братьев: «Поистине это ребенок жалкий и беспутный. Однако я его оставлю в живых, но ущерб понесешь ты, Мухаммед... только ты! И ты еще увидишь, что он принесет тебе и детям твоим...».

Хронист полагал, что предсказание сонни Али сбылось полностью: ведь именно Мухаммед Бенкан-Керей действительно сослал бывшего аскию ал-Хадж Мухаммеда на пустынный остров неподалеку от Гао. Хотя Муса, даже выдворив отца из царской резиденции и отобрав у него всех его жен и наложниц, которых оставил себе (создателей «Истории искателя» это особенно возмущало), тем не менее разрешил ему оставаться в городе. На острове ал-Хаджу и пришлось провести все шесть с лишним лет царствования Мухаммеда Мар-Бенкан. Лишь когда Исмаил, сын ал-Хадж Мухаммеда, в 1537 г. восстал против двоюродного братца и сверг его, основатель династии был возвращен из ссылки в Гао, где вскоре и умер.

После короткого царствования Исмаила и девятилетнего правления его брата, аскии Исхака! (1540—1549), который ничем, кроме благочестия, да еще, пожалуй, «крутого нрава», по определению Абдаррахмана ас-Сади, не прославился, на престол вступил еще один из сыновей ал-Хадж Мухаммеда I — аския Дауд. Обстоятельства его прихода к власти в хронике Кати—Гомбеле изложены несколько туманно: Исхак-де назначил было преемником своего сына, «но люди Сонгай согласились только на аскию Дауда». Кого следует видеть здесь под этой формулой «люди Сонгай»? Конечно, не рядовое население, а как раз ту военную аристократию, о которой не раз шла у нас речь и которая, собственно, и дала название и государству, и, затем уже, существующему в наши дни народу. Иначе говоря, Дауд просто захватил престол аскиев с согласия военной верхушки. Но правление его, бесспорно, оказалось апогеем державы, которую создали сонни Али и аския ал-Хадж Мухаммед I.

И современники, и люди последующих поколений очень хорошо понимали это. Вот как отзывается о царствовании Дауда «История искателя», написанная людьми очень осведомленными, имевшими доступ ко многим источникам информации и располагавшими, так сказать, базой для сравнения. «Этот мир ему споспешествовал: он получил то, чего желал из власти и главенства, и к нему пришли обширные мирские богатства. Он следовал за своим отцом, аскией Мухаммедом, и братьями своими: они посеяли для него, он же собрал урожай; они выровняли землю, Дауд же пришел и на ней спал. И не было в стране ат-Текрур... того, кто поднял бы руку; и нашел он их в день восшествия на престол покорными послушными рабами».

Собственно говоря, аскии даже не было особой нужды совершать завоевательные походы: никому не приходило в голову оспаривать его политическое и военное первенство в Западном Судане. И цели его военных экспедиций были главным образом чисто хищническими: захват рабов и прочих богатств у более слабых соседей. Эти захваты сопровождались в самой Сонгайской державе раздачей огромных масс полоняников — без земли и с землей. Больше всего таких даров получала верхушка факихов (царевичи, располагая военной силой, могли в этом отношении позаботиться о себе сами). Пожалуй, щедростью к мусульманской верхушке аския Дауд превзошел даже своего рддителя, ал-Хадж Мухаммеда I.

Немудрено, что «История искателя» восторженно оценивает и добродетели аскии, и его благоговение перед факихами. Кстати, сами члены клана Кати не стеснялись не только пользоваться милостями государя, но и просто выпрашивать их у него. Именно так обстояло дело с пожалованием альфе Кати имения Дьянгадья с рабами и надсмотрщиком-фанфой при них; рабов, прайда, было всего тринадцать, но, надо полагать, это было не единственное проявление царского благоволения к приближенному. Притом имение-то пришлось отобрать у очень важного сановника— кабара-фармы, наместника гавани Томбукту. «Из-за этого,— комментирует хронист,— альфа поссорился с кабара-фармой Алу». Как было после этого потомкам Махмуда Кати не говорить о «славных свойствах и прекрасном поведении» аскии Дауда!

Конечно, кроме религиозного чувства и благочестия — ведь эту причину никогда нельзя сбрасывать со счетов, когда имеешь дело с людьми средневековья, будь то в Африке, на Ближнем Востоке или в Европе, — Даудом руководил и трезвый политический расчет. Он старался еще больше укрепить одну из социальных опор своей власти— союз с мусульманским духовенством. При этом государе Сонгай не знало никаких серьезных внутренних неприятностей— ни усобиц, ни восстаний местных правителей.

Впрочем, Дауд, по-видимому, и в самом деле был личностью незаурядной по тем временам. Он единственный из сонгайских царей, о котором сообщается, что он обучался Корану и другим мусульманским дисциплинам. Он первый устроил при дворе книгохранилище и держал переписчиков, которые для него переписывали книги.

Наследникам своим Дауд оставил на первый взгляд сильное и процветающее государство. Но его блестящее правление не могло преодолеть коренных, органических пороков., социальной и политической организации державы аскиев.

Это проявилось сразу же после смерти Дауда: сам он попытался было сделать преемником своего сына Мухаммеда-Бани, но власть захватил другой его сын, правивший под именем аскии ал-Хадж Мухаммеда II. Царствование ал-Хаджа продолжалось всего три года с небольшим, с августа 1583 по декабрь 1586г., и не отмечено было ничем особо примечательным, кроме разве склоки, вспыхнувшей внутри верхушки факихов Томбукту из-за должности кадия, которая освободилась после смерти Акиба— второго сына кадия Махмуда ибн Омара. Любопытно, что аския старался как можно дольше оставаться в стороне от этой истории. Только под сильным, очень сильным нажимом назначил он в Томбукту нового судью: Омара, третьего из сыновей все того же Махмуда ибн Омара, который еще в правление основателя второй династии претендовал на всю полноту власти в городе.

В самом конце 1586г. царевичу Мухаммеду-Бани все-таки удалось наконец свергнуть аскию ал-Хаджа II и провозгласить аскией себя. Но его царствование оказалось еще короче — меньше полутора лет. Зато именно в его время вспыхнула самая крупная из всех междоусобных войн, какие знала история Сонгайской державы.

Она началась ссорой между наместником Кабары, тем самым кабара-фармой Алу, у которого отобрали имение для передачи альфе Кати, и Садиком, сыном аскии Дауда, занимавшим второй после канфари пост в государстве— баламы, наместника и командующего войсками в центральной части страны. Вернее всего, ссора послужила только поводом для выступления баламы Садика против брата-аскии. Балама собрал войско и после неудавшейся попытки привлечь на свою сторону еще одного из сыновей Дауда— канфари Салиха— двинулся на Гао. Ас кия Мухаммед-Бани выступил ему навстречу, но неожиданно умер в походе еще до столкновения с противником.

Встретиться с мятежниками в поле, нанести им поражение и закончить войну пришлось уже новому аскии— Исхаку II, тоже сыну аскии Дауда. Его матерью была вольноотпущенница, поэтому царевичем Исхак носил прозвище дьогорани: так звучал в сонгайской передаче знакомый уже нам мандингский термин дьонгорон — «вольноотпущенник». Кстати, аскией Исхак стал, тоже только подавив в зародыше заговор других царевичей, вовсе не желавших видеть его государем.

К апрелю 1588г. усобица была ликвидирована. Но она сильно подорвала мощь державы, и сказалось это уже очень скоро, в начале 1591 г., когда Исхаку II пришлось встретиться с куда более сильным и опасным врагом, чем балама Садик: с марокканским экспедиционным корпусом паши Джудара.

«История искателя» в общем весьма одобрительно отзывается о личности нового аскии: Исхак-де «был благороден, добр, щедр и приятен лицом». Конечно, насчет доброты можно было бы и поспорить, прочитав в той же хронике описание крутой расправы Исхака с участниками заговора, о котором только что говорилось. Но в конце концов и аския, и Ибн ал-Мухтар Гомбеле были людьми своего времени, их представления о доброте вовсе не обязательно должны совпадать с нашими... Но вот царствование Исхака хронист оценил совсем по-другому, чем самого аскию. «Исхак, — читаем мы, — пробыл у власти три года. В его дни обнаружился упадок их державы, и стали очевидными в ней смута и потрясение».

Сонгай в большом мире: гроза с севера

Мы подходим к завершающему этапу истории Сонгайской державы — ее падению под натиском марокканских завоевателей. Поход паши Джудара, решивший судьбу Сонгай, имел свою предысторию. На протяжении всего XVI в. отношения между сонгаями и Марокко были полны кризисов, политических и экономических, и конфликтных ситуаций. Поводов для этого оказывалось предостаточно, хотя на первый план в источниках обычно выступает вопрос о том, кому распоряжаться соляными копями в Сахаре — саадидскому султану или сонгайскому аскии. Ведь соляная торговля продолжала быть важнейшим источником для царской казны, а в средствах этих, т.е. в конечном счете в суданском золоте, весьма нуждались что в Гао, что в Марракеше. Исследования последних лет все чаще обращают внимание, однако, на некое фундаментальное сходство в социально-экономических структурах обоих государств. И в Сонгай, и в Марокко самодержавная власть правителя утверждалась в постоянной борьбе с населением, которое в большой своей части только считалось покоренным; и там и тут это влекло за собой бесконечные карательные походы; и одновременно по обе стороны Сахары постоянно усиливался нажим на разные группы населения со стороны царской казны. И, кстати, эти «опоры власти» пережили и шерифскую династию Саадидов, и династию, созданную в Судане Мухаммедом Туре.

Как бы то ни было, на протяжении почти полувека на авансцене сахареко-суданской «большой политики» оставалась все же именно соль. Мы не раз уже говорили, что главным источником ее для Западного Судана были копи Те-газзы. Тот, кто держал их в руках, мог практически держать в руках и всю золотую торговлю с Западной Африкой. По обе стороны Сахары это прекрасно понимали. Но до начала XVI в. Тегазза оставалась подчинена кочевникам-месуфа, тем самым, о которых Ибн Хаукал писал еще в X в. Только после создания великой Сонгайской державы кочевникам пришлось потесниться и признать верховную власть аскии. Так, с правления ал-Хадж Мухаммеда I цари Гао сделались хозяевами соляных копей.

Саадидские султаны Марокко тоже попробовали проявить активный интерес к Тегаззе. В 1546 г. султан Мухаммед аш-Шейх обратился к аскии Исхаку I с предложением уступить ему соляные копи. Как рассказывает Абдаррахман ас-Сади, аския холодно ответил, что он — не тот Исхак, который станет выслушивать подобные предложения: такой-де Исхак еще не родился на свет. И в подтверждение такого недвусмысленного ответа повелел своим туарегским вассалам отправить двухтысячный отряд пограбить пограничную южную провинцию Марокко, Дра. Только десять лет спустя марокканцы смогли ответить на эту обиду. Посланный в Тегаззу отряд добился «внушительного» успеха: были убиты сонгайскиЙ управитель коней и селения и несколько туарегов, занимавшихся погрузкой соли. После этого марокканцы ушли назад. И в соляных делах больше чем на десять лет наступило полное затишье. Правителям Марокко было не до сахарской торговли.

И здесь перед нами предстает та решающая роль, которая в сонгайско-марокканских отношениях принадлежала внешнеполитической обстановке в масштабе всего Средиземноморья; ведь Западный, да и Центральный Судан были неотъемлемой частью того сложного комплекса отношений, который сформировался в этом регионе в течение нескольких столетий. А комплекс этот создавался действиями многих участников — испанцев, португальцев, турок (притом как в Стамбуле, так и в Алжире), хаусанских правителей княжества Кебби (тех самых, что носили титул канта) и других городов-государств и, конечно же, кочевых племен Сахары, туарегов и арабов. Именно запутанное переплетение их действий определяло поведение правителей Марокко, для которых в конечном счете экспансия в южном направлении оказалась чуть ли не условием выживания: ведь у них в отличие от испанцев и португальцев не было заморских владений, откуда в Европу с начала XVI в. непрерывным потоком поступали драгоценные металлы!

Большая часть XVI столетия ушла у марокканцев на то, чтобы отстоять независимость страны перед лицом двух очень грозных противников — турок и португальцев. Турки к середине века подчинили себе всю Северную Африку и стояли у границ Марокко на востоке. Португальцы упорно пытались покорить страну, продвигаясь в глубь нее от захваченных гаваней на побережьях Атлантики и Средиземного моря. Правда, Саадидам удалось получить военную помощь от турецких наместников в Алжире против португальцев. Однако турецкой опасности это не умаляло. Тем более что как шерифская династия Саа-диды претендовали на сан халифа — османские же султаны в Стамбуле, сами принявшие этот титул после завоевания Египта в 1517 г. и ликвидации марионеточного халифата каирских Аббасидов, отнюдь не скрывали своего неудовольствия по поводу саадидских притязаний.

Только блестящая победа над португальцами при Эль-Ксар эль-Кебире в 1578 г. и последовавшее за нею объединение Марокко под властью молодого султана Мулай Ахмеда, принявшего почетный титул ал-Мансур — «Победоносный», достаточно прочно обеспечили стране внешнюю безопасность, включая и безопасность от турок. Дело в том, что при Эль-Ксар эль-Кебире погиб бездетный португальский король Себастьян, и в 1580 г. испанская армия под предводительством известного герцога Альбы присоединила его владения к владениям Филиппа II. Теперь Испания могла служить для Мулай Ахмеда противовесом против турок, а самой Испании султан мог не опасаться: слишком уж глубоко испанцы увязли в Нидерландах, а уж после гибели Великой армады в 1588 г. им и вовсе было не до Марокко. Правда, так сказать, на всякий случай Мулай Ахмед усердно укреплял дружественные отношения с Англией — самым опасным из противников Испании в тот период. Но, так или. иначе, теперь в Марракеше могли заняться суданскими делами.

А было это, на взгляд марокканских верхов, совершенно необходимо. Страна была разорена непрерывными войнами в течение десятилетий, да и внешняя угроза вовсе не была устранена окончательно. Султан собирался модернизировать свое войско, перевооружить его огнестрельным оружием, а для этого надо было торговать с Европой. Главную ставку в этом отношении ал-Мансур как раз и делал на Англию; недаром он счел необходимым специальным посланием уведомить королеву Елизавету I об успехе экспедиции в Судан.

Но как раз к 80-м годам XVI в. произошло заметное падение значения западносахарского караванного пути в торговле с Суданом. Во-первых, немалая доля западноафриканского золота уходила теперь к европейским факториям на побережье; а во-вторых, сонгайские государи, начиная с аскии Дауда, сумели переориентировать почти весь оставшийся поток желтого металла на восточный путь. И золото утекло в Триполи и в Египет, т.е. в конечном счете в турецкие руки. Ал-Мансур попробовал было начать действовать традиционным способом — перехватывая торговые пути; но это явно было ему не по силам: пришлось бы столкнуться и с турками, и с находившимся именно в это время на вершине могущества центральносуданским царством Борну. А союз с Борну нужен был марокканцам, чтобы оставить Сонгайскую державу в международной изоляции, и им это удалось. Дело определенно чтло к тому, чтобы попытаться захватить в свои руки истоки золотой торговли. Но еще до того как решение об этом было принято, марокканцы вновь обратили свое внимание на сахарские соляные копи в Тегаззе.

Первая попытка захватить Тегаззу успеха не принесла: черные невольники-горняки сбежали еще до появления марокканского отряда, и победа оказалась бесплодной: добывать соль все равно было некому. Тем временем аския Дауд, строжайше запретивший своим подданным возвращаться в Тегаззу, открыл на полпути из нее в Томбукту — в Таоденни — новые соляные разработки. Позднее сонгаи все же мало-помалу вернулись к добыче на соляных месторождениях в Тегаззе, но и на этот раз аския — теперь уже ал-Хадж Мухаммед II — наотрез отказался выполнить требование ал-Мансура об уплате тому пошлины в размере одного мискаля золота за каждый вьюк соли.

В середине 80-х годов у Мулай еще не было возможности сразу же предпринять крупномасштабную военную акцию. Поэтому до 1589 г. ничто не изменилось. Но в столице султана все больше убеждались: нельзя стать хозяевами торговли суданским золотом, пока в Судане существует сильное сонгайское государство. К тому же Мулай Ахмед был неплохо осведомлен о смутах в Сонгаи после низложения ал-Хадж Мухаммеда II, смутах, ослаблявших некогда непобедимую Сонгайскую державу. Да и техническая слабость сонгайского войска в сравнении с марокканским, которое располагало огнестрельным оружием, тоже не составляла для него тайны. Так постепенно вызревала мысль: попробовать разгромить сонгайское государство или, на худой конец, превратить его в своего вассала — и тем самым стать безраздельным хозяином суданского золота.

В 1589 г. отыскался и повод для вторжения. Некий авантюрист по имени Улд Киринфил, сосланный Исхаком II в Тегаззу, сбежал в Марракеш, объявил себя там братом аскии, притом старшим братом, которого тот будто бы отстранил от власти, и обратился к султану Мулай Ахмеду за помощью. Конечно же, и сам султан, и его советники превосходно понимали, что имеют дело с самозванцем. Но это их не остановило, как не остановили подобного рода «мелочи» и польского короля Сигизмунда III него окружение полтора десятка лет спустя, когда они «признавали» в Кракове беглого монаха сыном Ивана IV — уж слишком удобен был представившийся случай! Началась срочная подготовка военной экспедиции через Сахару.

Мухаммед ал-Ифрани, марокканский историк XVIII в., сохранил нам не лишенный интереса рассказ о том, как в совете ал-Мансура обсуждались, так сказать, пропагандистские мотивировки предстоявшего похода на Сонгаи. Поначалу выдвинуты были здесь три довода. Прежде всего, все участники совета исходили из того, что династия аскиев — родом из берберов-зенага (санхаджа); такая версия их генеалогии действительно существовала и даже отражена в «Истории искателя» как один из возможных вариантов. А так как в Марокко эти берберы были подданными Саадидов, дальнейшее подразумевалось само собой... Во-вторых, султан заявил, что-де аския ал-Хадж Мухаммед I получил от каирского Аббасида не самый сан халифа, а только право осуществлять власть в Судане от имени этого самого Аббасида; на соляные же копи, например, такое право не распространяется. Ну, а в-третьих, ал-Мансур полагал, что аскии — главное, Исхак II, с которым предстояло иметь дело, — недостаточно ревностно боролись за веру. При всем почтении к властителю советники восприняли эти доводы без особого энтузиазма. И тогда Мулай Ахмед без обиняков выложил им главное: поход в Судан и выгоднее, и безопаснее, чем война с турками из-за Ифрикии (т.е. Алжира и Туниса). Вот такой аргумент устроил всех и оказался решающим.

Крах

Марокканские администраторы ясно представляли себе, с какими трудностями будет сопряжен переход через великую пустыню. Такая операция требовала тщательнейшей подготовки. И надо отдать должное организаторским способностям и самого Мулай Ахмеда, и его помощников: экспедиционный корпус был укомплектован лучшими солдатами, получил лучшее снаряжение, каким только могло его снабдить правительство — специально для этой цели делались крупные закупки за границей. И притом всю эту подготовку сумели провести с максимальным сохранением тайны.

К октябрю 1590 г. корпус был сформирован. Его составили 4 тысячи солдат — 2000 пеших и 500 конных аркебузиров и 1500 человек легкой конницы, вооруженной только копьями, — с шестью пушками. Его сопровождали 600 землекопов и тысяча погонщиков вьючных животных. Самое, пожалуй, интересное, что почти все аркебузиры были не марокканцами, а либо бывшими христианами, принявшими ислам, которых в Испании именовали ренегадос, либо же мусульманами, эмигрировавшими из Испании, где в эти годы с особой силой разыгралась католическая реакция; их так и называли «андалусцами». А кроме них в состав экспедиционного корпуса входили еще несколько десятков аркебузиров-христиан — те из пленников, взятых при Эль-Ксар эль-Кебире, кто был слишком беден, чтобы из плена выкупиться. Во главе экспедиции султан поставил евнуха Джудара — тоже испанца родом, захваченного в плен еще ребенком, с турецким по происхождению титулом паши.

Вот такое преобладание испанцев оставило, кстати, любопытный след в «Истории Судана». В тексте хроники вдруг появляются двойные датировки — по мусульманскому и по европейскому календарям. Причем европейский календарь здесь юлианский и отстает от нашего на десять дней. Марокканские наемники явно не были осведомлены о реформе календаря, которую в 1582 г. провел папа Григорий XIII.

В последних числах октября 1590 г. воинство Джудара выступило из пограничной области Дра и углубилось в пустыню. А через четыре месяца, в начале марта 1591 г., марокканцы вышли к Нигеру и появились в окрестностях Гао.

Решающее сражение произошло возле селения Тондиби, в пятидесяти с небольшим километрах к северу от Гао. Сон-гайское войско было разгромлено наголову, хотя Джудар после труднейшего перехода через Сахару мог выставить против него всего тысячу человек, а у аскии Исхака II одной конницы было 18 тысяч. Сказалось решающее военно-техническое преимущество марокканцев: огнестрельное оружие, которого в Западном Судане не знали. Так выявился один из главных результатов общей экономической отсталости Западного Судана, в особенности — отсталости его ремесла: военная слабость огромной Сонгайской державы, оказавшейся колоссом на глиняных ногах. Войско аскиев вполне годилось для того, чтобы держать в страхе слабых соседей, чтобы успешно справляться с многочисленными походами за полоном. Но первое же столкновение с настоящим, хорошо организованным, вооруженным и обученным противником дало совершенно катастрофический результат.

Аския Исхак II с остатками войска бежал на юг. Марокканцы, измотанные переходом через пустыню, не преследовали его. Отойдя на приличное расстояние от них, аския остановился, отрядил навстречу врагам тысячу всадников во главе со своим братом, баламой Мухаммедом-Гао, и приказал им нападать на марокканцев повсюду, где они их встретят. Но вместо этого Мухаммед-Гао, удалившись от лагеря аскии на два перехода, предпочел провозгласить царем самого себя.

Исхак не обнаружил ни удивления, ни возмущения, ни желания покарать узурпатора. Когда до него дошла весть о том, что брат провозглашен аскией, он попросту снялся с лагеря и с небольшим отрядом преданных людей отправился в Гурму. Перед этим сопровождавшие его сановники во главе с хи-коем, начальником царского флота, отобрали у аскии все царские знамена, барабаны и большую часть лошадей: все эти вещи, заявили они, не принадлежат какому-либо одному правителю, но составляют собственность государства. Хотели у него отобрать и сына на этом же основании, но здесь уж Исхак решительно воспротивился, и в конце концов его оставили в покое. После этого бывший государь явился в Гурму и там через несколько дней был обманным путем убит вместе со всеми своими спутниками. В пору своего могущества Исхак не раз хаживал в Гурму с карательными экспедициями, а то и просто поохотиться за рабами. Теперь тамошние жители не преминули свести с ним счеты.

Что касается нового аскии, Мухаммеда-Гао, сына аскии Дауда, то любопытная оценка его моральных достоинств содержится в «Истории искателя». Текст гласит, что однажды ал-Хадж Мухаммед II, сидя в своем совете, предрек, что к нему вот-вот войдет кто-то из его братьев, которому суждено-де быть последним царем династии и чье царствование продлится всего сорок один день, причем «гибель нашего племени сонгаев будет при его посредстве». Вошедшим оказался Мухаммед-Гао и на вопрос аскии, пожелал ли бы он царской власти всего на сорок один день и такой ценой, после недолгого колебания ответил утвердительно. Конечно, мы имеем, скорее всего, дело с легендой; и все же нравственный облик сонгайской правящей верхушки — Мухаммед-Гао едва ли сколько-нибудь выделялся в этом отношении — легенда эта рисует достаточно ярко.

И не приходится удивляться, что первой внешнеполитической акцией нового правителя Сонгай стало обращение к паше Джудару. Мухаммед-Гао предлагал паше принять его, аскию (и соответственно сонгайское государство) в марокканское подданство и оставить его правителем с выплатой дани султану. Одновременно в виде примирительного жеста он велел снабдить марокканцев зерном. Джудар, однако, ответил, что сам решения по такому поводу принять не может, будучи всего лишь рабом султана, но просьбу аскии непременно доведет до сведения своего повелителя. Тем временем паша продолжал завоевание земель вдоль среднего течения Нигера.

Марокканцы заняли Гао и Томбукту, причем столица ас киев поразила их своим жалким обликом в сравнении с обеими столицами Марокко — Фесом и Марракешем. Джудар оставался в Томбукту до прибытия к нему подкреплений из Марокко во главе с пашой Махмудом бен Зергуном. Затем, объединив свои силы, оба паши двинулись вниз по течению Нигера, в сторону Денди, где находился аския Мухаммед-Гао. Тот снова попытался начать с марокканцами мирные переговоры. К паше Махмуду был послан личный секретарь правителя — аския-альфа — Букар Ланбаро вместе с хи-коем. Паша принял посланцев очень дружественно и пообещал, что если аския к нему, Махмуду, приедет, то он гарант тирует Мухаммеду-Гао полную безопасность. Он-де, паша Махмуд бен Зергун, только и ожидает, что приезда аскии, так как сам собирается возвратиться в Марракеш.

Послы возвратились к аскии, и аския-альфа принялся убеждать своего повелителя отправиться к паше. Хи-кой же решительно против этого возражал, доказывая, что Махмуду только и нужно, чтобы аския отдался ему в руки. Но, как гласит «История искателя», «говорят, будто паша посвятил аския-альфу во все свои тайны и сделал его другом и доверенным, а тот продал ему аскию Мухаммеда-Гао; и пообещал ему Махмуд всякие вещи, буде найдет он предлог для прибытия аскии к паше». Кстати, Букар Ланбаро уговорил и аскию Исхака II оставить поле боя при Тондиби, бегство аскии вызвало немедленное бегство основной массы воинов.

Так мусульманская духовная аристократия предала династию, столько сделавшую для укрепления ее экономического и политического могущества. Мусульманская верхушка Западного Судана рассчитывала и при новых хозяевах страны сохранить свое привилегированное положение. Ведь недаром именно виднейшие факихи в Гао и в Томбукту встретили завоевателей только что не с распростертыми объятиями. Только позднее, когда вымогательства пашей и каидов, бесчинства марокканской солдатни всерьез начали задевать интересы и этой группы правящего класса бывшей Сонгай-ской державы, она решилась оказать сопротивление, надеясь, что султан защитит ее от его собственных вояк. Но было поздно. Паша Махмуд легко справился с попыткой восстания в Томбукту в 1593 г.: около двух десятков человек из числа факихов и их приближенных было перебито, а затем цвет правоведов, богословов и литераторов города был под конвоем угнан в Марракеш.

Через неделю после возвращения послов аския Мухаммед-Гао уступил настояниям своего секретаря и отправился к паше Махмуду, пренебрегая предостережениями тех своих советников из числа военных сановников и администраторов, которые чуяли что-то неладное в той яростной настойчивости, с какой аския-альфа уговаривал царя явиться для сдачи на милость победителей. Как они и опасались, марокканцы изменнически захватили аскию и его спутников, сковали их всех одной цепью и отправили на пироге в Гао. Там они были посажены под арест, а через некоторое время всех их перебили в отместку за успешное нападение сонгайских воинов на один из марокканских отрядов.

В последние годы существования державы аскиев начались массовые восстания посаженных на землю полоняников. Как только марокканцы разгромили войско Исхака II, эти восстания охватили практически всю территорию Сонгай. Пользуясь тем, что заняты были и марокканцы, и сонгаи, дьогора-ни — самая многочисленная группа зависимого населения страны — опустошали целые области. Отряды повстанцев не боялись нападать и на крупные города, где иной раз даже стояли марокканские гарнизоны. Временами при этом создавалось, выражаясь современным языком, нечто вроде единого фронта фульбе и туарегов. На протяжении всего 1593 г., жалуется «История искателя», «воинственные фульбе причиняли вред стране, опустошали города, грабили ее имущество и проливали кровь мусульман. И еще туареги от Гао до Дженне, так что дьогорани вместе с ними начали опустошение и возмущение».

Так рушилась система полурабской-полукрепостнической эксплуатации, сложившаяся в Сонгайской державе за полтора века. И очень прав все тот же хронист, когда главными причинами падения великой державы аскиев называет (после, естественно, гнева Аллаха!) «заносчивость и бесстыдство знатных и возмущение рабов».

После сонгаев

Итак, великая Сонгайская держава окончила свое существование. Героем ее последних попыток противостоять марокканцам стал еще один из сыновей аскии Дауда — Нух. Мухам-мед-Гао освободил его из заточения, в котором он пребывал со времен аскии Мухаммеда-Бани. Нуху удалось избежать пленения вместе с Мухаммедом-Гао и, провозглашенный небольшой группой военачальников царем, он возглавил сопротивление завоевателям. У власти Нух пробыл семь лет; он успешно отбивался от паши Махмуда бен Зергуна, сменившего Джудара на посту командующего экспедиционными силами, ведя, по существу, партизанскую войну в гористых и заболоченных районах на правобережье Нигера к юго-западу и югу от Гао. Хотя при столкновениях в полевом бою сонгаи почти неизменно терпели неудачу, марокканцы все же несли тяжелые потери. Абдаррахман ас-Сади пишет, что они-де «претерпели великий и тяжкий урон из-за большой усталости, распространения голода и наготы и болезней от нездорового характера земли. Вода ее поражала их желудки болезнью; от последней умерли многие из марокканцев помимо убитых в бою». И, как бы подводя итог, хронист замечает: «Аския Нух при всей малочисленности последователей своих добился от марокканцев того, чего от них не добился Исхак-аския при всем множестве его сторонников, даже если их было в десятью десять раз больше». В этой войне погиб и сам паша Махмуд бен Зергун, пытаясь настичь войско аскии в горах Хомбори. Его отрубленную голову доставили Нуху, а тот ее переправил в виде подарка правителю Кебби, с самого начала решительно поддержавшему сонгаев. Любопытно, что марионеточный аския Сулейман (тоже сын аскии Дауда), посаженный марокканскими военачальниками в Томбукту с «могучим» войском в сто человек и сопровождавший пашу в этом походе, немедленно обратился в бегство, «боясь быть настигнут неверующими».

Попытки марокканцев продвинуться вниз по течению Нигера завершились полным провалом. Правда, Махмуд бен Зергун построил было на границе с Кебби укрепление и оставил там гарнизоном две сотни стрелков. Но уже в 1594 г. этот форт (касбу) пришлось оставить: удерживать его оказалось задачей непосильной, гарнизон, обложенный со всех сторон войском Нуха, марокканцы вынуждены были вывести на пирогах. С того времени граница владений пашей Томбукту установилась примерно по линии, соединяющей на современной карте Мали городки Хомбори и Ансонго.

А южнее укрепилось новое Сонгаи — собственно говоря, оно, скорее, вернулось к более или менее старым, даже древним своим границам с центром в Денди. Сюда же, как уже говорилось раньше, возвратилась в XVI—XVII вв. и одна из составных частей сонгайского этноса, продвинувшаяся было далеко вверх по Нигеру, — зарма, или джерма (позднее они продвинулись еще дальше на восток на левом берегу реки). Теперь в долине Нигера существовало два аскии: один, независимый, в Денди, другой, подчиненный пашам, в Томбукту. Впрочем, превратности судьбы испытывали полной мерой и тот и другой. В Томбукту аскиев назначали и смещали по своему усмотрению марокканские военачальники, а в Денди уже аскию Нуха, независимость этого самого Денди отстоявшего, после семи лет правления сместили его приближенные. Ас-Сади объясняет это так: Нух «пробыл на царстве семь лет, но не знал покоя даже и единого месяца, занятый войной и сражениями; так что сонгаи от него отвернулись по причине долгой своей разлуки с родными своими и семьями, сместили Нуха и посадили на царство его брата». И в дальнейшем престолонаследие в Денди оставалось подвержено воздействию вот таких же, мягко говоря, случайностей.

Отношения .между Томбукту и Денди на протяжении десятилетий, последовавших за установлением фактической границы по линии Хомбори — Ансонго, бывали разными. В них чередовались набеги и более или менее продолжительные периоды мира, но, видимо, обе стороны молчаливо исходили из того, что изменить что-либо всерьез в их взаимном положении нереально. Тем более что, с одной стороны, и то и другое государство неуклонно шли к упадку, а с другой — они были не единственными действующими лицами на западносуданской политической арене и притом далеко не самыми сильными и влиятельными: туареги, фульбе, арабы-кунта и бамана на протяжении XVII, а затем и XVIII в. основательно изменили и политическую, и этническую карту региона.

В конечном счете сонгаи в Денди, включая и правящую их верхушку, довольно быстро вернулись к традиционным доисламским образу жизни и верованиям. Государственный аппарат, сложившийся в эпоху великой державы, теперь уже не был нужен и постепенно «растворялся». В итоге уже в XVIII в. сонгайское общество в Денди и прилегающих к нему областях — Андиуру, Досо, Зармаганде — было представлено мелкими раздробленными княжествами, просуществовавшими до начала фульбе ких религиозных войн (джихада) на рубеже этого и XIX столетий.

Во вновь образованном марокканском пашалыке (провинции) Томбу кту дела шланичуть не лучше. Впрочем, он довольно быстро перестал быть марокканским — сначала фактически, а затем и с точки зрения мусульманского права. Смуты, начавшиеся в Марокко сразу же после смерти в 1603 г. султана Мулай Ахмеда ал-Мансура, очень скоро сделали невозможным поддержание марокканского господства в Судане. Уже к концу второго десятилетия XVII в. прекратился приток военных подкреплений с севера. В 1612 г. был отставлен от власти Махмуд-Лонко — предпоследний из пашей, присланных управлять Суданом непосредственно из Марокко. Свергнувший его паша Али ат-Тилимсани, в свою очередь, был свергнут через без малого пять лет. А что касается последнего из таких прямых султанских «назначенцев», паши Аммара, то он, приехав в Томбукту в марте 1618 г. и приведя с собой четыреста стрелков, застал там пашою избранного солдатами после Али ат-Тилимсани Ахмеда ибн Юсуфа ал-Улджи и, вероятнее всего, почел за благо не ввязываться в рискованную борьбу за власть. И очень характерно то, как описывает его отъезд три месяца спустя, в июне 1618 г., Абдаррахман ас-Сади: «паша Аммар... возвратился в Марракеш могущественным и уважаемым, без невзгод и бедствий, которые обрушивались на каждого, кто занимал эту должность после него». Кстати, именно с момента поставления пашой Ахмеда ал-Улджи и в «Истории Судана», и в «Напоминании забывчивому» появляется формула, которая затем становится как бы стандартной: «к власти пришел (или "должность занял") с единодушного согласия всего войска такой-то». Иначе говоря, назначение паши стало зависеть от настроений солдатни, от многочисленных сделок между воинами отрядов, набиравшихся в разных местах — в Фесе, в Марракеше или среди берберского племени шрага в юго-восточной части Марокко. И фактически меньше всего новые правители Томбукту зависели как раз от марокканских султанов, правда, номинально признавая их верховную власть и даже иногда апеллируя к ним во время разногласий в войске. Так продолжалось до 1660 г.

Но в 1659 г. завершилось царствование последнего саадидского султана в Марракеше, Мулай Ахмеда ал-Аббаса. И в марте 1660 г. в Томбукту была впервые прочтена пятничная проповедь на имя паши Буйя; в мусульманском праве этот акт означает признание лица, на чье имя проповедь читается, независимым государем. Впрочем, независимость ни авторитета, ни власти пашей не укрепила. Немного арифметики: с 1591 по 1618 г. пашалыком управляли девять пашей, с 1618 по 1660 г. — двадцать, а с этого года до 1750-го их сменилось ни больше ни меньше как сто двадцать два. Иначе говоря, средний срок пребывания их у власти составлял меньше девяти месяцев.

Войско перестало быть марокканским и в этническом отношении. Беря в жены африканских женщин, солдаты уже во втором поколении африканизировались, образовав особую этническую группу — арма, или рума, — занявшую в обществе господствующее положение.

Надо сказать: то, что произошло в Судане, свидетельствовало в конечном счете о полном провале амбициозных планов Мулай Ахмеда ал-Мансура, которые лежали в основе экспедиции Джудара.

Разгром Сонгайской державы действительно в первое время обеспечил султану Мулай Ахмеду огромный приток золота. Запасы казны в Марракеше выросли настолько, что впервые за многие годы Мулай Ахмед смог выплачивать жалованье своим чиновникам золотым песком или полновесной монетой. Султан производил большие закупки ценных товаров в Европе, нанимал европейских мастеров, строил новые и украшал старые свои резиденции.

Обогатился не один султан, получивший за эти сокровища прозвание «Золотой» — аз-Захаби. Английский купец Лоренс Мэдок, оказавшийся в Марракеше в момент прибытия из Судана конвоя, доставившего в ссылку цвет решившейся было на оппозицию мусульманской элиты Томбукту, писал в Лондон о сопровождавших конвой марокканских офицерах: «эти люди пришли не бедняками, а с таким богатством, отнятым без повеления короля, что за то король не станет им платить жалованье за то время, что они там пробыли...».

Только простым людям в Марокко эта, казалось бы, блистательная победа не принесла никакой пользы. Им не перепало даже ничтожной доли тех сокровищ, какие сумели награбить в Западном Судане полководцы их государя. Но это-то как раз меньше всего волновало султана и его советников...

Очень скоро, однако, выяснилось, что и сокровища-то тоже не так велики, как хотелось бы, что количество золота, которое можно вывезти из дотла разоренного Судана, вовсе не беспредельно. Ведь захватить главные месторождения драгоценного металла марокканцы так и не смогли, а старую систему его сбора разрушили довольно основательно. Было и еще одно невыгодное для марокканской торговли обстоятельство (мы его уже упоминали мимоходом): к концу XVI в. спрос на африканское золото в Европе сильно понизился. К этому времени из Нового Света ввозили уже столько драгоценных металлов, что не было особой нужды получать золото из Судана через североафриканских посредников.

Правда, караваны продолжали ходить, доставляя и золото, и слоновую кость, и рабов (во все больших количествах). Но на западном транссахарском пути размах операций резко упал. Торговый центр Западного Судана снова сместился, на сей раз — к юго-востоку, к хаусанским городам. Отсюда — от Кано, Кацины, Дауры и других торгово-ремесленных городов — главные караванные дороги, продолжавшие действовать до конца прошлого века, выводили уже не в Марокко, а в Триполитанию.

Конечно, еще в 1607 г. в Марракеше ожидали прихода каравана с золотом, которое один французский наблюдатель того времени оценивал в 4 млн. 600 тыс. ливров. Но уже четырьмя годами раньше выяснилось, что «золотой» Мулай Ахмед к моменту своей смерти задолжал войску жалованье за 16 месяцев! Так что окончательный экономический итог победоносного похода оказался весьма эфемерным. Зато непроизводительное расходование полученного золота только усугубило уже ясно обнаружившееся отставание Марокко от Западной Европы. Можно еще добавить то, что засвидетельствовал ас-Сади со слов возвратившегося в Томбукту в 1607 г. из ссылки в Марокко Ахмеда Баба. Мулай Зидан, сын султана Мулай Ахмеда, рассказывал-де тому, «что общее число людей, которых отправил родитель его с отрядами начиная с паши Джудара до паши Сулеймана (т.е. до 1603г. — Л.К.),— двадцать три тысячи человек из отборного его войска. Это занесено в список, а список-де тот ему показал отец. Мулай Зидан сказал: «Погубил их родитель впустую — никто из них не вернулся в Марракеш за исключением пятисот человек, кои здесь умерли». Мулай Зидана можно понять: если не все эти воины, то хотя бы часть их куда как пригодилась бы ему во время усобиц, последовавших за смертью отца. Ведь ему, Мулай Зидану, пришлось воевать со своими братьями целых пять лет, пока он не воссел на престол в Марракеше правителем всей страны. А общим результатом вторжения в Судан и разгрома Сонгай стало, по остроумному определению современного гамбийского историка Лансине Каба, то, что «вторжение поглотило и завоевателя, и завоеванных».

Исчезновение Сонгайской державы резко изменило соотношение сил в Западном Судане. И кочевые народы — прежде всего фульбе, а затем туареги и арабы — обрели такие возможности для продвижения в центральную часть региона, каких никогда не имели, пока на их пути стояла такая преграда, как мощь сонгайского войска, полтора столетия не имевшего себе равных. Мы говорили уже о фульбском княжестве в Масине. В сонгайские времена оно было преимущественно объектом военно-карательных операций царских наместников на западе державы. Новые господа в Томбукту, конечно, тоже не упускали случая поживиться за счет фульбе и их стад. Но, во-первых, теперь это было сложнее, а во-вторых, какой-то минимум мирного соседства с фульбе был просто необходим. Ведь Масина отделяла центр пашалыка от области Дженне, и сидевшие в этом городе марокканские администраторы и гарнизон никак не могли обойтись без прохода через фульбские владения. А еще больше нуждался в таком проходе Томбукту, особенно при участившемся в XVII в. голоде.

И вот Абдаррахман ас-Сади начиная с 1629 г. постоянно ездит в Масину для переговоров с фульбским князем Хамади-Аминой. При этом, хотя формально фульбе платят десятину — дьянгал, тем самым признавая сюзеренитет пашей, переговоры практически идут на равных.

Очень любопытно при этом сравнить, как, в каком тоне говорят о фульбе авторы «Истории искателя» и ас-Сади. В семействе Кати—Гомбеле отношение к этому народу в общем-то отражает то, как относилась к нему адми- нистрация аскиев: в лучшем случае настороженно-подозрительно, в худшем — откровенно враждебно. Ас-Сади же подходит к делу, так сказать, без излишних эмоций: фульбе для него — такая же политическая данность, как те же сонгаи в Денди, у него есть среди этих фульбе добрые знакомые и друзья, и он их воспринимает именно как таковых.

Но фульбе не ограничивались Масиной. Они двигались отсюда дальше на восток, еще в XV в. придя в район Липтако на северо-востоке нынешней Республики Буркина Фасо. Часть их осела здесь, а остальные в XVII и XVIII вв. продолжили движение через сонгайские земли Денди и Досо в сторону северных областей современной Нигерии.

Другие группы фульбе — те, что под водительством Коли Тенгелы потерпели поражение в столкновении с сонгаями и были оттеснены к югу, — в самом конце XV в. обосновались на плоскогорье Фута-Джаллон. На протяжении всего XVI, а особенно в XVII в. сюда мигрировали большие массы фульбе из Масины; эти фульбе в отличие от тех, что пришли сюда раньше, были уже мусульманами. И вот в 20-х годах XVIII в. исламизированная фульбская верхушка сумела свергнуть под знаменем «священной войны» власть правителей из мандеязычного народа дьялонке — и на Фута-Джаллоне появилось феодально-теократическое государство, просуществовавшее до начала нашего столетия.

После падения Сонгаи начались массовые перемещения туарегских племен, которые стимулировались раздорами между разными объединениями кочевников. Туареги-юле-мидден, двигаясь из Адрара, в конце концов оказались расселены севернее и восточнее сонгайских областей Зермаганда и Досо. Но гораздо больший путь прошли оттуда же, из Адрара, туареги другой группы — тадмеккет. В течение XVII в. они, выйдя на левый берег Нигера, в 1635 г. переправившись через реку и пройдя с востока на запад большую ее излучину, оказались к началу XVIII столетия в районе внутренней дельты Нигера. Именно туареги, так сказать, добили пашалык Томбукту. Сначала тадмеккет нанесли арма сокрушительное поражение в 1737 г., а полвека спустя, в 1787 г., уже юлемидден овладели городом и ликвидировали и пашалык, и самый сан паши.

Оживились и арабские племена Сахары. Одно из них — кунта — двинулось на восток из области Ход в Мавритании в первой четверти XVIII в. и в конечном счете расселилось к северу от большой излучины Нигера, между Араваном и Томбукту. Именно у кунта нашел убежище позднее, в 1826 г., первый европеец нового времени, добравшийся до Томбукту, все еще пользовавшегося в Европе славой давно минувших времен. Им был шотландец Александр Гордон Лэнг. Но это уже совсем другая история.

Происходили крупные перемены и в западной части долины Нигера. Здесь, в Сахеле, в области Каарта в верховьях Сенегала, возникло в конце XVII в. княжество, созданное народом бамана. Еще одно княжество этого народа сложилось в начале XVII в., и центром его стал город Сегу. Создателем могущества Сегу был некий Мамар Кулибали, известный больше по прозванию Битон Кулибали. За свое почти полувековое правление (1710—1755) он сумел, опираясь на вновь созданное постоянное войско, существенно расширить зону влияния бамана. Хотя и в Сегу, и в Каарте у власти стояли правители из клана Кулибали, отношения между этими государствами далеко не всегда бывали мирными. В частности, Каарта окончательно закрепилась в верховьях Сенегала лишь после нескольких неудачных войн с Сегу в 50-х годах XVIII в. Но какими бы ни были отношения между ними, государства бамана о казались едва ли не до середины XIX в. прочной преградой на пути распространения ислама. Только в 40-х годах прошлого столетия им сумел нанести поражение происходивший из народа тукулер факих ал-Хадж Омар Таль, который смог объединить под своей властью восточную часть нынешнего Сенегала и центральные области современного Мали. Но ему уже пришлось столкнуться с противником, который был неизмеримо опаснее и сильнее марокканских пашей с их аркебузирами: начиналось колониальное завоевание Западного Судана капиталистической Францией.

Есть хорошая, хотя и не лишенная некоторой горечи, французская пословица: «Рlus ca change, plus ca reste la meme chose». В переводе она звучит примерно так: «Чем больше перемен, тем больше все остается по-старому». В известной мере она приложима и к социально-экономической истории Западного Судана в XVII—XVIII вв. Здесь, как правило, при смене правителей не менялись политические и социальные порядки. Преемственность не нарушалась. Даже поселки посаженных на землю зависимых людей сохранялись правящей верхушкой новых политических образований, которые сменили великие державы мандингских и сонгайских царей. Иначе оно и не могло быть, ведь разрушение Сонгайской державы не привело к ускорению роста производительных сил, скорее даже наоборот. Веками накапливалась отсталость экономики Судана. Торговля золотом и рабами не способствовала его развитию. Ведь и то и другое можно было получить без особых затрат, не прилагая больших усилий для повышения общественной производительности труда. И производство консервировалось на очень низком технико-экономическом уровне.

Правда, когда в Сонгай стали получать широкое развитие формы эксплуатации, близкие к крепостническим, это могло бы в перспективе стать шагом вперед и подтолкнуть развитие производительных сил. Но марокканское завоевание прервало начавшийся процесс. Централизованная политическая система — а обеспечить сохранение и укрепление крепостнической формы присвоения чужого труда могла только она — пала. И производственные отношения оказались даже отброшены назад: ведь первое время после развала державы аскиев роль таких форм эксплуатации заметно упала. А крепостническое хозяйство с исторической точки зрения более прогрессивно, чем общины, в состав которых входили не только свободные люди, но и полурабы-полукрепостные. Видимо, интуитивно, так сказать, ощущали это и отдельные лица среди правящих групп западносуданских обществ, хотя для них все эти соображения принимали облик сиюминутной заботы об увеличении доходов — государя ли, группы ли знати. Едва ли случайно те из приближенных Секу Амаду, кто в начале XIX в. «редактировали» и «дополняли» текст хроники Кати—Гомбеле, проявляли такое внимание к зависимым группам населения и к правам правителя на присвоение их повинностей. Но как бы то ни было, придать динамизм хозяйству суданских обществ такие меры не могли, да и поздно уже было это делать в начале XIX в.: победа капитализма в Западной Европе и Северной Америке предвещала совсем другой путь развития африканским странам.

Прошлое  и  настоящее

Вот мы и подошли к рубежу XVIII и XIX вв. Именно к этому времени в Западной Европе, и прежде всего в Великобритании, где полным ходом шла промышленная революция, начали всерьез задумываться над необходимостью изучить внутренние области Африканского континента. Причем едва ли не в первую очередь — Западный Судан, «страну золота», и таинственный Томбукту, «царицу пустыни». Ведь до этого знакомство с Африкой ограничивалось прибрежными европейскими фортами и их ближайшими окрестностями. Здесь проходила вся торговля, в особенности торговля рабами. Но крепнувший британский капитализм уже начал ощущать интерес к возможным новым рынкам сбыта и рынкам сырья.

И вот в 1788 г. в Лондоне было создано Общество по исследованию внутренних областей Африки, а уже два года спустя, в ноябре 1790 г., отправился в путь от устья Гамбии и первый его избранник — майор Дэниэл Хаутон. Начиналась новая страница в истории Западного Судана, страница интересная, полная примеров исключительного мужества и настойчивости. Но, как я уже говорил, это совсем другая история.

А в самом Судане жизнь шла своим чередом. Все так же люди занимались хозяйством, все так же строили города и деревни, все так же рожали и воспитывали детей. Многое сохранялось от прежних времен и в быту, и в общественной жизни. Но всегда одной из самых дорогих частей наследия оставалась память народа о делах его предков, об их славном историческом прошлом.

Во время борьбы за национальное освобождение от колониального гнета, за политическую независимость напомина- ние о былом величии Ганы, Мали или Сонгай было в руках борцов против колониализма острейшим идейным оружием. Ведь не так уж важно, что Древняя Гана находилась на территории современных Сенегала, Мавритании и Мали, а нынешняя располагается за сотни километров оттуда, на побережье Гвинейского залива. Назвав бывшую английскую колонию Золотой Берег именем древней и славной державы, вернув бывшему Французскому Судану гордое имя Мали, аф¬риканцы ясно дали понять: Африка гордится своим прошлым и она намерена и впредь развивать славные традиции афри¬канской государственности на новой, современной основе.

Основная  литература

Арабские источники VII—X вв. по этнографии и истории Африки южнее Сахары. М.-Л., 1960.

Арабские источники X—XII вв. по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Л., 1965.

Арабские источники XII—XIII вв. по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Л., 1985.

Бюттнер Т. История Африки. М., 1981.

Ваккури Ю. Цивилизации долины Нигера: легенды и золото. М., 1988.

История Африки. Хрестоматия. М., 1979.

История Тропической Африки (с древнейших времен до 1800 г.). М., 1984.

Киселев   Г.С.    Хауса.   Очерки   этнической,   социальной   и   политической истории. М., 1981.

Козлов  С.Я.   Фульбе  Фута-Джаллона.   Очерки  этнической,   политической и социальной истории. М., 1976.

Куббель Л.Е. Сонгайская держава. Опыт исследования социально-полити¬ческого строя. М., 1974.

Лев Африканский. Африка — третья часть света. Описание Африки и досто¬примечательностей, которые в ней есть. М., 1983.

Олъдерогге Д.А. Западный Судан в XV—XIX вв. Очерки истории и исто¬рии культуры. М.-Л., 1960.

Суданские хроники. М., 1984.

Сундьята. Мандингский эпос. М.-Л., 1963.

Сюрэ-Каналь Ж. Африка Западная и Центральная. География. Цивилизации. История. М., 1958.

Тарвердова Е.А. Распространение ислама в Западной Африке (XI—XVI вв.). М., 1967.

Bovill E. W. The Golden Trade of thé Moors. L., 1958.

Boubou Hama. L'Empire Songhay, ses ethnies, ses légendes et ses personnages historiques. P., 1974.

Cambridge History of Africa. Vol. II. Ed. J.D. Page. Cambridge, 1978.

Cambridge History of Africa. Vol. III. Ed. R. Oliver. Cambridge, 1977.

Cissoko S. M. Tombouctou et l'empire songhay: épanouissement du Soudan nigérien aux 15e-16e siècles. Dakar, 1975.

Dévisse J. Trade and Trade Routs in West Africa. — General History of Africa. Vol. III. P., UNESCO, 1988.

Dévisse J., Kobert-Chaleix D. et al. Tegdaoust III. Recherches sur Aoudaghost. P., 1983.

Dramani- Issifou Z.L'Afrique Noire dans les relations internationales au XVIe siècle.

Analyse de la crise entre le Maroc et le Songhaï. P., 1982. General History of Africa. Vol. IV: Africa from thé 12th to thé 16th Centuries.

Ed. D.T. Niane. P., UNESCO, 1985.

History of West Africa.  Ed. J.F.  Ade Ajayi, M. Crowder. Vol. I. L., 1971.

Ki-Zerbo J. Histoire de l'Afrique Noire. D'Hier à Demain. P., 1972.

Levtzion N. Ancient Ghana and Mali. L., 1980.

McIntosh R.J., Mclnlosh S.K. Prehistoric Investigations in thé Région of Jenne, Mali. Vol. 1—2. Oxf., 1980.

Mauny R. Les Siècles obscurs de L'Afrique Noire. Histoire et archéologie. P., 1970.

Mauny R. Tableau géographique de l'Ouest Africain au Moyen âge d'après les sources écrites, la tradition et l'archéologie. Dakar, 1961.

Robert D., Robert S.. Dévisse.J. Tegdaoust I. Recherches sur Aoudaghost. P., 1970.

Rouch J. Contribution à l'histoire des Songhay. Dakar, 1953.

Saad E.N. Social History of Timbuktu: thé Rôle of Muslim Scholars and Notables, 1400—1900. Cambridge, 1983.

Trimingham J.S. A History of Islam in West Africa. L. etc., 1962.

Trimingham J.S. The Influence of Islam on Africa. L. — N.Y., 1980.

Tymowski M. Le Développement et la régression chez les peuples de la bouche du Niger à l'époque précoloniale. Warszawa, 1974.

Vanacker CI, Tegdaoust II. Fouilles d'un guartier artisanal. P., 1979.

Malowisl M.  Wielkie panstwa Sudanu Zachodniego w poz'nym sredniowieczu. Warszawa, 1964.

Оглавление

Н. Гиренко Несколько слов об авторе этой книги  ...................        3

Вместо предисловия ...................................................................        6

Немного географии   ..................................................................        10

Кто рассказывает нам о средневековом Судане   .....................        15

Величие и падение Древней Ганы    .........................................        25

«Страна золота» и гараманты   ................................................                25

Сахель и Сахара — земледельцы и скотоводы  ......................        28

Пути через пустыню   ................................................................                34

Соль и золото ..............................................................................        39

Гана глазами очевидцев .............................................................        46

«Город Ганы»  ............................................................................                51

Цари, купцы, невольники   ........................................................        55

Судьба Аудагоста   .....................................................................        63

Гана: классовое общество? Государство?   .............................                67

Конец главы   ..............................................................................        72

Великое Мали   ...........................................................................        77

Древний Мандинг и «царство Маллил» ...................................        77

Люди Мандинга ...........................................................................        78

Сундьята, сын Соголон   .............................................................        85

После Сундьяты ..........................................................................        90

«Муса Мали — государь негров Гвинеи»   ..............................        97

Глазами очевидца   ....................................................................                107

Ниани: маиса и «начальники рабов» .......................................                113

Говорит   Ибн   Баттута:  

«Что  я  одобрил  из  поступков  черных...»……………………        119

«... И что мне из них не понравилось»: ислам в Мали  .............        121

Бремя былой славы ......................................................................        129

Сонгайская держава .....................................................................        139

Наследники Мали   ......................................................................        139

Историки Томбукту   ....................................................................        147

Дья и ши: от пришельца из Йемена до «великого колдуна»  .....        151

Итак, «великий колдун» .................................................................        155

Новый правитель, новая династия   ............................................        164

Время великого устроителя    .....................................................        168

«Описание Африки, третьей части света»   .........................        …..        178

Основа хозяйства: крестьяне и рабы   .........................................        184

Власть имущие: царевичи, сановники, факихи .........................        195

Несколько слов о цене величия   ................................................        203

Преемники создателя династии  ...............................................        212

Сонгай в большом мире: гроза с севера   ..................................        216

Крах   ...........................................................................................                221

После сонгаев   ...........................................................................        226

Прошлое и настоящее .................................................................        235

Основная литература ....................................................................        237


[1] Лот А. В поисках фресок Тассили. М., 1962.

[2] Правда, была предложена и другая интерпретация названия Уагаду, а именно — «Страна Уаго» (Уаго — название правившей в Древней Гане социальной верхушки).

[3] Правда, еще в начале нашего века, да и в 20—30-е годы некоторые весьма авторитетные ученые высказывали предположение, что описание ал-Идриси относится вовсе не к Бамбуку, а к внутренней дельте Нигера. И совсем недавно, в начале 80-х годов, американский археолог Сьюзен Макинтош, опираясь на данные своих раскопок именно в этом районе, предложила вернуться к прежней и почти уже забытой, казалось бы, гипотезе.

[4] Средневековые арабоязычные авторы почти все известные им крупные реки Африканского континента (а Нигер особенно) отождествляли с Нилом. Окончательное решение вопроса об истоках и Нигера, и Нила принесли только экспедиции XIX в.

[5] 1067—1068 гг.

[6] Унция, 1/12 ритля, составляла в то время в Египте примерно 37,5 г; ритль (или ратль) в Северной Африке и Египте XI—XII вв. равнялся 437,5 г.

[7] Букв. «Дальний Запад» — так в арабской географической литературе обозначается территория Марокко.

[8] Здесь под Нилом имеется в виду верхнее течение Сенегала — река Бакой — в районе нынешнего малийского городка Кита.

[9] Ал-мурабитун — «жители рибата», т.е. пограничного укрепления на окраинах мусульманского мира (в европейской передаче — Алморавиды); так именовали последователей Абдаллаха ибн Ясина.

[10] Географический труд ал-Идриси был написан по поручению норманнского короля Сицилии Рожера II.

[11] Шибр {пяды -  мера длины, равная примерно 22,5 см.

[12] С середины XIII в. правители Египта избирались из числа командиров войска, комплектовавшегося мамлюками — купленными рабами преимущественно тюркского происхождения.

[13] Кинтар как единица при взвешивании золота равнялся в среднем 42,33 кг. Всего, следовательно, Муса вез с собой почти 13 миллионов рублей золотом, если исходить из сегодняшнего золотого паритета рубля — сумма по тем временам колоссальная.

[14] Маликиты - один  из четырех «законных» толков суннитского ислама (ханифиты. маликитм, шафииты и ханбалиты).

[15] Под величайшим султаном авторы хроники скорее всего подразумевали сонгайского правителя аскию ал-Хадж Мухаммеда I.

[16] Арабские географы средневековья исходили из предположения, что сушу со всех сторон окружает мировой океан — «Окружающее море»: в данном случае имеется в виду Атлантика.

[17] Самое название «Гвинея» возникло в европейском обиходе как искажение названия «Джсннс» — названия старейшего из торговых городов Западного Судана.

[18] Имеется в виду столица Мали — Ниани.

[19] Правда, с таким взглядом на вещи согласны не все исследователи: предлагались и другие варианты размещения столицы, основанной Сундьятой, — например, ближе к золотоносному району к югу от реки Фалеме (или даже в верховьях Гамбии); или где-то на левом берегу самого Нигера между современными городами Бамако и Сегу. Но все же пока ни одна из этих точек зрения не может рассматриваться как бесспорная.

[20] Хатиб (араб.) -   проповедник в мечети.

[21] Сунна (араб.) - один из источников мусульманского права: запись сообщений о поступках и суждениях по различным поводам, приписываемых основателю ислама пророку Мухаммеду.

[22] Рамадан - месяц поста, девятый месяц мусульманского лунного календаря.

[23] Т о м б у к т у-к ой  — правитель города Томбукту.

[24] Т.е. «это вам на приобретение одежд, а это -- на покупку бичей и прочей упряжи».

[25] Варвария — Бербсрия, т.е. Северная Африка.

[26] 13.1Х.1398 — 20.1Х.1495.

[27] 21.1Х.1495 — 7.Х.1592.

[28] Величина канны варьировала от 2,065 м до 2.646 м; в Риме канна равнялась 2,234 м; видимо, имеется в виду она.

[29] Т.е. «оплачивал ими покупаемых лошадей».

[30] Сунну— кожаный мешок емкостью в 240—250 л.

[31] Фанфа — в данном случае «начальник рабов».

[32] Плеяды — звездное скопление в созвездии Стрельца.

[33] Каури — раковины моллюсков.

Смотрите также


Бюттнер Т. История Африки с древнейших времен

Бюттнер Т. История Африки с древнейших времен

  • разное
  • pdf
  • 2.66 МБ
  • добавлен 22.10.2010
М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1981. - 253 с.
Отв. ред. Куббель Л. Е.; Пер. с нем. Солодовник Р. М.
Книга известного немецкого (ГДР) историка посвящена истории Африки с древнейших времен до территориального раздела континента. Книга написана с марксистских позиций и с использованием трудо...
Мхитарян С.А. (отв. ред.) История Вьетнама

Мхитарян С.А. (отв. ред.) История Вьетнама

  • разное
  • djvu
  • 7.84 МБ
  • добавлен 13.09.2010
Пер. с вьетнамского. – М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1983. – 302 с.

В книге излагается официальная концепция исторического развития Вьетнама с древнейших времён до колониального захвата страны Францией в середине XIX в. История Вьетнама до XVII в. в таком систематизированном виде в Сове...
Ртвеладзе Э. Цивилизации, государства, культуры Центральной Азии

Ртвеладзе Э. Цивилизации, государства, культуры Центральной Азии

  • разное
  • pdf
  • 1.35 МБ
  • добавлен 04.09.2010
Ртвеладзе Э. Цивилизации, государства, культуры Центральной Азии.
г. Ташкент. Университет мировой экономики и дипломатии, 2005.

Данное издание подготовлено в рамках программы ЮНЕСКО № 27216103 UZB
Книга посвящена истории цивилизаций и государств огромного региона - Центральной Азии, взаимоотношениям культур и ре...
Курсовая работа - История государства Пакистан

Курсовая работа - История государства Пакистан

  • курсовые
  • doc
  • 190.5 КБ
  • добавлен 26.01.2011
КемГУ, Кемерово, Юматов К. В., черновой вариант, 40 с. , 2008.

Пакистан – интересная во многих отношениях страна.
Введение.
История Пакистана.
Общинное движение мусульман Индии и образование Пакистана.
Пакистан в 1950-1960-е гг.
История Пакистана после 1971 г.
Пакистан в 1990-е гг. – начало XXI в...
Рамешова С. Страна золотых пагод

Рамешова С. Страна золотых пагод

  • разное
  • doc
  • 269.26 КБ
  • добавлен 30.04.2011
Рамешова С.
Страна золотых пагод/Пер. с чеш. с сокр. Е. В. Сумленовой и Г. В. Шевалева; Предисл. С. А. Симакина. — М.: Мысль, 1987. — 188с.
Книга Станиславы Рамешовой рисует картины быта и жизни бирманцев, знакомит с духовной и материальной культурой народов, населяющих эту страну, дает представление о природе и хозяйств...
Гордлевский В. Государство Сельджукидов Малой Азии

Гордлевский В. Государство Сельджукидов Малой Азии

  • разное
  • djvu
  • 4.65 МБ
  • добавлен 31.08.2011
М.: Издательство Академии наук АН СССР, 1941. - 204 с.

Важнейшее и едва ли не основное по сей день капитальное исследование на русском языке, посвященное развитию государства турок-сельджуков в Малой Азии в средние века и различным аспектам его социальной, экономической и политической истории.
Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов (1097-1231)

Буниятов З.М. Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов (1097-1231)

  • разное
  • djvu
  • 2.41 МБ
  • добавлен 09.05.2010
М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986. – 248 с.

Книга посвящена почти 140-летнему периоду истории Средней Азии и сопредельных стран времени правления хорезмшахов из четвёртой династии. Это рассказ о возникновении, развитии и гибели государства, центром которого был Хорезм. Рассматриваются ...
Шавкунов Э.В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье

Шавкунов Э.В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье

  • разное
  • pdf
  • 8.75 МБ
  • добавлен 25.09.2011
Издательство "Наука". Ленинградское отделение. Ленинград. 1968 год. - 150 с.
Ответственный редактор: член-корреспондент АН СССР, доктор исторических наук А. П. Окладников.
В настоящей работе автор поставил перед собой цель показать, что племена, населявшие в VII - X вв. территорию советского Дальнего Востока и создавшие ...
Кычанов Е.И. Очерк истории тангутского государства

Кычанов Е.И. Очерк истории тангутского государства

  • разное
  • djvu
  • 4.79 МБ
  • добавлен 10.06.2011
М.: Наука, 1968. – 355 с.

Книга подводит итог более чем сорокалетнего труда доктора исторических наук, профессора Евгения Ивановича Кычанова по восстановлению истории и культуры государства тангутов Великое Ся (982–1227), павшего под ударами армии Чингисхана.
В книгу вошли работы, написанные в разные годы, содержани...
Нет изображения

Дюбуа У.Э.Б., Африка. Очерк по истории африканского континента и его обитателей

  • разное
  • htm
  • 206.72 КБ
  • добавлен 24.01.2012
- М.: Изд-во Иностранной Лит-ры. 1961. 360 с.

Оглавление
Глава Народы Африки
Глава "Страна опаленных лиц"
Глава Египет
Глава Гвинейский залив
Глава История развития банту
Глава Азия и Африка
Глава Черный Судан
Глава Крушение Западной Европы
Глава Белые господа мира
Глава ...